Дело о саамском заговоре

№ 2009 / 36, 23.02.2015

Ухо­дя из «Лен­филь­ма», я ду­мал, что как сце­на­рист за­кры­ваю для се­бя до­ро­гу в ки­не­ма­то­граф на­всег­да. Но при­хо­дит­ся по­вто­рить про­пис­ную ис­ти­ну: ни­ког­да не го­во­ри ни­ког­да. По­след­ние два го­да я сно­ва ра­бо­таю в ос­нов­ном на ки­но






Михаил КУРАЕВ, лауреат Государственной премии России
Михаил КУРАЕВ,
лауреат Государственной премии России

Уходя из «Ленфильма», я думал, что как сценарист закрываю для себя дорогу в кинематограф навсегда. Но приходится повторить прописную истину: никогда не говори никогда. Последние два года я снова работаю в основном на кино, тесно сотрудничая с режиссёром Николаем Досталем. Может, кто-то уже успел посмотреть снятый Досталем по моему сценарию фильм «Петя по дороге в Царствие Небесное». А теперь у нас с Досталем на очереди 16-серийная картина про раскол.


Вы думаете, что семнадцатый век уже в прошлом? Да нет. Ещё остаются кровоточащие раны и в наши дни. И мы обращаемся к истории в первую очередь для того, чтобы увидеть подлинное лицо той страшной эпохи без какой-либо ангажированности. Никон, Алексей Михайлович, Аввакум, боярыня Морозова – это не могучие национальные характеры, это та наша природная сила, без понимания которых мы едва ли поймём себя. Люди, принимающие исторические решения, должны отдавать себе отчёт в том, что последующие поколения остаются заложниками их выбора.


Мы с Досталем, естественно, не берём на себя роль судий минувшей истории. Скорее, мы хотим напомнить тем, кто делает историю сегодня, об их ответственности как перед современниками, так и перед будущими поколениями.


Теперь о рукописях. В 2004 году я обратился в Мурманский архив. Мне хотелось посмотреть материалы о своём отце, который много лет был начальником строительства каскада ГЭС на протекающей вдоль Белого моря реке Нива. Этот каскад по-своему уникален. Достаточно сказать, что одна из трёх станций строилась под землёй. И вот, работая в архиве, я неожиданно наткнулся на дело Василия Алымова. Меня страшно заинтересовала эта фигура, достойная, на мой взгляд, пера Жюля Верна.


В конце тридцатых годов чекисты приписали Алымову роль руководителя саамского заговора, который якобы хотел создать новое фашистское государство, забрав под него у России весь европейский Север. Все обвинения были, естественно, абсурдны. Ну посудите сами: как могли 1600 лопарей захватить все земли от Кольского полуострова и до Урала. Это чушь какая-то.


Вообще в деле о саамском заговоре я обнаружил много несуразностей. Мне до сих пор непонятно, почему из этой истории быстро выпутался Ефим Черняков. Он тоже работал среди кольских лопарей, выпустив для них букварь на основе латиницы. Напомню, что чекисты рассматривали сторонников развития саамской письменности на латинской графической основе чуть ли не как идеологов создания всемирного лопарского государства. Алымов же, наоборот, подготовил букварь для саамов на основе кириллицы. Но в тюрьму упрятали почему-то именно его.


Чем больше я вчитывался в дело Алымова, тем сильней были мои потрясения. Я думал, что о тридцать седьмом годе практически всё теперь известно. Сердце уже не один раз обливалось кровью. Но здесь я испытал новый шок. Меня вновь всего обожгло. И чтобы хоть как-то залечить полученные раны, я решил провести своё расследование и написать свою книгу о мифическом саамском заговоре.

Михаил КУРАЕВ,
лауреат Государственной премии России,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *