Тряпичные приключения

№ 2009 / 38, 23.02.2015

Пер­вое, что удив­ля­ет в муль­ти­пли­ка­ци­он­ном филь­ме «9», это сов­сем не сю­жет, не тря­пич­ные пер­со­на­жи и не спец­эф­фек­ты, а не­при­выч­ный на­ту­ра­лизм.

Режиссёр: Шейн Экер США, 2009, 90 мин.






Первое, что удивляет в мультипликационном фильме «9», это совсем не сюжет, не тряпичные персонажи и не спецэффекты, а непривычный натурализм. Непривычный, потому что традиционно жанр полнометражного мультфильма воспринимается как ориентированный в основном на детей, и разбросанные то тут, то там трупы невольно заставляют задуматься. Разложить по рисованному пространству, где основными героями являются роботы и куклы из тряпок, вполне реалистичных покойников, когда-то не переживших катастрофы – смелый и неожиданный ход. Но вторжение реализма в мир мультфильма вызывает размышления чисто логического свойства, ведь в реальности у всякого действия есть причина и следствие. И зритель, глядя на этих покойников, в какой-то момент неизбежно задумывается, а почему они до сих пор не разложились, погибли-то они, наверно, уже давно? Как говорится в пословице – назвался груздем, полезай кое-куда, иначе говоря, внёс натурализм, объясни зачем. Впрочем, зритель и сам уже нашёл объяснение – наверно, подумал он, жуя попкорн и отхлёбывая ледяной колы, покойники в силу каких-то постапокалипсических причин законсервировались. Так вот, это чудесно, что режиссёр Шейн Экер сопродюсеры не решились заходить настолько далеко, чтобы демонстрировать в мультфильме разложение, хотя детерминизм реальности этого требовал. А учитывая, что одним из продюсеров являлся Тимур Бекмамбетов, можно было ожидать чего угодно и даже больше. И, судя по всему, руку к созданию фильма продюсеры приложили крепко, ограничив волю и представление Шейна Экера.


Дело в том, что от оригинального короткометражного мультфильма «9», нарисованного лично Шейном Экером, в ремейке не осталось ничего. Во всяком случае, ничего из того, что делало фильм оригинальным, интересным и выдающимся из ряда подобных. Там, где была тайна, недосказанность и безмолвие, возник вдруг банальный постапокалипсический сюжет, тряпичные куклы обрели дар речи и заговорили нелепыми голосами на нелепые темы, и всё, что таило очарование благодаря своей необъяснённости, получило прозаическое объяснение. Правда, хотя завеса загадочности и была сожжена, в фильме осталось много сюжетных неувязок, сумбурностей и малопонятных событий. Главная же ставка ремейка сделана на механику действия (спецэффекты) с явным игнорированием составляющей содержания, что типично для стиля Бекмамбетова – для него в первую очередь важен вопрос «как», а не «что». Для второго продюсера – Тима Бартона – характерен тот же подход.


Итак, тряпичная кукла со стеклянными глазами, механическими внутренностями и цифрой «9» на спине очнулась в захламлённой комнате полуразрушенного дома. В комнате разбросаны вещи, видно, что давно здесь не прибирались, и это не удивительно – ведь тот, кто мог бы прибраться, лежит недвижимый на полу. Это мёртвый старик. Из окна его квартиры (или лаборатории) открывается вид на сумеречный город в багряном зареве, переживший какую-то страшную катастрофу. Девятый выбирается на улицу, не понимая, кто он и что это за мир окружает его. Вскоре, после некоторых приключений, он встречает группу таких же, как он, тряпичных парней. Вернее, не только парней, есть среди них и одна тряпичная девушка, сразу вызвавшая у него симпатию. А дальше начинается борьба с машинами, некогда погубившими мир, то есть масса сокрушительных спецэффектов. Происходит собственно то, ради чего и снимался мультфильм – экшен, созданный высокими технологиями. Ничего другого, к сожалению, «9» предложить не может. А идея и атмосфера оригинала Экера, сохранись они, могли бы послужить основой для интересного проекта. Но это всё «если бы да кабы…».

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *