Итоги минувшего года

№ 2010 / 1, 23.02.2015

1. Что порадовало и что огорчило в прошедшем году?
2. Чего ждёте от нового года и каковы ваши личные планы?

ПРЕСС-КЛУБ


1. Что порадовало и что огорчило в прошедшем году?


2. Чего ждёте от нового года и каковы ваши личные планы?



Евгений ЕРМОЛИН, критик







1. Для меня год стоит под знаком трёх трудных, раздирающих душу романов: «Мбобо» Хамида Исмайлова, «Асистолия» Олега Павлова и «Елтышевы» Романа Сенчина. В сумме они дают художественно осмысленную картину глубокого кризиса духа и социума, с трудом выживающих на последнем рубеже. Может, экономический кризис способствовал более острому и драматичному осознанию социальной деградации и экзистенциальной немощи? Впрочем, и экономика – это только зеркало доминирующих идеалов и ценностей… В принципе, о том же и другие заметные большие вещи года – книги Максима Кантора, Виктора Пелевина, Александра Терехова. Но первые две из них меня меньше цепляют, а третья сама есть непереваренный оттиск духовного упадка. Если не припадка.


Иссякает живая вода духа, энергетика социального бытия, вот что особенно печально. Сколько ни премируй прозу типа романа Елены Чижовой, общий смысл которой – фиксация уходящего человеческого Остатка, в библейском смысле. Поразительно, что мы уже начинаем наслаждаться кладбищенской эротикой или тотальным цинизмом в духе «Каменного моста» Александра Терехова и «Околоноля» Натана Дубовицкого.


В поэзии задевает многое, к примеру – последняя книга Тимура Кибирова «Греко- и римско-кафолические песенки и потешки», стихи Веры Полозковой, Всеволода Емелина, Андрея Родионова, Ербола Жумагулова, стихотворные памфлеты Дмитрия Быкова… Это только те, кого вспомнил сходу.


Критика в Сети становится всё убедительней (так же, как и очень сильная публицистика, почти целиком в самых ярких своих выражениях откочевавшая в свободное пространство Интернета). В критике мне всё интереснее читать сетевые рецензии Варвары Бабицкой, Льва Данилкина, Сергея Белякова, того же Дмитрия Быкова… А вот со статейной аналитикой в критике всё куда проблемней. Надеюсь, формулируемая мной идея трансавангарда может вызвать некоторое встречное движение мысли.


И не могу не сказать о моём самом сильном литературном впечатлении. Это два рассказа из архива последнего великого русского прозаика Юрия Домбровского в № 141 журнала «Континент» – «Прошлогодний снег» и «Чужой ребёнок». Это настоящее чудо, иначе не скажешь. Ну, и назову ещё две очерковых книжки, разные, но хорошие: «На пути в Итаку» Сергея Костырко и «Пятиэтажная Россия» Евгении Пищиковой.


2. Ничего не могу предвидеть, но не вижу альтернативы трансавангарду. Недавно, отвечая на вопрос в ЖЖ, я определил трансавангард предельно кратко: это – устремлённость к настоящему. Это тоска по подлинности. А средства, формы и выраженья этого стремления и этой тоски могут быть, в сущности, любыми.



Валерий АЙРАПЕТЯН, прозаик






1. Из событий 2009 года более всего запомнился Форум молодых писателей в Липках. Большое впечатление произвёл Александр Луарсабович Эбаноидзе – мастер нашего семинара. С невероятной чуткостью и вниманием он отнёсся к каждому семинаристу, делал интересные и точные замечания, подмечал детали. Очень умный и энергичный человек.


Общение с Сашей Снегирёвым, Сергеем Самсоновым, Денисом Бугуловым, Моше Шаниным, Женей Эдиным, Игорем Кузнецовым, Ирой Мамаевой – было интересным, весёлым и полезным.


За минувший год удалось прочесть несколько ещё неизданных книг в рукописях. Очень понравился роман Константина Сперанского о движении нацболов «Родина еда», роман Марата Басырова и Оксаны Бутузовой «Изолофобия» – о тотальном одиночестве человека в равнодушной и ледяной реальности.


Две книги теперь уже москвички Елены Курапиной «Стриптиз по-русски» и «Эдичка, это я» – живые, яркие, страстные, пульсирующие – прочитал с большим интересом и удовольствием. Надеюсь, что все эти романы будут изданы и обязательно прочитаны.


Из недавно прочитанного произвели впечатление – остроумный, весёлый и грустный роман Андрея Аствацатурова «Люди в голом» и сборник страшных рассказов Михаила Елизарова «Кубики».


Огорчило, что роман «Елтышевы» Романа Сенчина не получил премию «Русский Букер», которую несомненно заслужил.


2. Сейчас работаю над циклом рассказов о массаже под названием «Тёплые люди» и собираю материал для романа об армянских беженцах-бакинцах.



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ



Лиза НОВИКОВА, литературный критик






1. В этом году от критика всё чаще требовалось не столько трактовать текст, сколько его «расколдовать». Так Дон Кихот уверял себя, что перед ним не стадо баранов, а заколдованные рыцари, которых надо спасти. Но это всё же были «бараны», а не «бароны». Впрочем, чаемое противостояние «заколдованных» действительно иногда материализовывалось, будь то заочный спор Пелевина и Акунина или столкновение Владимира Маканина и молодых военных авторов во главе с Аркадием Бабченко и Ильёй Плехановым.


Среди книг года – семитомное собрание сочинений Геннадия Айги, «Гоголь. Завершение пути: 1845–1852» Юрия Манна, «Апология математики» Владимира Успенского, «Осторожно, треножник!» Александра Жолковского. У меня и у моих родителей, Ольги и Владимира Новиковых, вышел сборник «Семейный дневник».


2. За 10 лет критической работы накопилось много наблюдений, из которых вызревает книга. А одно из ожиданий – может, наши массовые авторы всё же поделятся книгами о своей внутренней жизни, иначе она так и рискует остаться неизвестной.







Лев АННИНСКИЙ, критик








1. От огорчений берегусь, с соответствующими литфактами стараюсь не контачить. А радости без боли не бывает. Сильнейшее переживание – от книги Надежды Железновой «Мою маму убили в середине Двадцатого века». Когда писал о ней, додумывал и договаривал то, на что раньше не хватало духу. Я о том, что делать, когда вчерашние экзекуторы искренне каются и плачут.


2. Только что напечатан в Минске мой двухтомник, в котором я свёл вместе «Ядро ореха», первую мою книгу, вышедшую в 1965 году, и всё то, что я в дальнейшем писал о героях той книги. Получилась критическая повесть о моём поколении последних идеалистов (общепринятая кличка «шестидесятники»). Название двухтомника – «Распад ядра». С радостью комментировал эти тексты. И с болью. Такое прощанье с самим собой. Счастлив, что удалось издать. Это главная моя работа 2009 года.








Сергей НОСОВ, прозаик








1. Меня больше радовало, чем огорчало. Просто не читаю то, что не нравится. Очень рад, что не сглазил, предсказав Л.Юзефовичу (ещё до всяких выдвижений) «Большую книгу» за «Журавлей и карликов». Мне довелось быть первым читателем «Мёртвого языка», и я рад, что в конечном итоге роман Крусанова лёг на душу не только мне. И вообще, меня радует, что те, с кем ценю дружбу, в этом году работали плодотворно: Александр Секацкий, Татьяна Москвина, Александр Етоев.


2. В плане планов занимает меня роман на тему частной жизни, отнюдь не эпический. И вот что-то затосковал по рассказам, – надеюсь, в новом году будет на книгу.



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ







Андрей ИВАНОВ, прозаик






1. 2009 год в плане литературы я оцениваю никак. На мой взгляд, в литературе – и в издательствах, и в журналах – продолжается всё то же самое торжество форматов, с небольшими вариациями (по сути, это стремление издателей соответствовать читательским ожиданиям – нечто вроде социального заказа на коммерческой основе). А так как универсальный формат невозможен, то литературные новинки по большей части скучны и предсказуемы.


2. От 2010 года как существо пишущее я, честно говоря, ничего не жду. Так как не вижу причин, с чего бы нынешняя ситуация изменилась. А как существо читающее я хотел бы стать свидетелем преодоления в литературе той самой форматности. Хочу, чтобы издатели меня банально удивили.



г. КЕМЕРОВО






Юлия КАЧАЛКИНА, литературный критик, редактор издательства «ЭКСМО»






1. В прошедшем литературном году было много интересного. Читательский бум на книги про вампиров лично для меня стал подтверждением мысли, что на смену новому реализму грядёт новый романтизм. Люди истосковались по Герою с большой буквы – и совсем не важно, вампир это, оборотень или ангел. Важно, что он – другой, не такой, как все, тетёха, плывущий по воле волн. Нужен сильный герой-оптимист, который готов и хочет спасать мир и людей в нём, – такая немного подростковая установка, но она нужна людям для надежды. А кому как не писателям и где как не в литературе заниматься надеждами человечества?


Разочаровал отечественный наш «Букер». Это я сейчас говорю не как редактор крупнейшего в России и Европе издательства, чьи авторы участвуют в этой уважаемой премии много лет, а как журналист (по профессии). Премия, на мой взгляд, себя скомпрометировала – превратилась в способ выяснения отношений между членами жюри и номинаторами. При чём здесь писатели и их романы? Да вот, оказывается, и ни при чём. Где, например, изданная книга лауреата русского Букера за 2009 год Чижовой? А нету её. Не издали. И даже непонятно, издадут ли. А ведь для романа быть изданным «под премию» – очень важно, ведь премия помогает донести книгу до большего количества читателей, разрекламировать её. Конечно, для вечности это не имеет значения, но отвечать за вечность решатся, по-моему, только законченные самодуры.


То есть не было в прошедшем литературном году эффекта синергии, – как будто писатели, критики, премии и издательства делают не одно общее дело, а десяток разных, никак не связанных друг с другом дел. А это, на мой взгляд, неправильно. Ну или хотя бы не должно сказываться на результатах – ведь, в первую очередь, все мы работаем (именно работаем – а не творим) для читателя. Он-то в чём виноват? Он хочет читать нормальные, интересные книжки, и у нас у всех общая задача помочь ему в этом, а не выяснять отношения друг с другом.


Ну и я продолжаю надеяться, что у нас появится-таки качественная беллетристика – не переводная, а наша собственная. Не презирающая современного среднеодарённого человека, а уважающая его скромные интересы (почему всегда нужно учить и напутствовать?), гуманная, умная и увлекательная. Чтобы после работы сесть читать и до утра не сомкнуть глаз над книгой, чтобы было не оторваться, как в детстве.


2. В издательствах новый год обычно начинается ранней осенью – цикл производства у книг довольно большой. То есть сейчас, например, уже понятно, что будет предложено читателю в марте-апреле 2010 года.


Секретов раскрывать не буду, но скажу, что лучшие ожидания – оправданные. То есть можно помечтать, но нужно помнить о реальном положении вещей. В этом плане я «за» ожидания-они же-прогнозы.


Я жду от 2010 года достойного разрешения нескольких наследных дел – по авторским правам. Жду, что нашими известными писателями будут написаны и дописаны несколько отличных романов. Жду, что «толстым» журналам наконец дадут обещанные субсидии для существования и развития. Как читатель – жду, что будут новые переводные книги – Симмонса, Бэнкса, Миллхаузера, Хогана. Жду, что хотя бы парочка центральных московских книжных магазинов перейдёт на 24-часовой режим работы. Жду, что у книжных журналистов будет не только кусок хлеба насущного, но и кусок масла на этом хлебе. Жду читательского любопытства к новинкам и постоянства в отношении к давно любимым авторам.


Ну и желаю всем физического здоровья – и писателям, и читателям, и литературным агентам (особенно), и издателям, и журналистам, и печатникам, и продавцам книжных магазинов, и учредителям литературных премий. Наше дело требует много сил, отступать – некуда, так что все – берегите себя. Ну и друг друга берегите не меньше!



Александр РОСИН, главный редактор журнала «Флорида»






1. Обо всей литературе пусть судит Нобелевский и прочие комитеты. Что же касается журнала «Флорида», к которому я имею непосредственное отношение, год был у нас очень урожайным на молодые таланты. Наша рубрика «Новые имена» (хочу сразу оговориться: имена эти, возможно, новые только для нас, поскольку впервые публикуем на страницах этих авторов) в 2009 году пополнилась рассказами очень интересных молодых писателей из разных стран мира. Назову нескольких из них: Юлия Милович-Шералиева из Черногории, Глэдис Абиева из США, белорус Павел Северинец, Сергей Павловский из республики Коми, Андрей Белозёров из Хакасии, сибиряки Дмитрий Краснопеев и Игорь Кузнецов, авторы из Москвы и Санкт-Петербурга Ника Батхен, Олег Зоберн, Евгений Алехин, Кирилл Рябов, Валерий Айрапетян. Лауреатом журнала за прошлый год стала замечательная писательница из Тольятти Татьяна Гоголевич. Татьяна, к сожалению, мало известна читательской аудитории. Но, я думаю, если что-то из русской литературы конца 20-го – начала 21-го века сохранится для потомков, то там будет и негромкий, но очень чистый и выразительный, полный поэзии голос Татьяны Гоголевич (иногда она публикуется под своей девичьей фамилией Смирнова).


Кроме того, лауреатскую премию и звание «Самый остроумный автор «Флориды» в ушедшем году получил наш постоянный автор, ведущий рубрику «Пародист представляет», поэт и пародист из Иерусалима Евгений Минин.


Конечно, я могу перечислить и других талантливых авторов, уже известных поэтов, прозаиков, публицистов, которые публиковались у нас в прошлом году. Но, думаю, всё-таки главная задача журнала – открывать для читателей новые имена и через них показывать всё многообразие современной русской литературы.


2. Жду, наверное, того же, чего ждёт весь мир и вместе с ним все редакторы и издатели литературных журналов: конца кризиса. Хотелось бы иметь возможность увеличить гонорарный фонд. На сегодняшний день он, к сожалению, невысок. Тем не менее с нами активно сотрудничают такие уже устоявшиеся в литературе писатели, как Н.Горланова и В.Букур, А.Кузнецов-Тулянин, Д.Савицкий, А.Кайданов, А.Сахибзадинов, М.Ландер, очень талантливые, к сожалению, недавно ушедшие из жизни Роман Солнцев и Тенгиз Гудава… Ну и конечно будем пополнять рубрику «Новые имена». В первом номере 2010 года в этой рубрике дебютировал молодой прозаик из Санкт-Петербурга Марат Басыров. В январском же номере рассказ малоизвестного писателя Александра Шарыпова. Спасибо Олегу Зоберну, который готовит к публикации рукопись Шарыпова и прислал нам несколько его рассказов. Писатель жил во Владимирской области. Там же и умер совсем ещё молодым, в 38 лет.


А в планах у нас встречи читателей «Флориды» с рассказами и стихами Евгения Москвина из Королёва, Ефима Гаммера из Иерусалима, Александра Балтина, Олега Зоберна, Юрия Нестеренко, Ашота Аршакяна, Евгения Алешина из Москвы, Александра Кузнецова из Тулы, Виктории Измайловой из Читы, Льва Халифа из Нью-Йорка, Владимира Эйслера из Германии, Кирилла Рябова и Андрея Демьяненко из Санкт-Петербурга, Нины Горлановой и Вячеслава Букура из Перми, Михаила Ландера из Майами, Марии Марковой из Вологды… Боюсь вас утомить перечислением всех имён. Могу лишь сказать, что всё это – или хорошая, или очень хорошая литература.


Журналу нашему 9 лет. Тираж – 6 тысяч. Распространяется бесплатно в трёх округах вокруг Майами и по подписке платно – по всей Америке. Кроме того, у нас есть сайт, на котором в разделе «Архив» сохранены практически все тексты. Живём мы за счёт рекламы, а потому полностью независимы в выборе авторов и тем.



Александр БЕЛОНЕНКО, музыковед, директор Свиридовского института






1. Должен признаться, к своему стыду, что у меня в последнее время интерес к литературному процессу несколько поостыл. Потому что, к сожалению, я не нахожу там ничего достойного. И это не только моё впечатление (которое может быть ошибочным, так как я специально не занимаюсь литературой). Встречаясь со знакомыми писателями и литературоведами, я всегда спрашиваю их: есть ли что-то новое в литературе? И все в один голос говорят, что, увы, пока ничего нет. Кстати, то же самое можно сказать в отношении музыки. Наблюдается какое-то затишье. Нет ничего яркого, свежего, нового. Нет крупного явления.


В своё время я пробовал читать и Владимира Сорокина, и Татьяну Толстую, и Пелевина. Но откровенно признаюсь, что интерес к ним очень быстро пропал, потому что ничего серьёзного за этим я не увидел.


Для меня неизменным кругом чтения остаётся русская классическая литература: от Пушкина до Чехова. Иногда перечитываю Булгакова, реже Паустовского. Недавно, после путешествия по Италии, я с восхищением перечитал неоконченную повесть Гоголя «Рим» и итальянские дневники Гёте.


2. Сейчас я работаю над очередным томом Полного собрания сочинений Георгия Свиридова. Он посвящён «Поэме памяти Сергея Есенина». В ходе работы открыл для себя много интересного. Например, я выяснил, что Свиридов, сочиняя «Поэму памяти Сергея Есенина» (1956), пользовался есенинским 4-томником 1926 года. Или, к примеру, обнаружилась следующая любопытная закономерность. Оказывается, что основные свои произведения («Поэма памяти Сергея Есенина», поэма «Отчалившая Русь», кантата «Светлый гость») есенинского цикла Свиридов сочинил на поэмы и стихи, написанные поэтом между 1917 и 1919 годами. Небольшие лирические вещи из этого цикла Георгий Васильевич написал, как правило, на последние стихи Есенина.



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ



Алексей КОРОВАШКО, литературный критик






1. Это был год относительного литературного затишья. Писатели типа Пелевина и Акунина, вложившие свой прежний капитал в акции бесперебойного конвейерного производства, ещё раз подтвердили, что превратились в собственных клонов. Остаётся надеяться, что в скором времени они окончательно заблудятся в самих себе и перестанут передавать сигналы литературного «присутствия». Наиболее значительными книгами минувшего года я считаю «Елтышевых» Романа Сенчина и «Каменный мост» Александра Терехова. При этом роман Терехова, безусловно, прибавил бы в значительности, если бы потерял в объёме. Запомнился минувший год и рядом назойливых маркетинговых кампаний, направленных на то, чтобы всучить покупателю заведомо испорченный товар. Например, под видом «штуки», которая сильнее, чем «Фауст» Гёте, населению подсовывали «Околоноля» Натана Дубовицкого-Суркова, под видом восставшего из гроба Довлатова – питерского филолога Андрея Аствацатурова, под видом питательного концентрата заоблачной «духовности» – книгу Лилианны Лунгиной «Подстрочник» и т.п. Подводя итоги года, нельзя, разумеется, не вспомнить и самоубийство премии «Русский Букер», которая торжественно затонула под звуки песенки «Чижик-пыжик, где ты был» (существовать она теперь может лишь как литературный аналог знаменитой Шнобелевской премии).


2. В наступившем году я с нетерпением жду новых больших произведений Захара Прилепина («Санькя» и «Патологии» буквально тоскуют без братьев по жанру), Михаила Елизарова (он просто обязан реабилитироваться за провальные «Кубики»), Алексея Иванова (его творческий отпуск слишком затянулся) и Дмитрия Быкова (им давно была обещана вторая часть трилогии «Нулевые»). И, конечно же, очень хотелось бы, чтобы 2010 год открыл какое-нибудь совершенно новое имя в нашей литературе. Что касается моих личных планов, то они сводятся прежде всего к тому, чтобы закончить биографию Александра Вампилова, над которой я работаю уже достаточно давно.



Герман САДУЛАЕВ, прозаик






1. В 2009 году вышла художественная книга филолога Андрея Аствацатурова «Люди в голом» и имела успех, что радует, так как книга умная и совсем не масскультная. «Журавли и карлики» Леонида Юзефовича получили премию «Большая книга», совершенно заслуженно, так как это действительно самая важная книга 2009 года. Михаил Елизаров получил «Букера» за свой прекрасный роман «Библиотекарь». Начал активно печататься в журналах Валерий Айрапетян, прошу обратить на него внимание. Были интересные мероприятия, в которых посчастливилось принять участие: фестиваль Гоголя в Париже, ярмарка в Хельсинки, Московский международный книжный фестиваль. И ещё основан Гражданский литературный форум России, в который входят Юрий Мамлеев, Захар Прилепин, Сергей Шаргунов, Дмитрий Орехов и другие замечательные писатели и в котором я также имею честь состоять.


2. В феврале в «Знамени» выходит вторая часть романа «Шалинский рейд». В начале 2010 года должен, наконец, выйти давно свёрстанный сборник повестей и рассказов «Бич Божий». Около марта, надеюсь, выйдет сборник публицистики «Марш, марш, правой! Родина. Нация. Социализм». Но это всё резервы, старые тексты. Сейчас пишу статьи для двух интернет-изданий и рассказы для нового концептуального сборника, если он получится. Загадывать трудно. Одну большую повесть, над которой работал несколько месяцев, пришлось пока отложить – как-то не вижу её целиком, не получается, и замысел в ходе написания трансформировался; бывает и так. Из того, что я пишу, далеко не всё выпускаю в свет.



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ



Виктор ТОПОРОВ, литературный критик







1. Порадовали Терехов, Юзефович, Емелин – ничего оригинального. То есть, наоборот, оригинальность в том, что пусть и преобладающее, но запаздывающее общественное мнение совпало на сей раз с опережающим, но единичным моим.


Огорчила кома, в которую впала издательская жизнь: отечественным авторам вновь практически негде печататься. Огорчили позорные решения нескольких премиальных жюри, включая Букеровское. Огорчила и огорчает нарастающая наглость напёрсточников, именующих себя «хозяевами дискурса»: без прикупленного мента такое было бы невозможно.


2. Вот над этим надо всем и работаю.



г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ








Елена ПОГОРЕЛАЯ, литературный критик






1. 2009 год показался насыщенным не столько в литературном, сколько в публичном, «театральном» смысле этого слова. Литературные премии – от «Неформата», полученного В.Полозковой, до «Букера», – вызывали эффект неожиданности и сопровождались лёгким шлейфом скандала; такой же неожиданностью – впрочем, очень приятной – оказалась и победа А.Ганиевой в «Дебюте»: её повесть «Салам тебе, Далгат!», написанная под псевдонимом Гулла Хирачев, была признана лучшей в номинации «Крупная проза».


Вышедшие книги в большинстве случаев разочаровали: «Люди в голом» А.Аствацатурова, «Хлорофилия» А.Рубанова, не говоря уже о последнем романе В.Пелевина «T» – показались эклектичными, претенциозными и – если воспользоваться модным в теперешней литературной критике словом – проектными. Событием года в прозе считаю романы Р.Сенчина «Елтышевы», Е.Чижовой «Время женщин», М.Галиной «Малая Глуша». В поэзии – книгу М.Галиной «На двух ногах» и посмертного «Говорящего попугая» Л.Лосева. Порадовали также «Кенгурусские стихи» А.Логвиновой.


2. Хотелось бы, чтобы 2010 год оказался более динамичным в сфере литературной критики. Жду новых книг о поэзии и, возможно, новых сборников статей в серии, начатой «Молодой русской критикой» в 2009.



Ирина РОДНЯНСКАЯ, литературный критик







1. Для меня важными событиями стали книги писателей и поэтов, за работой которых я постоянно слежу: роман Р.Сенчина «Елтышевы», роман В.Пелевина «Т», итоговый однотомник Олеси Николаевой «500 стихотворений», итоговый однотомник стихов Д.Быкова «Письма счастья», новая книга стихов Б.Херсонского «Спиричуэлс», долгожданный 2-й том сочинений Г.Оболдуева «Стихотворения 20-х годов». О некоторых из этих книг собираюсь написать сводный отклик. Кроме того, с большим интересом читаю труд Андрея Немзера «Красное колесо» Александра Солженицына. Опыт прочтения». Премиальные церемонии и презентации к разряду «событий» причислять не стану.


2. Надеюсь написать статьи о феномене Юрия Малецкого как романиста и о современной духовной поэзии. Собираюсь редактировать 3-е, дополненное издание «Поэтического словаря» Александра Квятковского.








Наталья ПЕРОВА, главный редактор издательства «Глас»







1. В целом хорошо: некоторые известные и высоко ценимые мною авторы опубликовали действительно значительные произведения, которые, безусловно, останутся в истории литературы: Мария Галина, Александр Терехов, Дмитрий Быков, Ольга Славникова, Роман Сенчин, Андрей Волос. Но из новых имён удивительных открытий не было: преобладает мелкотемье и безыдейность, самолюбование и равнодушие к людям, стиль и грамматика хромают, явный крен в сторону коммерческого эффекта без умения создать увлекательную интригу.


2. От нового года всегда ждёшь новых успехов. Мы начинаем совместный проект с премией «Дебют»: будем издавать сборники молодых писателей на английском и других языках. На западе есть некоторый интерес к поколению 20-летних и 30-летних, которые через 10 лет, возможно, будут определять направление мысли в нашей стране. Если же они ничего не будут определять, то мне жаль и их, и страну.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *