Тайные цели приватизации жилья

№ 2010 / 5, 23.02.2015

На днях без особых обсуждений у нас сразу в трёх чтениях приняли закон о продлении до 1 марта 2013 года срока бесплатной приватизации жилых помещений.

На днях без особых обсуждений у нас сразу в трёх чтениях приняли закон о продлении до 1 марта 2013 года срока бесплатной приватизации жилых помещений. Обычно в такой спешке законы принимаются либо когда вопрос всем предельно ясен, либо когда есть моменты, которые вообще нежелательно выносить на суд общественности. Думается, здесь мы имеем как раз второй случай: приватизация жилья в России заключает в себе много таинственного, и глубинный экономический, социальный и политический смысл этой акции остался нераскрытым.







Карикатура Владимира Кремлёва
Карикатура Владимира Кремлёва

Если приватизация производственных объектов – заводов, нефтяных и газовых промыслов за бесценок или даже на деньги государства – большинством населения была воспринята как грандиозный обман и беззастенчивый грабёж общенародной собственности (особенно олигархами), то к приватизации квартир отношение сложилось совсем иное. Многие увидели в этом чуть ли не благодеяние. Хотя в реальности власть попыталась сделать всех россиян поголовно участниками грабежа общенародного достояния. Дескать, все мы «прихватизаторы», только одному достался заводишко с десятками тысяч рабочих, приносящий ежегодно многомиллионные (в долларовом исчислении) прибыли, а другому – его собственная квартира, в которой он и ранее проживал. То есть, в отличие от олигарха, который действительно приобрёл завод, ранее ему не принадлежавший, рядовой гражданин получил от приватизации не квартиру, а бумажку, подтверждающую, что отныне он её собственник. Квартирой он и ранее, по сути, владел, только не имел возможности распорядиться ею по своему усмотрению. Образно говоря, либеральные реформаторы поступили так же, как главарь бандитской шайки, который стремится повязать кровью всех её участников, чтобы ни один из них не мог выступить против его кровавых злодеяний.


Приватизация производственных объектов была освящена раздачей ваучеров, на каждый из которых, по обещанию либеральных реформаторов, в перспективе можно было бы получить по два автомобиля «Волга». Кто-то действительно получил, и даже не две «Волги», а металлургический комбинат или электростанцию, а рядовой гражданин (то есть подавляющее большинство населения) не получил ничего (и даже заплатил за выданную ему бумажку свои кровные 25 рублей, которые тогда были гораздо полновеснее нынешних). Реальное участие подавляющего большинства владельцев ваучера в приватизации выразилось в том, что этот владелец продал названную бумажку спекулянту, состоявшему на службе будущих олигархов по скупке означенных бумажек, за бутылку водки. Впрочем, те владельцы, которые вложили свои ваучеры в появившиеся во множестве инвестиционные компании (типа «Гермес» или «Хопёр»), в большинстве своём и того не получили. Поэтому ложь ваучерной приватизации обнаружилась довольно быстро, и приватизация в глазах населения оставалась нелегитимной. А вот с раздачей квартир в собственность, с превращением всех прежних «ответственных квартиросъёмщиков» в собственников принцип священной и неприкосновенной частной собственности утвердился довольно прочно. На селе такую же роль сыграло выделение крестьянам «земельных паёв», то есть наделение их такими же бумажками, как и ваучеры (ими и распорядились точно так же – продали за гроши земельным спекулянтам).


Иными словами, приватизация жилья, наряду с введением частной собственности на землю, стала орудием установления и легитимации в России буржуазного строя и принципа «священной и неприкосновенной» частной собственности. Эти акты стали завершающим этапом новой буржуазной революции (или, точнее, контрреволюции) в России.


Приватизация квартир сделала возможным возникновение и развитие рынка жилья. Раньше рядовой гражданин был просто жильцом (или арендатором у государства) квартиры, в которой проживал. И хотя его никто не собирался из неё выселять, всё же он знал, что квартира не его, а государственная. Чтобы, например, прописать в неё кого-то ещё, нужно было получить разрешение, а оно выдавалось лишь при соблюдении определённых условий (размер жилплощади на одного прописанного человека и пр.). Нельзя было и иметь несколько квартир, потому что надлежало прописаться по месту жительства, а прописка могла быть только одна. И тем более нельзя было продать квартиру, в которой гражданин жил, так как она ему не принадлежала. То ли дело – собственник. По новому Жилищному кодексу он может даже выгнать на улицу, оставить без крыши над головой проживающих с ним членов семьи, и понадобились поправки в этот документ, чтобы хоть как-то защитить права несовершеннолетних детей от произвола взбесившегося собственника.


Приватизация жилья сделала возможной покупку богатыми любого количества квартир какого угодно уровня качества, в том числе и с целью перепродажи, когда цены на жильё поднимутся. То есть, она сделала возможным превращение денег, затраченных на покупку жилья, в капитал, приносящий прибыль, приобретение квартир как выгодное вложение капитала. Жилищно-коммунальное хозяйство стало одной из отраслей рыночной экономики, источником прибылей для богатых. А столицу, например, стало желательным очищать от малоимущих собственников квартир. Как говорил один видный «демократ», «Москва – город не для бедных».


Выиграло от приватизации жилья, если руководствоваться торгашескими мерками, и государство. Во-первых, оно сбросило со своих плеч ярмо сохранения жилого фонда и переложило эту заботу (и соответствующие расходы) на плечи новоявленных собственников. Во-вторых, оно освободилось от бремени, которое несло в советское время. Тогда оно несло ответственность за обеспечение всех граждан жильём как минимум по действующим санитарным нормам (пусть и не сразу, а в порядке очереди, часто после многолетнего ожидания). Теперь же каждый россиянин, как человек свободный, сам должен позаботиться о крыше над головой для себя.


Теперь о главном: почему приватизацию жилья продлили ещё на три года? Объяснение этого большими очередями в присутственных местах, где осуществляется указанная процедура, недостаточно убедительно. Ну, в Москве и ещё в нескольких крупных городах могут быть очереди, а по остальной России – вряд ли. Дело, думается, в том, что власть умышленно оставила неясной перспективу как для собственников, так и для арендаторов жилья. Известно лишь то, что вскоре россияне станут платить налог с недвижимости, которую оценят по её рыночной стоимости. Если налог будет начисляться примерно в 2 процента от стоимости жилья (и земли), то для большинства собственников даже из «среднего класса» такой груз может оказаться непосильным. Захочет собственник отказаться от права собственности, деприватизировать квартиру – срок для этого заканчивается в день окончания времени бесплатной приватизации (то есть 1 марта 2013 года). Желаешь перейти в арендаторы жилья – к тому времени квартплата может стать столь высокой, что и её не осилить. Какой из этих вариантов более вероятен – неизвестно. Потому-то многие и не спешили оформить жильё в собственность.


Но настоящих-то собственников жилья, лендлордов и капиталистов, беспокоит другое. Уж не кончается ли эпоха их благополучного существования захребетников? Вот московская власть вдруг занялась сносом трёх– и четырёхэтажных «садовых домиков» в дачном посёлке Речник (якобы незаконно построенных), под вопросом существование ещё более помпезных вилл (таунхаусов) в элитном посёлке Остров Фантазий. А если говорить о замках и особняках новых «хозяев жизни», например, в Подмосковье, то они почти все построены на незаконно отобранных у крестьян землях, мошенническим путём, за взятки, переведённых из земель сельскохозяйственного назначения в земли, на которых разрешается жилищное строительство. Так что настоящие остросюжетные драмы на поприще приватизации, деприватизации, конфискации и национализации жилья и земли ещё впереди.

Михаил АНТОНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *