По руинам прошлого

№ 2010 / 9, 23.02.2015

Что­бы ис­то­ри­че­с­кий фильм по­лу­чил­ся удач­ным, нуж­но, на­вер­ное, хо­ро­шо по­ни­мать дух той эпо­хи, о ко­то­рой сни­ма­ет­ся ки­но, уметь его пе­ре­да­вать, сти­ли­зо­вать иг­ру ак­тё­ров под по­ве­де­ние лю­дей то­го вре­ме­ни.

Режиссёр: Алехандро Аменабар


В ролях: Рейчел Вайс, Макс Мингелла, Оскар Айзек, Майкл Лонсдейл, Руперт Эванс, Ашраф Бархом, Ричард Дерден, Сами Самир


Испания, Мальта, 2009, 126 мин.






Чтобы исторический фильм получился удачным, нужно, наверное, хорошо понимать дух той эпохи, о которой снимается кино, уметь его передавать, стилизовать игру актёров под поведение людей того времени. В противном случае получается псевдоисторический фильм – вроде бы события и декорации старинные, а вот герои ведут себя в точности так, как люди двадцать первого века, плохо изображающие людей V века. В фильме «Агора» примерно так и вышло – гопники и интеллигенты современности ходят по руинам древнеегипетской и древнегреческой культур, делая вид, что живут в начале V века.


В основе сюжета – жизнь философа Ипатии Александрийской (как только зрители не склоняли её имя) на фоне бурного развития христианства. Сама Ипатия (Рейчел Вайс) вызывает сложные чувства – с одной стороны, привлекательная и умная женщина, с другой – фригидная (хотя есть сторонники иных взглядов – что она феминистка или лесбиянка. Или же всё это одновременно). Есть и четвёртый вариант – сердце её всецело принадлежит философии. Ипатию интересует лишь одно – законы природы. Она пытается постичь тайны мироздания, обсуждая их в компании молодых людей в Александрийской библиотеке. Фильм начинается с того, что она излагает парням, которые смотрят на неё с совсем не научным интересом, основы теории тяготения Исаака Ньютона. Ребята глядят на вдохновлённую Ипатию со странными полуулыбками, и воображение рисует им последствия силы притяжения на практике. Некоторые из них, как это и бывает обычно, пытаются поумничать, чтобы привлечь её внимание. Но всё тщетно – любовь, а тем более секс, чужды её натуре, у неё на уме лишь круговые орбиты планет. Пока Ипатия увлекается опытами, двое молодых людей, аристократ и её раб, ставший последователем Христа, безнадёжно влюблены в неё. Их сердца пылают, старый мир рушится на глазах, вокруг смерть и вакханалия, но её волнует только одно – вертится Земля или не вертится? В конце концов озверевшие христиане убивают её, так и не узнавшую ни ответы на свои вопросы, ни любви.


На фоне этих мучительных для молодых людей занятий происходит экспансия христианства. Ранние христиане, в массе своей представленные Алехандро Аменабаром дикими и жестокими варварами, огнём и мечом устанавливают на римской земле первенство своей религии. Стремление режиссёра показать подлинную основу религии в период её становления легко принять за нарочитую антихристианскую идеологию. Христиане, показанные им, жестоки, кровавы, необразованны. Однако скорее Аменабар ставил перед собой другую цель – не приукрашивая реальность, изобразить её такой, какой она была. Но стилизация вряд ли удалась, нарисованная им лжеантичная атмосфера имеет немного общего с реальной.


Кроме того, в фильме очевидна авторская позиция, исподволь навязываемая зрителю – атеисты-философы оказываются умнее, благороднее и милосерднее христиан, проповедующих заповеди Христа, основная из которых – милосердие. При этом для последних все знания учёных ничего не стоят, и, по их мнению, Ипатия с её последователями идут по ложному пути. Даже её бывшие слушатели и ближайшие друзья время от времени намекают ей – посмотри на мир вокруг, ну и зачем сейчас твоя философия, кому она нужна? Словно подтверждая эту мысль, а может, и опровергая её, в картине пару раз появляется вид Земли из космоса, что можно интерпретировать как символ суетности всех человеческих стремлений и его самого.

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *