Историю войны писали пропагандисты

№ 2010 / 12, 23.02.2015

В новой книге «Великая тайна Великой Отечественной: Ключи к разгадке» («Время») Александр Осокин выдвинул свою гипотезу начала войны. Мы поинтересовались у автора: в чём же она заключается?

В новой книге «Великая тайна Великой Отечественной: Ключи к разгадке» («Время») Александр Осокин выдвинул свою гипотезу начала войны. Мы поинтересовались у автора: в чём же она заключается?






– Она состоит в том, что наши войска готовились не к обороне и не к нападению (как утверждает Резун-Суворов). Они готовились к совершенно другому, а именно к транспортировке через Европу, через оккупированную Польшу и Германию к берегу Ла-Манша. Скорее всего, Гитлер предложил Сталину участвовать в высадке десанта в Англии (операция «Морской лев»). До этого Гитлер уговаривал принять участие в высадке Муссолини, Петэна и Франко, но согласия не получил. И тогда он приглашает в Берлин Молотова. У меня приведены все переговоры, из которых следует, что ему предложили участвовать в разделе английского наследства. Но когда предлагают что-то, обычно просят отдать что-нибудь взамен. Что просили отдать – нигде не написано. Я предположил, что взамен попросили участвовать в этой операции. Сталин мог на это согласиться не обязательно с тем, чтобы действительно высаживаться в Англии, а чтобы его войска провезли к Ла-Маншу, а уж там он бы решил, что ему делать: то ли высаживаться на английский берег, то ли, договорившись с англичанами, с двух сторон ударить по немцам. Такой вариант мог иметь место, и война закончилась бы на три года раньше. Но этот вариант сорвал Черчилль. В моей книге об этом подробно написано.


– На какие документы вы опирались?


– Во-первых, на документы, связанные с переговорами, которые никто толком не читал. Во-вторых, на всем известный текст «Барбаросса». Все пишут, что «Барбаросса» – это операция, план. Однако на немецком языке это звучит как «Fall», то есть «случай», «вариант»; и там есть строка, которая гласит, что «Барбаросса» разработан на случай, если Россия изменит своё отношение к Германии. И вот этот «Fall» был спровоцирован Черчиллем. В результате чего Гитлер 22 июня пошёл против двух военных германских заветов: завета Бисмарка никогда не воевать с Россией и завета генералов Гинденбурга и Людендорфа никогда не воевать на два фронта.


– Когда вы начали заниматься этой темой?


– Всю жизнь занимаюсь. Она у меня в крови. Дело в том, что 22 июня 41-го года я встретил в Каунасе (мне было два года), и 23 июня мы последним эшелоном оттуда уехали.


– По образованию вы историк?


– Нет, инженер.


– А как профессиональные историки относятся к вашей гипотезе?


– Вначале приняли в штыки. В военно-историческом журнале вышла разгромная статья. А сейчас они молчат как рыбы. Потому что историю Великой Отечественной писали не историки, а пропагандисты. Правда, уже есть некоторые подвижки. Недавно генерал армии Махмут Гареев, который раньше меня только критиковал, теперь, не выражая прямого согласия с моей гипотезой, тем не менее приходит к некоторым выводам, от которых я отталкиваюсь в своём исследовании.

Записал Фёдор ХМЕЛЕВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *