Иди и смотри

№ 2010 / 12, 23.02.2015

В рос­сий­ский про­кат вы­хо­дит ед­ва ли не са­мый про­валь­ный фильм по­пу­ляр­но­го в Рос­сии Лу­ка­са Му­дис­со­на – «Ма­монт» с Га­э­лем Гар­си­ей Бер­на­лем и Ми­шель Уи­ль­ямс в глав­ных ро­лях.

ВЫХОДА НЕТ






В российский прокат выходит едва ли не самый провальный фильм популярного в России Лукаса Мудиссона«Мамонт» с Гаэлем Гарсией Берналем и Мишель Уильямс в главных ролях. Любовь к этому режиссёру питают две старых его картины: «Покажи мне любовь» (о любви провинциальных девочек, ставшая популярной на фоне «Тату»-бума в конце 90-х) и «Лиля навсегда» (о бедной россиянке, которую исполняет Оксана Акиньшина, отправившейся за лучшей жизнью в Швецию).


«Мамонт» знаменит пока лишь тем, что был освистан после пресс-показа на Берлинале-2009 и назван глобалистским. Объяснить это можно как пресыщенностью журналистов этой темой на прошлогоднем фестивале, так и желанием продемонстрировать, что вряд ли стоит тратить 10 миллионов на попытку повторить «Вавилон» Иньяритту. К тому же, окупилась эта попытка пока только в 10 тысяч долларов.


Фильм снимался в трёх странах: Америке, Филиппинах и Таиланде. Это история о молодой семье, живущей в Нью-Йорке. Главный герой (Берналь) – разработчик видеоигр, его жена (Уильямс) – врач в больнице. У них есть дочь, но нет времени ей заниматься, поэтому ответственность за неё переложена на няньку-филиппинку. Девочка любит свою няньку гораздо больше родной матери, хотя последняя спасает жизни людей и всю себя отдаёт работе.


Здесь, как и в предыдущих своих фильмах, Мудиссон продолжает интересоваться социальным и личным, а именно: потребностями людей и их включённостью в жизнь общества. Взаимосвязь и противоречия в этой цепи являются основой «Мамонта». От истории типичной семьи он пытается выйти к обобщениям, которые и стали поводом для обвинения режиссёра в глобализме.


Действие происходит в нескольких странах: Нью-Йорке – история главной героини, её дочери и няньки; Таиланде – главного героя, отправившегося в командировку по работе, но оказавшегося в объятиях местной проститутки; и на Филиппинах, где живут дети няньки, ожидающие, пока она заработает необходимое количество денег и вернётся домой. Все сюжетные линии переплетены между собой, что и привело к сравнению «Мамонта» с «Вавилоном». Но если в «Вавилоне» предполагалось, что событие на одной стороне света является следствием действия на другой стороне света, то в «Мамонте» всё несколько иначе.


Мудиссон создаёт картину всеобщего несчастья разобщённых людей, и здесь плохо всем, даже проститутке, влюбившейся в главного героя. Ведь и её в небольшой деревушке ждёт маленький ребёнок. Режиссёр возвращается к своей любимой теме несправедливости, её в фильме не меньше, чем и в предыдущих его картинах. Апогеем становится эпизод с сыном няньки, который хочет помочь матери заработать деньги, а становится жертвой педофила.


Разобщены все – родные и близкие, богатые и бедные, и всем одинаково плохо. Эта разобщённость подчёркивается в тот момент, когда главный герой, понявший, что ему следует вернуться домой, оставляет проститутке на память дорогие часы и ручку, инкрустированную костью мамонта, за 3 тысячи долларов. Простая девушка пытается продать эти вещи, не догадываясь об их стоимости, и получает за них копейки. Это не просто обман, речь скорее идёт о том, что у неё просто не может быть дорогих вещей, а эти – такая же подделка, как и всё то, что продают на пляже туристам. Во многом этот эпизод является ключевым для всех фильмов Мудиссона, где богатые и бедные, подобно кастам в Индии, существуют в своих замкнутых мирах, которые практически не соотносятся между собой. Однако в каждом из миров человека ждут свои проблемы.


Обобщение, расширение локальной истории небольшой семьи до общества и дало название фильму. Люди вымирают, как мамонты: дети разделены с родителями, богатые с бедными, каждый живёт в одиночестве и носит его с собой.


Поднятая в картине проблема оказывается гораздо «богаче» и интереснее её экранной реализации, растянувшейся более чем на два часа. Удивительно при этом другое – показав зрителю и своим героям, как жить не следует, режиссёр возвращает героев к ситуации, с которой фильм начинался. Всё случившееся с ними наводит их только на одну мысль: «Нужно найти новую няньку». Т.е. фактически – аптека, улица, фонарь. История переворачивается ещё раз, и становится понятно, что причиной «мамонтизма» являемся мы сами, и из этого уже нет никакого выхода – такова природа человека, обречённого на вымирание, подобно древним исчезнувшим существам.


Этот фильм является в некотором смысле этапным для режиссёра, он фиксирует изменение отношения к действительности у Мудиссона. Если в предыдущих картинах конфликт возникал извне, привносился в ситуацию, то теперь он возникает внутри человека и переносится на ситуацию извне.


Противники картины утверждают, что именно в «Мамонте» стал наиболее очевиден переход режиссёра из маргинального кино в гламур, сироп и прочие нечистоты. Хотя как не гламуром и желанием снискать дешёвую популярность объяснить его довольно поверхностный интерес к гей-культуре и «ужасам жизни», показанным на манер газетных заголовков? В «Мамонте» он остаётся верен себе и только нагнетает страху вперемешку с отчаянием. Отсутствие же спасительного выхода лишь доказывает то, что режиссёр пока научился только пугать, а как жить с этим ужасом дальше, он пока не знает.



Марта АНТОНИЧЕВА


г. САРАТОВ





Страна Чудес Тима Бартона






Режиссёр: Тим Бартон


В ролях: Миа Васиковска, Джонни Депп, Хелена Бонэм-Картер, Алан Рикман, Майкл Шин, Энн Хэтэуэй, Стивен Фрай, Криспин Гловер, Кристофер Ли, Тимоти Сполл, Ноа Тейлор, Мэтт Лукас, Мартон Чокаш, Элинор Томлинсон


США, 2010, 109 мин.



Блестящие романы Льюиса Кэрролла о приключениях девочки Алисы в Стране Чудес и Зазеркалье до сих пор не теряют своей актуальности. Не совсем ясен механизм этого удивительного успеха, возможно, его секрет в том, что книги, написанные для детей, всегда находят своего читателя. При условии, что книги хорошие, а хорошие детские книги в равной степени интересны как детям, так и взрослым. Ребёнок видит в «Алисе» приключения, юмор, сказку и угадывает романтический сентиментальный подтекст, взрослый – то же самое плюс игры разума (при условии чтения издания с не менее чудесными комментариями Мартина Гарднера). Разумеется, взрослый не сможет оставить без внимания и педофильский подтекст, проистекающий не столько из содержания книг об Алисе, сколько из биографии автора. Впрочем, при желании, определённые намёки прочитываются и в самом тексте (образ Белого Рыцаря, стихи в предисловии). Так вот, Тим Бартон в своей экранизации Алисы этот волнительный пласт полностью исключил. Его Алиса – это 19-летная девушка (Миа Васиковска). Более того, не исключено, что она совсем не та Алиса, которую ждали в Стране Чудес – местные обитатели, разглядев её с разных позиций, приходят к выводу, что она не та, хотя и имеет определённый шанс на успех. Таким образом, главная тема сюжета – тема Избранного.


Сюжет довольно прост – в Стране Чудес ждут Избранную, которая придёт и свергнет Червовую Даму (Хелена Бонэм-Картер), женщину с огромной головой и жестокими повадками. Для этого Избранная должна отсечь голову Бармаглоту, после чего вновь воцарится Белая Королева (Энн Хэтэуэй). Естественно, сразу возникает проблема, Избранная эта Алиса или нет, и справится ли она с задачей (сама она не имеет желания следовать пути Избранной). На своём пути она знакомится с ненормальными обитателями Страны Чудес, преодолевает различные трудности и одерживает победу – видимо, в первую очередь над собой. Финал фильма выглядит случайным и нелепым из-за того, что сомнительно вписывается в общую композицию, неясно, каким образом события в Стране Чудес повлияли на происходящее в конце. Вероятно, замысел Бартона – оправдание нестандартности и смелости решений, призыв к девиации на фоне скучности социальных норм. Но логичность развёртывания сюжета противоречит идее о том, что в общем-то Страна Чудес – это сумасшедшая страна, где законы логики не работают (в этом смысле скорее подошёл бы способ рассказа, предложенный, например, в «Пиратах Карибского моря»). На фоне банального сюжета яркими цветами выступают образы героев фильма. Мартовский заяц с безумными красными глазами, сумасшедший шляпник в исполнении Джонни Деппа, кровавая Дама Червей, одержимая страстью к рубке голов и по-женски ранимая, зубастый Чеширский Кот, яйцеподобные близнецы Труляля и Траляля, очаровательная Белая Королева, увлекающаяся чёрной магией, и тоже, как и все здесь, не совсем в своём уме. И если событийный ряд не слишком впечатляет и кажется повторением уже много раз повторённого, то выразительные образы персонажей поражают воображение. Они все сумасшедшие, и в этом Бартон согласуется с текстом оригинала, в котором Чеширский Кот заявляет Алисе о Стране Чудес: «…ведь мы тут все ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная».



Иван ГОБЗЕВ





Жертвы золотому тельцу



Тяжёлый хлеб. Поль Клодель. Театр «Аталанта» (Париж). Режиссёры-постановщики Ален Барсак и Агат Алексис.



На гастролях в Москве со спектаклем по пьесе П.Клоделя побывал театр «Аталанта» из Парижа, с Монмартра. Этот театр основан Аленом Барсаком – сыном Андре Барсака – руководителем знаменитого театра «Ателье», основанного великим режиссёром и актёром Шарлем Дюлленом – учителем крупнейших деятелей театра двадцатого века Антонена Арто и Жана-Луи Барро. Театр «Аталанта» связан и с российским театром – здесь ставились пьесы Виктора Славкина, с театром сотрудничает известный российский режиссёр Анатолий Васильев, ставит здесь инсценировки рассказов Чехова.


Жан Кокто писал, что главное в творчестве Клоделя – красноречие. Однако пьеса «Тяжёлый хлеб» насыщена и социально-философским содержанием, экономико-политическими реалиями бурного развития капитализма – получилась помесь Золя с Достоевским. Но зато и роли весьма содержательные: герои – личности неординарные. Спектакль – как и пьеса, разговорный, движения почти нет, сценография (Кристиан Булико) – минималистическая, обращает на себя внимание лишь статуя Спасителя, которую в конце произведения низвергают и продают на металлолом банкиру Хабенихтсу (что значит «не имею ничего» в переводе с идиш).


Главная и самая колоритная фигура – граф Турелюр (Эрве ван дер Меулен) – сын служанки, позднее революционер, карьерист, получивший благодаря женитьбе на аристократке титул графа де Куфонтен, нувориш, бонвиван, премьер-министр в правительстве короля Луи-Филиппа, гибкий, умный, страстный… Актёр передал весь диапазон этой личности, браво. Ровно так же и Жорж Губер точно, в выразительных деталях воплотил образ «Ротшильда» Хабенихтса. Сложная роль у сына Турелюра Луи – он, с одной стороны, бестолковый упрямец-неудачник, с другой – себе на уме и не так глуп. Противоречивость и внутреннюю грубоватую силу этой фигуры тоже во всей полноте передал Робер Бувье. С женскими ролями сложнее. Агат Алексис, режиссёр спектакля, всё же не вполне соответствует по возрасту Сишель – героине-невесте. Впрочем, опытная актриса играет довольно разнообразно и эмоционально, не без юмора, и заставляет согласиться с её трактовкой. Подруга Луи, юная поборница освобождения Польши Лумир (Татьяна Степанченко) поначалу кажется неестественной и напыщенной. Однако во второй половине, когда её характер раскрывается полнее, выясняется, что Лумир – женщина эмоционально незрелая, и она просто не смогла непринуждённо и убедительно приказать любимому покуситься на жизнь Турелюра. Таким образом, искусственность поведения героини в сцене, где она вручает Луи пистолеты, в общем оправдывается. Кроме Лумир, все остальные персонажи чрезвычайно гибки и приспосабливаются к обстоятельствам. Стоит посмотреть на Хабенихтса. Казалось бы, он категорический противник того, чтобы выдать дочь Сишель за иноверца. Но, узнав, что при отказе от брака он потеряет значительный капитал, тут же соглашается отдать дочь, которая, в свою очередь, отказывается от вероисповедания предков и готова принять католичество как более «живописную» религию. Точно так же, после потрясения, связанного со смертью отца (умершего от страха под угрозой направленных на него сыном пистолетов), Луи ради выгоды бросает свою невесту Лумир и женится на дочери финансиста, отказывается от религии и продаёт будущему тестю статую Христа. Все персонажи, кроме Лумир, отказываются и от веры, и от идеалов во имя нового кумира – золотого тельца.


В целом, игру всех актёров и скупой режиссёрский рисунок можно признать весьма успешными, а особенно подкупает очень скромное и со вкусом подобранное музыкальное сопровождение (Джем Азулей).



Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *