Катынь

№ 2010 / 14, 23.02.2015

В 1940 го­ду в Ка­тын­ском ле­су, под Смо­лен­ском, бы­ли рас­ст­ре­ля­ны ты­ся­чи поль­ских офи­це­ров. Об этом но­вый фильм клас­си­ка ми­ро­во­го ки­но Ан­д­жея Вай­ды.
Фильм по­ка­за­ли по ка­на­лу «Куль­ту­ра».





В 1940 году в Катынском лесу, под Смоленском, были расстреляны тысячи польских офицеров. Об этом новый фильм классика мирового кино Анджея Вайды.


Фильм показали по каналу «Культура». На протяжении десятилетий каждый фильм этого режиссёра становился для нас событием. Его фильмы были глотком свежего воздуха, глотком свободы.


«Катынь» – это художественный, игровой фильм, сценарий которого написан на основе реальных исторических фактов. Оставим в стороне реальную историю. Это всё-таки именно художественное полотно, а не документальное. И погружаясь в историю, рассказанную автором, мы вдруг понимаем, что в фильме нет героя. Некому сопереживать. Режиссёр оставляет нас наедине с историческими фактами и ходульными иллюстрациями этих фактов. Причём автор не скрывает своей обиженности. И вдруг вместо трагедии возникает мелодрама, – мелочная, крикливая. Дети, протягивая ручонки, кричат, обливаясь слезами: «Тато, тато». Их отцов уводят в плен. Обливаются слезами жёны. В фильме множество мелодраматических эффектов.


Тема послевоенной Польши – главная тема Вайды, и невозможно не заметить множество цитат из его старых лент. Один из главных эпизодов целиком взят из фильма «Пепел и алмаз». Но этот новый пересказ выглядит как пародия. Вспоминая Збигнева Цыбульского, просто не верится, как можно было так измельчить созданный этим великим актёром образ.


Молодой парень, «один из лесных братьев», выходит из леса, собираясь начать новую жизнь, встречает девушку, назначает свидание, и сразу нелепая, случайная смерть. Вместе с героем, созданным Цыбульским, умирал целый мир. И совсем не важно, что по сути он был террористом. А здесь, в новом фильме, смерти регистрируются просто как факты. Механически записываются в какую-то регистрационную книгу.


Показ фильма предварял довольно обстоятельный рассказ режиссёра о своём замысле. Главное, что он хотел донести до нас, чтобы фильм не воспринимался как антироссийский. Не знаю, кто как его воспринимает, мне фильм показался, во-первых, антихудожественным. А во-вторых, волей-неволей Катынь в интерпретации автора становится главной трагедией 20-го века. И поражает мелочность и дотошность, с которой режиссёр нам это доказывает. Нам предъявляют в качестве доказательств тысячи мелочей. Чётки, обугленные письма, полуистлевшие дневники, старые реликвии, оставшиеся в наследство живым. Не люди важны режиссёру, а какие-то безделушки, которые только обозначают людей.


Впечатляет, что фильм не прерывался рекламой. К отечественным фильмам на телевидении не относятся с таким пиететом. После фильма было показано обсуждение, в котором участвовали в основном историки. И здесь мы должны тоже выйти за рамки фильма. Ведь если уж обмениваться с Польшей взаимными претензиями, то перевес будет явно не на польской стороне. Вспомним и Мюнхенский сговор, в котором участвовала Польша, став на сторону фашистской Германии. Вспомним и десятки тысяч русских военнопленных, оставшихся в лагерях на территории Польши со времён гражданской войны. Все они умерли. Они не были расстреляны. Они умерли от голода и болезней. Чем это не лагерь смерти, но только без печей? И счёт здесь два к одному. И не в пользу нашего обиженного соседа.

Лев АЛАБИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *