Прогулки с Жариковым

№ 2010 / 28, 23.02.2015

Нач­нём с апо­кри­фа. Едет, зна­чит, Жа­ри­ков в трол­лей­бу­се, сто­ит у вы­хо­да. Сза­ди су­е­тит­ся ин­тел­ли­гент, веж­ли­во спра­ши­ва­ет: «Вы вы­хо­ди­те на сле­ду­ю­щей ос­та­нов­ке?» Жа­ри­ков мед­лен­но по­во­ра­чи­ва­ет­ся к не­му и от­ве­ча­ет: «А у те­бя на шля­пе гов­но!»

Начнём с апокрифа. Едет, значит, Жариков в троллейбусе, стоит у выхода. Сзади суетится интеллигент, вежливо спрашивает: «Вы выходите на следующей остановке?» Жариков медленно поворачивается к нему и отвечает: «А у тебя на шляпе говно!»


Конечно, такого эпизода с Сергеем Жариковым никогда не было. Но то, что было в действительности, затмевает самые необузданные фантазии.


Повод к написанию этого очерка очевиден – вышел очередной альбом группы «ДК» – «Поведение в быту». Альбом двойной, в комплекте CD и DVD с концертом 15 марта 2001 года в клубе «Точка». Вот что рассказывал про это выступление сам автор:


«Мы хотели на свой концерт ОМОН пригласить. Чтобы всех положил, ну, для рекламы. Так они такую цену заломили! Приехало фсбэшников ползала, они ждали ОМОН – разруливать ситуацию. Потом спрашивают: «А где ОМОН-то? Так обратились бы к нам, мы дешевле бы запросили». Положение на пол. Паук это реально делал. Это все знают, только он не предупреждал никого. Экшн такой делал, все в игре».






Сергей Жариков – поэт, композитор, аранжировщик, продюсер, мыслитель, интеллектуальный провокатор и моральный террорист. Идеолог московской рок-лаборатории. От проповеди анархизма («Государство – это враг народа») в 1990-х перешёл к признанию государства как переходной модели на пути к обретению истинной дееспособности. На самом деле политическая карта мира в форме национальных государств (nation state) меняется на глазах, трансформируясь в мобильные структуры, не связанные более территорией и границами. Ключевым понятием нового мира становится контракт. Именно контрактные отношения будут доминировать в экономике и политических структурах. Можно назвать эту модель либертарианской, можно не называть никак: грань проходит между линией защиты патерналистского государства, большого правительства (big government) и линией сторонников сведения функций государства к минимуму (limited government). Но здесь возникает историческая развилка – ограничение государства в пользу общества, развитых гражданских структур или в пользу феодальных кланов. А для России актуально как раз последнее. Именно в этом направлении развивалась так называемая оппозиционная мысль. Начинали с имперской риторики в 90-х, закончили «регионализмом». А что это такое? Да, это феодализм в чистом виде. В период правления приснопамятного товарища Андропова 5 Управление КГБ распространяло через диссидентов слухи о готовящейся административной «реформе», её суть сводилась к ограничению передвижения советских граждан рамками области проживания. Для поездки в соседнюю область необходимо получить особый документ, нечто вроде загранпаспорта, который будут выдавать в органах внутренних дел. Полицейский контроль, но с фактическим суверенитетом регионов! Граждане ограничиваются в правах, но областная номенклатура повышает свой статус наравне с союзной, которая становится своеобразным медиатором. Регионализм в чистом виде. Это как раз то, что и предлагают сейчас славные борцы за «конфедерализацию». Конечно, их проекты уже давно были написаны, лет 30 назад. Жариков доказывает, что никакого государства в «Российской Федерации» не существует. Просто по факту. Есть кланы, находящиеся в определённых отношениях друг с другом. Это уровень «любовник Ленина, брат Крупской, праправнук Бонч-Бруевича» – т.е. правят наследники, это их ЦК. Айне партия – айне общак. Тема клонирования и эксперименты по скрещиванию человека с обезьяной находятся именно в партийной сфере управления и под особым пропагандистским контролем. Марксистскую красную обезьяну поторопились похоронить. Она до сих пор в центре Москвы. И будет клонирована в самое ближайшее время, точнее, она уже клонирована. Об этом скоро объявят публично. Таковы мрачные игры партийного Агитпропа, никакой фантастики, всё реально. Это епархия идеологического отдела ЦК. А чем занят Общий отдел – самый важный в иерархии партийного управления? Он занят вычитыванием записных книжек, архивированием данных, переводом счетов. То есть большим бизнесом.


Но вернёмся к альбому «Поведение в быту». Его надо рассматривать как в том числе и чисто литературный артефакт, аудиодиск содержит оригинальные стихи в авторском исполнении. Вспоминаются Хармс и Готфрид Бенн. Мрачная эстетика word music будоражит инстинкты и вызывает из глубин подсознания чудовищ. Структура диска напоминает шум снов, образ угадывается за музыкальными цитатами, в обилии рассыпанными по пространству записи.


Текст с выходными данными на обложке диска предуведомляет: «Ограничение по возрасту: до 16 лет». И здесь видна тонкая жариковская ирония – можно подумать, что ограничение распространяется и на разглядывание самих дисков и внутреннего содержания коробки. А оно стоит отдельной рецензии. На дисках кроме содержания напечатан ещё и философский текст, который и не всякий взрослый поймёт. Процитирую полностью с аудиодиска:



Катастрофа, как основа абсолютной мобилизации, превращается в предмет политики, то есть предмет свободного решения в персептивной зоне тотальной войны, без которого невозможно будет выжить, – то самое искусство Прямого Действия, главным персонажем которого становится сам зритель, принимающий эти решения.



Ну, каково? Да, очевидно, что нам навязали тотальную войну, то есть перманентную интеграцию в вялотекущем режиме. И, вспоминая замечание Эрве Базена о том, что именно зрелище создаёт зрителей, приходится признать временное поражение. Базен, как верный участник партии, сознательно сместил акценты – ведь очевидно, что зрители создают зрелище. И сами в нём участвуют затем. Но первичен всегда Образ, он отражается потом в сотнях, тысячах, миллионах копий. Дальше копируют уже сами копии, и так в периоде. Постмодерн вообще отменил необходимость презентации, и стремление некоторых культуртрегеров застолбить информационное поле вызывает всё большее недоумение. Поле они стремятся уже явно не застолбить, а, простите, засрать. Один мой знакомый ехал как-то на автомобиле по МКАДу – пробки, жара, нервы – вдруг видит рекламный плакат с бородатой рожей и подписью: НАДО ЧИТАТЬ КНИЖКИ. Что за чудо такое? Подъехав ближе, он разглядел персонажа – это был Лукьяненко.


Кстати, замечу, что в автомобиле слушать диск «Поведение в быту» и уместно, и полезно. Хороший антидот от пробок и нервов в связи с ними. Слушать лучше в одиночестве. В противном случае вас могут не понять, тексты, действительно, мрачны даже для сегодняшнего городского ландшафта. Но когда у нас будет так же, как в Кыргызстане, публичное прослушивание диска превратится в самое то. Может, этот диск даже украдут из магазина погромщики вместо фильма «Пляж». И название альбома ещё раз напомню – «Поведение в быту». Об этом и речь.


Про искусство прямого действия Жариков написал очень точно. Ведь действительно: Прямое Действие – это искусство, и овладеть им дано не каждому. Можно добиваться результата посредством физики, а можно посредством магии. Можно осуществлять свои гражданские функции методом политическим, а можно метаполитическим. Эффективнее и эффектнее, разумеется, последний. Но методы метаполитики – это настоящее искусство, в отличие от политики, которая является ремеслом. Жариков в течение некоторого времени (в 1990-х гг.) являлся представителем «Европейской синергии», организации, выступающей за Европу Наций, единый империум без границ. Настоящий Мастер не отворачивается от оперативной политики, она также является для него гумусом, формирующим новый химический (или всё-таки алхимический?) состав элементов.


Своим творчеством Жариков доказывает необходимость свободы воли и свободы самовыражения во всех её проявлениях. Он против диктата, против подчинения всех аспектов бытия какому-либо одному. Ведь это и есть тоталитаризм в самой отвратительной коммунистической форме. Жариков последовательный противник коммунистической эстетики, и актуально его противление именно по причине продолжающегося диктата.


Смысловые ребусы в проекте «ДК» стали частью его стиля. Мы слышим, а теперь и видим многогранную композицию с зашифрованными посланиями к широкой публике.


Сам Жариков уверен, что рок давно уже мёртв. Может быть, это и так. Как бы ни определять стиль «ДК» – русский рок или русский панк – можно с уверенностью сказать, чем он, безусловно, является – русской поэзией. Следующей определённой традиции и новаторской одновременно. Это одно из самых органичных сочетаний формы и содержания.

Сергей РЮТИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *