Ни слова красного, ни мысли плодовитой

№ 2010 / 31, 23.02.2015

Не­дав­но наш Но­во­куз­нецк по­се­тил, как ска­за­но в его кни­ге сти­хов «О чём не ска­за­но ещё…», из­ве­ст­ный рус­ский по­эт, член выс­ше­го Твор­че­с­ко­го Со­ве­та Со­ю­за пи­са­те­лей Рос­сии, ака­де­мик Пе­т­ров­ской ака­де­мии на­ук и ис­кусств Бо­рис Бур­ми­с­т­ров.

Графоманы полезли в академики



Недавно наш Новокузнецк посетил, как сказано в его книге стихов «О чём не сказано ещё…», известный русский поэт, член высшего Творческого Совета Союза писателей России, академик Петровской академии наук и искусств Борис Бурмистров. В городской библиотеке им. Гоголя нам представили его новые творения. В сборник поэта вошло около семидесяти стихотворений, написанных всего лишь за семь месяцев 2009 года. Работоспособность прямо-таки похвальная. Числом, как говорится, автор взял. А умением?


Я позволю себе разговор о новоявленном академике начать со стихотворения «Запоздалое откровение», оно обо всём и ни о чём, зато с простоватым до банальности началом: «Листья с берёз облетают, кружат в пространстве они». Поэт зациклился на штампах типа «светлые ночи бывают, тёмными белые дни», «время нас учит терпенью» и «сказанных слов не вернуть». Вывод поэта: «Путь от любви к откровенью – долгий извилистый путь». Очень даже оригинально?


Беру наугад другое стихотворение Бурмистрова: «Что-то не то в этом мире творится…». Если подсвечены лица печалью или тревогой, то это вовсе не значит, как утверждает поэт, что «душа о душе позабыла» и что «душе одиноко и сиро». Наверное, как раз наоборот – душа печалится и тревожится о другой душе. А одиноко и сиро ей бывает, когда видит она на лицах равнодушие, злобу, алчность и тому подобное. Не убеждает заключение автора, что по той же причине нет «в миру Божьего Мира», отчего «Любовь в суете затерялась, мне не досталась, тебе не досталась». Как-то неуклюже-потребительски звучит это: досталась – не досталась. А Божьего-то Мира на земле никогда и не было. Но её величество Любовь во все времена была, есть и будет, и всяческая суета сует совершенно бессильна что-либо с нею поделать.


Стихов о взаимоотношениях с прекрасным полом в сборнике примерно пятая часть. Бесполезно искать здесь какие-то глубины, всё лежит на поверхности интимных отношений между особями, предел желаний которых свить гнёздышко и «ворковать и ворковать». Ну а если такое пока не получается, то наш герой удовольствуется случайными встречами. С одной, купив шампанское и шоколад, он обнявшись сидит у камелька, с другой, попив кофе «Чибо», «пружинит кровать».


Описываются и длительные близкие отношения с женщинами. Так, в одном из стихов он обращается к той, которую «забыл давно» и тем не менее почему-то обещает ей «исчезнуть с глаз», чтобы, не прощённый ею, быть прощённым другой, и пугает забытую, что для неё он «умрёт, живя ещё».


Со второй после расставания у поэта «в душе пустота и пустота снаружи», отчего он озабочен тем, как заполнить эти пустоты, «чтоб после долгих странствий» слышать имя её «в этом глухом пространстве».


Третью он просит, чтобы она его разлюбила и зачем-то «всему миру о том раструбила». Мало того, спустила его «слов невода в полынью, где густеет вода, где мороза узорная нить будет строчки беззлобные шить, день за днём лоскуточки любви…». Высказав такое, мягко говоря, странное желание, поэт умоляет: «За обманные речи прости и по миру бродить отпусти – там, где небо сольётся с рекой, может быть, обрету я покой». Вот так легковесно и маловразумительно пишет Бурмистров о своих пассиях.


Это ли не графомания? С такими стихами место только в фальшивых академиях.

Геннадий КУЗНЕЦОВ
г. НОВОКУЗНЕЦК,
Кемеровская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *