В застолье шумном

№ 2010 / 50, 23.02.2015

Ми­ха­ил По­пов – ум­ный, как его (по­кой­ная) со­ба­ка, на­чи­тан­ный, как Сер­гей Каз­на­че­ев (его лич­ный до­маш­ний ли­те­ра­тур­ный кри­тик).
Ин­тел­лек­ту­ал-из­вра­ще­нец (про­сто су­пер!), ин­фор­ма­ци­он­ный ку­бик-ру­бик, он зна­ет всё, да­же то, че­го ни­кто не зна­ет

Михаил Попов – умный, как его (покойная) собака, начитанный, как Сергей Казначеев (его личный домашний литературный критик).


Интеллектуал-извращенец (просто супер!), информационный кубик-рубик, он знает всё, даже то, чего никто не знает, но, к сожалению (из комплекса, что ли?), постоянно маниакально-навязчиво педалирует на этом. Не аристокра-а-ат… не-ет… Рядом с ним порой чувствуешь себя малограмотным…


Это Попов с Казначеевым и Сегенем придумали Гусева, как его ученики: «Владим Иваныч! Вливаныч! Давайте выпьем!..»


Самому остроумному человеку в «Московском вестнике» (и не только), Попову принадлежат крылатые выражения типа: «На свете секса нет, но есть покой и…», «Хочешь не хочешь – сядешь и др….шь» и т.п.


Слово «понница» (по аналогии с конницей) тоже его находка.


Мои парадоксы он не признаёт, считая их упрощёнными, вроде перемены полюсов: плюса на минус и наоборот. Не знаю, не знаю…


На моей памяти Миша издал уйму толстых книг. Прочитать это всё невозможно, а каково написать?.. Но его лучшая книга всегда впереди, говорил я ему всегда.


Как и его дружбан Казначеев, Попов по сути тоже раб, но сугубо литературный.


Я ему посвятил лучшие свои строки:







На вечном кладбище умов –


как поп в подряснике – Попов.



Попов талантливый, но умный,


когда, бывало, мы даём


по юмору в застолье шумном,


то все рыдают под столом…



И все проблемы отпадают,


когда по третьей наливают…

Николай СЕРБОВЕЛИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *