Мы из Сибири

№ 2011 / 11, 23.02.2015

Не­воз­мож­но ос­тать­ся ни­кем,
Не­из­беж­но – ос­тать­ся. Дик­тую
по скре­ще­нию вен на ру­ке,
по сли­я­нии Бии с Ка­ту­нью.

БОЯЗНО ВСЁ БЕЗ ОСТАТКА ПОНЯТЬ







Невозможно остаться никем,


Неизбежно – остаться. Диктую


по скрещению вен на руке,


по слиянии Бии с Катунью.






Сергей ФИЛАТОВ
Сергей ФИЛАТОВ


Так параллельно мысли и чувству идут строки поэта из Бийска Сергея Филатова, иногда с такой тяжеловесностью, что организм говорит, что на сегодня поэзии хватит.







И бряцкает цепью тяжёлой


февраль… или пёс на дворе.



Или продолжая ту же мысль так, что даже у изощрённого читателя мурашки могут пойти по руке.







и покой на свете том,


что октябрь на этом свете.



Масштабность и лиричность – вот стрелы поэта, которые летят прямо в сердце.







Заполночь.


Кто-то невидимый ахает,


Вечности близкой темнеет нора.


Время уходит


короткими взмахами


И на Земле – ни кола, ни двора.



Лиричность – важный элемент воздействия. Когда мысль ещё не сформирована, а чувства уже бушуют в душе читателя.







Слово, как влажную марлю,


прикладывать


на оголённую рану вины…



Стремленье к совершенству и сомнения – вечернее вдохновенье, вот чем живёт поэт. И вот как он пишет.







Чтоб, как река утратив берега,


утратить всё: пространство,


время, имя.



Главное, этому веришь.


Веришь в эту непридуманность:







Я, как стакан, – до дна.


Я вымолчан…


Это интересно, это продавливает, задевает.


Поэт разнообразен, зримо-конкретные детали уходят в бесконечность, влекут за собой.







Ночь города в окно посеяна.


С есенинской похмельной


нежностью


раскинуто бельё постельное,


как Русь безропотная, снежная.




РОДНОЙ ЯЗЫК — НАШ ПРОМЫСЕЛ ЖИВОЙ



Гул великой поэзии всегда присутствовал вокруг нас. Он исходил из земли и неба. Не каждому поэту удавалось уловить его. Сергею Донбаю это дело всегда было по плечу.







Едва поднебесный фонарь


в ночной погружается дёготь,


как громы берётся громарь


за ниточки-молнии дёргать.






Сергей ДОНБАЙ
Сергей ДОНБАЙ


Эмоция всегда была у поэта выше смысла, пусть даже неотвратимо превосходящего над всем, и поэт играючи демонстрирует поэзию в поэзии.







Смешно, но вспомнил:


вернусь из Парижа


и надо будет копать картошку.



Или вот ещё:







– Серёжа, мы в Риме,


давай поцелуемся!


Точность характера лирического героя выверена интуицией. Другого инструмента у поэтов не существует. А интуиция сродни таланту.


Присутствие смысла изящно и ненавязчиво демонстрируется в строках и между ними.







Одинокая ноша


веселится в полях,


ей одна лишь забота:


ля-ля-ля, ля-ля-ля.



О чем это стихотворение? Конечно же, о нас, о нашей жизни, о нашем мировоззрении, о наших чувствах и помыслах, и так далее. Умеет Сергей Донбай послать стрелу далеко за горизонт и, не видя мишени, поразить точно цель.







«У дороги чибис…


он кричит – чудак!»


Радости случились,


лишь печаль – никак.



Пластичность языка, интуитивно выверенные паузы между словами влияют на читателя так, как того пожелает поэт.







От первых потаённых чувств:


«Быть может…»


И до надежды страстной:


«Может быть!»



Вот бесконечный отрезок времени и пространства, в котором мечтает заниматься старинным трудом каждый поэт.







Читатель известный ворюга


прочитанных книг.



И, продолжая эту тему, Поэт подводит итог:







На русском престоле


Князь-Книга,


И Книжка – Княжна.




ЛЕТО, ПОТЯГИВАЯСЬ, РОСЛО







За моей неуклюжей,


тяжёлой спиной


Мир,


напитанный стужей,


тяжёлый, больной.






Владимир КРЮКОВ
Владимир КРЮКОВ


Так уверенно идёт по жизни российский поэт Владимир Крюков, небрежно добавляя:







это не просто седина,


это – переохлаждение


крови.



Строчки его стихов неподвластны времени, и те сотни тысяч читателей, которые живут на сайте «Литературной России», со мной согласятся.


Владимир Крюков сумел продолжить философию Тарковского, неуловимую мощь строчек Слуцкого, оставаясь самим собой:







Когда же метель


за порогом


жестока необычайно,


звук ложечки в чашке чая


может надолго растрогать.



Или вот ещё один пример, когда поэт на «ты» с временем и пространством.







И что случилось –


потом не помнил,


он в этом


не разобрался сам,


но ясно,


неотвратимо понял,


что будет жить


по другим часам.



Сказать и сделать не одно и то же. Но если поэт так сказал, он так и делает. И в этом его величье.







Мы сидели почти без слов,


только чувствовали,


ощущали,


как в безбрежности,


за плечами


лето, потягиваясь, росло.



Надо быть талантливым поэтом, чтоб такое увидеть и запечатлеть в строчках.















Михаил АНДРЕЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *