Дисциплинированный член КПСС

№ 2011 / 29, 23.02.2015

Ана­то­лий Ёл­кин был страш­но та­лант­ли­вым кри­ти­ком. Но его по­гу­би­ли жут­кая дис­цип­ли­ни­ро­ван­ность и вер­ность оди­оз­ным чи­ну­шам.
Ана­то­лий Сер­ге­е­вич Ёл­кин ро­дил­ся 21 ап­ре­ля 1929 го­да в Ле­нин­град­ской об­ла­с­ти

Анатолий Ёлкин был страшно талантливым критиком. Но его погубили жуткая дисциплинированность и верность одиозным чинушам.







Анатолий ЁЛКИН
Анатолий ЁЛКИН

Анатолий Сергеевич Ёлкин родился 21 апреля 1929 года в Ленинградской области, в городе Лодейное Поле. Его отец до революции слесарничал, в гражданскую войну стал красным комиссаром, потом выучился на инженера-кораблестроителя и впоследствии занял должность заведующего промышленным отделом Мурманского горкома партии.


Биография Анатолия Ёлкина поначалу развивалась очень гладко. Сразу после школы он поступил на журфак в Ленинградский университет, потом остался в аспирантуре, вступил в партию и в 1955 году защитил кандидатскую диссертацию о судьбе западно-украинского публициста Ярослава Галана, после чего его взяли старшим редактором в издательство «Советский писатель».


В 1957 году всесильный зять Никиты ХрущёваАлексей Аджубей с подачи Юрия Воронова пригласил молодого и очень способного филолога к себе в «Комсомольскую правду», назначив его на важную должность заведующего отделом литературы. В газете Ёлкин очень сблизился с вольнолюбивым прозаиком Анатолием Гладилиным. Они потом вместе по указанию секретаря ЦК комсомола Лена Карпинского «открыли» для читающей России Новеллу Матвееву. «Стихов у Новеллы было много, – вспоминал спустя годы Гладилин, – но почти в каждом соседствовали замечательные строчки и откровенная графомания. Графоманию мы с Ёлкиным жёстко вырезали, монтировали хорошие куски и стихи подбирали так, чтоб всего было в меру – лирики, природы, исторических экскурсов <…> Ёлкин сочинил Новелле соответствующую биографию. Нельзя было писать, что Новелла – домработница в семье военного, что у неё нет даже четырёхлетнего образования… У Ёлкина Матвеева работала в колхозе пастушкой, школу оставила по болезни, но читала много книг, а уроки на дому ей давала мама» (А.Гладилин. Улица генералов. М., 2008).


Но ровно через полгода после блестящего дебюта Матвеевой в «Комсомолке» Ёлкин первым же своего приятеля «сдал». Случилось это сразу после появления в журнале «Молодая гвардия» гладилинской повести «Песни золотого прииска». Эта вещь чем-то не угодила Магаданскому обкому партии. Большевики Колымы пожаловались Хрущёву. И «Комсомолке» дали задание осадить зарвавшегося литератора.


В газете долго думали, кому бы поручить исполнение партийного заказа. Главный редактор «Комсомолки» Воронов не хотел подставлять Ёлкина, зная, что тот с Гладилиным приятельствовал. Но Ёлкин сам полез на амбразуру, решив, видимо, выслужиться. Позже Гладилин рассказывал: «Толя Ёлкин позвонил мне поздно вечером домой и сдавленным голосом (я понимаю, что он рисковал) сказал: «Толь, ничего не могу сделать. Я тянул, как только мог, – ничего не могу сделать, извини». На следующий день я покупаю «Комсомольскую правду», и там большая статья моего дружка под заголовком «В плену очернительства» (или «В кривом зеркале…», я сейчас не помню). В статье толково разъясняют, как я оклеветал рабочий класс, как посмеялся над бригадой коммунистического труда, исказил жизнь, не понял, не разобрался… Словом, полновесная погромная статья».


Гладилин считал, что Ёлкин был бесхребетным человеком, склонным к выпивке. «Ему приказывали ругать – он ругал. Ему приказывали хвалить – он хвалил, причём с удовольствием».


Но из «Комсомолки» Ёлкина убрали в 1962 году не по причине беспринципности, а из-за банального пьянства. Выпав из номенклатурной обоймы, критик несколько лет вынужден был заниматься сначала редактурой всякой чепухи в издательстве «Прогресс», а потом обзорами занудных романов о рабочем классе в газете «Труд». Вновь наверх Ёлкина вытащили Иван Стаднюк и Михаил Алексеев. С подачи этих литгенералов критик в 1966 году стал главным редактором совершенно безликого издательства ДОСААФ, специализировавшегося на выпуске псевдопатриотической литературы об армии. А ещё через два года Алексеев сделал его своим заместителем в журнале «Москва». В благодарность Ёлкин потом написал о своём бездарном шефе комплиментарную монографию.


Тогда же Алексеев подготовил почву для вступления критика в Союз писателей. Рекомендации ему дали Людмила Скорино, Аркадий Васильев и Ярослав Смеляков. «Пишет Ёлкин, – отмечал в 1971 году партийный надзиратель за деятельностью Московской писательской организации Васильев, – как правило, хорошо, остроумно, задиристо. Последнее – причина того, чтобы его статьи не для всех приемлемы безоговорочно. Его статьи – это всегда знание предмета, полемичность, острота постановки вопроса <…> Уверен, что он, будучи членом Союза, принесёт много пользы нашей организации, как прозаик и как знаток литературы, и как дисциплинированный член КПСС».


Но в какой-то момент Ёлкину стало тесно в рамках литературной критики. Ему всё больше не давали покоя воспоминания о проведённых на Кольском полуострове детстве и юношестве. Ведь на его глазах закладывался атомный подводный флот. Там он взялся за роман «Атомные уходят по тревоге».


Умер Ёлкин 29 апреля 1975 года в Москве.

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *