Как Владимир Крупин ходил служить в армию

№ 2006 / 9, 23.02.2015


Поучиться бы молодым прыткоскабрёзным литераторам, как надо писать о любви и близости: «По дороге мы останавливались и целовались. Я немного отстал и поразился красоте картины: Таня шла, освещённая золотом луны и вся сквозящая тонкой белой фигуркой сквозь пелерину распущенных волос. Я догнал её, повернул весёлое, ласковое лицо, целовал его, а Таня смеялась, вздымала руками волосы и клала мне их на плечи… Я взял её на руки, такую лёгонькую, и долго нёс уже не по тропинке, по мокрой траве. На обрыве бросил на землю пиджак, и мы опустились на него». Это из новой небольшой книжечки Владимира Крупина «Повестка», выпущенной в свет «Русской миссией». А произведение это вовсе-то не о любви, а о призыве в армию, о первых неделях службы. Хотя и о любви, конечно же, поскольку всё у Крупина и всегда о любви: к большой и малой Родине, к друзьям, к юности, к женщине, к земле, к горнему небу. Характерен и эпиграф к книге, взятый из Евангелия от Иоанна: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». Эти бы слова да всю эту повесть каменными буквами в те современные воинские части, где… Ну, сами знаете, что там творится, не буду лить воду на мельницу комитетов солдатских матерей.
Да, в юности автора армия была совершенно иной. И атмосфера внутри и вокруг неё гораздо нравственнее. А Владимир Крупин прирождённый и один из лучших отечественных рассказчиков. Ему не надо ничего выдумывать или высасывать из пальца. Он просто пишет жизнь, как она есть. Однажды он сказал мне, что литературные персонажи, созданные воображением (особенно, талантливым), мыкаются в бесплотном мире, снуют между живых людей, не знают, куда себя деть, хорошо ещё, если кто-нибудь из них в конце романа под поезд бросится – и тем покончит со своими страданиями. А если автор оставит их на распутье? Нет уж, лучше никого не выдумывать. Вот и в этой книжке герои её продолжают жить, балагурить, любить и ходить служить в армию, потому что они плоть от плоти, и кровь от крови, а не от разжиженных литературных мозгов.
Маленькая деталь. Случайно или нет, но в выходных данных написано: «Текст Владимира Крупина». Какой текст? Что за скромность такая? Тексты – у современных пишущих дамочек и половозрелых литподростков. А здесь – подлинная художественная проза. Они-то не стесняются обозначать себя, как «лучший любовный роман», «лучший триллер» и так далее. А у нашего почти классика – просто «текст». Эх… Приведу ещё «Памятку бойцу» из этой книги:
«Ты живёшь в России. У тебя нет запасной Родины. Нет двойного гражданства. В России могилы твоих предков. Здесь сохранится память о тебе. Такая, какую ты заслужил своими делами при жизни. Скажи себе: я люблю Россию больше своей жизни… Я буду делать всё, чтобы Россия окрепла духовно, политически, экономически. Чтобы в области просвещения и культуры она шла своим нравственным высоким путём, а не падала в адские бездны массовой «культуры». Я поддерживаю главную религию России – Православие. Я знаю, что Россия – Дом Пресвятой Богородицы… Я знаю, что второй земной жизни у меня не будет, что я ничего не унесу с собой с земли в землю, знаю, что в вечности дам отчёт за каждый свой поступок. Я молюсь за своих врагов, но с врагами Христа и России готов биться до последней капли крови». Именно такие слова нужно взять нынешнему министру обороны Сергею Иванову на вооружение.
Постскриптум. Владимир Николаевич посетовал мне, что книжку-то издательство выпустило, а вот платить гонорар не намерено. Сунуло полторы сотни экземпляров. И что ему теперь, стоять на Тишинском рынке и торговать? Хотя само оно книгу в магазинах продаёт и прибыль имеет. Такие вот дела у нас не только в армии, но и в издательской практике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *