Злюсь на классику

№ 2011 / 35, 23.02.2015

Ди­а­на Маш­ко­ва – кан­ди­дат фи­ло­ло­ги­че­с­ких на­ук – ра­бо­та­ла на ка­фе­д­ре, по­том, по­няв, что с пе­да­го­ги­че­с­кой зар­пла­ты се­бя и ре­бён­ка не про­кор­мишь, уш­ла ра­бо­тать… в круп­ную авиа­ком­па­нию

Диана Машкова – кандидат филологических наук – работала на кафедре, потом, поняв, что с педагогической зарплаты себя и ребёнка не прокормишь, ушла работать… в крупную авиакомпанию, где целых девять лет руководила огромным отделом со множеством подчинённых и ненормированным рабочим днём. При этом Диана с самого раннего детства мечтала стать писателем. И писала в немногие свободные минуты – для себя, в стол. Друзья не дали зарыть талант в землю, с их подачи рукописи попали в издательство «Эксмо», и мы узнали нового писателя. На днях у Дианы Машковой вышла уже восьмая книга «Любовный треугольник».







Диана МАШКОВА
Диана МАШКОВА

– Диана, главные герои вашей книги – муж и жена, а любовный треугольник предполагает третьего лишнего. Кто грешен: супруг или супруга?


– Не хочу рассказывать, но недели две назад, когда я узнала, что книга выходит в печать, я в своём блоге попросила читателей угадать – кто же окажется изменником из двух претендентов. И некоторые угадали, хотя подозрения в первую очередь падают на мужчину…


– В центре событий – двое сильных, амбициозных и успешных супругов, два лидера. Насколько они могут уживаться вместе?


– Это практически невозможно. Хотя бы один из супругов должен уметь уступать. Но прототип у этой семейной пары есть – это муж и жена, которые владеют на равных правах одной компанией, работают вместе. И это ситуация, близкая к нонсенсу. И им очень тяжело уживаться – приходится уступать друг другу, идти на компромисс. И если это не получается, происходит ровно то, что произошло в книге. Амбиции с семейной жизнью плохо совместимы. Если женщина, например, успела в карьере, в бизнесе, то наладить при этом мир в семье, уют в доме, детей воспитать и с мужем отношения сохранить – может, наверное, только одна на миллион. Нужно учиться этому, это тяжёлая работа.


– Планируете ли продолжение этого романа?


– Оно может быть, но это будет зависеть от читателя. Если читателю будет всё ясно и понятно, то зачем писать дальше? Но любой бизнес, любая жизненная ситуация могут быть настолько многогранными, что можно бесконечно писать и вторую, и третью часть. Моя новая книга не связана с этими героями и с этим бизнесом. Если вы заметили, то в каждой моей новой книге описывается одна бизнес-структура – это или авиакомпания, или сеть супермаркетов, или, как мой следующий роман – кафедра университета. Всё это знакомо мне не понаслышке, везде я работала и хорошо изучила, как всё работает.


– То есть, все сюжеты взяты из жизни?


– Очень многое взято из жизни. Некоторые писатели сначала придумывают сюжет. У меня сначала рождается идея, на которую потихонечку нанизываются ситуации из жизни. В этой книге – это взаимоотношения супругов, объединённых общим бизнесом, общей собственностью…


– Персонажи в ваших книгах ведут себя согласно задуманному плану или иногда бунтуют?


– Бывает, что и бунтуют. Перед написанием романа я обычно придумываю героя – где он родился, учился, в какой семье рос, что повлияло на формирование его характера. На 90 процентов эта информация может остаться, но, имея эти исходные данные, герой в определённый момент может начать себя вести тем или иным образом, каким я даже не предполагала. Тогда я понимаю, что героя надо отпустить. И иногда герой вытягивает финал, неожиданный даже для автора. Но общая идея всё равно останется неизменной.


– Ваши романы – это были?


– Нет, ни про одну свою книгу я не могу так сказать. Это вымысел, причём закрученный и очень динамичный.


– Какие темы интересуют вас как писателя?


– Странный вопрос. Меня очень интересует жизнь людей. Об этом и пишу. Следующий мой роман будет посвящён системе образования в нашей стране. Поскольку я сама кандидат наук и раньше работала на кафедре, я вижу, что сейчас происходит, и не могу об этом не думать и не писать. Эта тема меня убивает и заставляет бояться будущего в нашей стране, поскольку я вижу, как глубоко и как низко мы пали.


– Вы сами читаете? Какие книги вам нравятся?


– Я много читаю, ищу, в первую очередь, смысл, но если автору при этом удастся меня развлечь, я буду только рада. Я очень люблю зарубежную классику, французов 19-го века – это Флобер, Мопассан, Золя, Гюго. Поэтов французских я очень люблю – Бодлер, Верлен, Малларме… Получилось, что моя юность прошла именно с этой литературой.


– А что касается русской литературы?


– Я очень люблю классическую русскую литературу с одной стороны, а с другой стороны – очень злюсь на неё: она не создала ни одного адекватного женского образа. То есть, это либо тургеневские кисейные барышни, либо как у Достоевского – надломленные, несчастные… Нет героинь, которые были бы мне близки и понятны. У меня такое ощущение, что у них постоянно недостаёт логики. Оно и понятно – в России женщины всегда играли не главные роли – были либо в роли прислуги, либо, если это жёны дворян – выходили в свет, были украшением при муже. Теперь всё поменялось. Мы стали полноценными личностями. Поэтому я и люблю современную литературу и читаю тех авторов, которые создают сильные образы женщин, которых я не смогла найти в литературе столетней давности.


– Кто ваш первый критик?


– У меня очень хороший редактор в издательстве «Эксмо» – Ольга Аминова. Моими первыми критиками вообще были поэт Андрей Дементьев и писатель Юрий Поляков. Благодаря их отзывам и позитивным откликам я и оказалась в литературе.










Записала Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *