НА ПОВЁРНУТОЙ ПЛАНЕТЕ

№ 2006 / 9, 23.02.2015

Трудно не «растечься по древу», вспоминая недавнюю поездку – полёт! – в Штаты (пусть всего десять дней там проведено, зато не туристом был, а гостем званым), однако к лапидарности клонит не только память о «сестре таланта», но и вполне объяснимое желание не расплескать впечатления, чтобы ярче полыхнули они в стихах, неизбежность написания которых ощутил, еще над Атлантикой летя…
Итак, я лечу в Америку по приглашению поэта Георгия Садхина и редактора издающегося уже почти три десятилетия в Филадельфии русскоязычного поэтического альманаха «Встречи» Валентины Синкевич.
Новый Свет встретил безоблачным небом. Правда, полчаса ждать пришлось, пока «швартовочный узел» освободится: и в Америке, гляди-ка, сбои!.. Садхин притомился меня ждать. А узнали друг друга сразу – не по фотографиям даже, не по оговорённым приметам – по заочно наметившемуся родству душ. Оно, родство это, в машине разговорами закрепилось: от Нью-Йорка до Филадельфии больше часа езды. Юра (Георгий он только в публикациях) за рулём своей «Тойоты» даже новые стихи прочёл.
Сколько русскости в этом американском стихотворении!.. Много раз в Новом Свете ловил себя на мысли, что мир тесен, и гораздо больше здесь того, что нас сближает, а не разъединяет… И в первый же день придумав броский пассаж «На Повёрнутой Планете», с течением времени всё больше убеждался, что эта «повёрнутость» отнюдь не помеха для взаимопонимания.
Правда, куда больше пришлось мне общаться с русскоязычными американцами, зовущими себя, вне зависимости от национальности, – русскими. На атлантическом побережье чуть ли не в каждом городе есть свои «русские городки», в Филадельфии это – Норд-Ист. Там и поселился я в тёплом (физически и духовно) доме Садхиных.
Филадельфия в пять раз больше Москвы по площади и где-то вдвое меньше по численности населения. Белки там даже в центре снуют, а в Норд-Ист спокойно заходят лисы и лоси, в парках расхаживают дикие индейки…
«Первопрестольная» Филадельфия достойно гармонична и доступно величественна, как – да простится мне это сравнение! – легендарная Валентина Синкевич, редактор «Встреч», в доме у которой мы собрались. Я ожидал встретить академичную особу, а эта малороссийская полька, девушкой вывезенная с Украины немцами, попавшая в зону оккупации американских войск и оказавшаяся в конце концов в Америке, оказалась не только энциклопедически образованной, но и остроумной, энергичной, да просто, вопреки годам, очаровательной! Сколько переговорено было! Сколько стихов прочитано!..
Бурное застолье у Оли Родионовой. Как всегда, в субботу собралась у неё литературная студия. Радостно встречают мной привезённый свежий номер «Сибирских Афин» с большой публикацией Оли. Вот характерные для неё, прямо-таки зримые строки:

За окном, наблюдая движенье небес,
Изумишься случайному снегу,
И присядет на краешек времени бес,
Прокатившись на пятках с разбегу.

А из студийцев сразу выделил я гарную Катерину Тараненко: «Ушла в себя, вернусь не скоро!..» Читать мне свои стихи в такой среде было приятно и радостно: понимание полное!.. Ну а богема, она и в Америке богема…
Поездка на весь день в Атлантик-Сити. Самостоятельная. Юра пристроил меня к автобусу, несколько раз в неделю вывозящему пенсионеров Филадельфии к океану и в знаменитое казино. В автобусе лишь несколько американцев, остальные русские. По договорённости я чуть ли не всю дорогу читаю стихи в автобусный микрофон. Американцы сперва подремать пристроились, потом попросили соседей переводить меня. Уж не знаю, как там переводилось, а среди русскоязычных интерес ко мне возник не меньший, чем несколько позже – при «показательном» моём одиночном купании в серых волнах октябрьского океана…
Выступление в нью-джерсийской галерее художника Валерия Исхакова, уроженца Ташкента. В этот день в Филадельфию приехал из далёкого Хантигтона (десять часов за рулём) неповторимый поэт и крупный биолог Виктор Фет, бывший новосибирец. Но не в Сибири мы познакомились – Виктору прислала мою статью о русскоязычной американской поэзии в «Литературной России» Валентина Синкевич, он связался со мной по электронной почте, поблагодарил, что добрым словом в статье помянут, посетовал, что в Америке с «литературными тусовками» связан лишь заочно, что сложилось мнение, будто его стихи понимают только его жена, четвёрка друзей, да теперь вот я…
В Арт-галерее Валеры Исхакова Фета так и представляли – моим другом. А вообще, много друзей и людей понимающих там нашёл. Разве что одна вертлявая дама, споря со мной, уверять стала, будто эмигрантам в Америке ностальгия неведома. Так её чуть не вывели… Живой интерес вызвала моя лекция «Поэтическая мозаика Томска», рад был, что из «Сибирских Афин» двое русско-американцев цитировали восьмилетнего поэта-томича Максима Бакулина, что стихи мои воспринимались так, как и хотел…
…Взлетающий «Боинг» накренил горизонт. А ведь эта часть планеты столь же повёрнута к солнцу, как и наша. Пусть тепло не иссякает ни здесь, ни там.Александр КАЗАНЦЕВ г. ТОМСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *