Секрет привлекательности

№ 2011 / 41, 23.02.2015

На этот раз хо­те­лось бы за­тро­нуть один ча­ст­ный, но го­ло­во­лом­ный во­прос, свя­зан­ный с ис­поль­зо­ва­ни­ем са­дист­ских и ма­зо­хист­ских мо­ти­вов в сек­су­а­ли­зи­ро­ван­ной рек­ла­ме.

На этот раз хотелось бы затронуть один частный, но головоломный вопрос, связанный с использованием садистских и мазохистских мотивов в сексуализированной рекламе. А сформулировать его можно так: каким образом реклама, основанная на обращении к садизму и мазохизму, может сделать привлекательным товар, не являющийся SM-атрибутикой?





Нам известна всего одна серьёзная книга на эту тему – «Секс и насилие в рекламе» (СПб.: Питер, 2008) доктора филологических наук и профессора факультета журналистики Софийского Университета Христо Кафтанджиева. Книга представляет собой коллекцию рекламы, использующей мотивы секса и насилия, – свыше 800 иллюстраций – и комментарии, призванные объяснить механизм рекламного воздействия. Но в том, что касается поставленного вопроса, автор обнаруживает теоретическую беспомощность, которая сама по себе довольно поучительна.


Кафтанджиев полагает, что садо-мазо (SM) – это понятие, которое можно использовать в качестве синонима слову «зло». С помощью обращения к садизму и мазохизму мы создаём имидж продукту, пользуясь тёмной стороной человеческой психики. За этими соображениями следует сумбурный раздел, озаглавленный «Причины, по которым мы пользуемся обращениями к злу». Процитируем его полностью:


«– Они отражают основные характеристики человеческой природы (её тёмной стороны).


– Призывы к сексу тесно связаны с призывами ко злу. Такой взгляд на их генетическую идентичность вытекает из того, что секс и зло формируют единое целое (одно семантическое поле) с точки зрения христианской религии. Неслучайно красивая обольстительница в большинстве случаев оказывается исчадием ада. Это один из основных мотивов в иконографии при изображении ада.


– Постмодернистская культура отбрасывает идею о добром начале в душе человека. Некоторые постмодернистские рекламы стали убедительным примером того, как успешно мы можем использовать обращения ко злу.


– Они очень привлекательны для большой аудитории, поскольку осмеивают официальную культуру (идеологическую, политическую, образовательную, административную и др.) со всем её гнусным лицемерием.





– Некоторые товары органично привязаны к этим призывам. Это крепкие алкогольные напитки, модные вещи и многое другое.


– Некоторые СМИ – журналы о стиле жизни, телевизионные каналы, предназначенные для молодёжной аудитории, – очень подходят для обращений ко злу.


– Реклама – это часть массовой культуры, так же как голливудские фильмы и сюжеты по MTV. Насилие и секс – неотъемлемая часть этой культуры».


Из второго пункта этого сумбурного перечня следует, что «садо-мазо» ассоциируется со «злом» постольку, поскольку и то, и другое в христианской культуре образует общее семантическое поле со словом «секс». Таким образом автор уклоняется от ответа, сводя проблему обращения к садизму и мазохизму в рекламе к проблеме сексуализированной рекламы вообще.


Сразу скажем, что отсылка к христианским корням в данном случае не работает. Это доказывается необыкновенная популярность SM-эстетики в странах Восточной Азии (особенно в Японии), культуры которых не укорены в христианской религии и не имеют ярко выраженный сексуально-репрессивный характер.


Что-то похожее на объяснение эффективности обращения ко злу содержит лишь четвёртый пункт («обращения ко злу осмеивают официальную культуру»). Эта зацепка позволяет нам наметить подход к решению. Задумаемся: какие именно компоненты официальной культуры осмеивают обращения к садизму и мазохизму?


Во-первых, культуру ухаживания за противоположным полом, во-вторых, культурные барьеры на пути удовлетворения сексуального чувства, в-третьих, нормы социального общежития – толерантность, политкорректность, правопорядок и так далее, которые в реальной жизни во многом носят имитационный характер.


Но самое главное, что ускользнуло от Кафтанджиева, садистские мотивы содержат прямой призыв к господству – удовлетворению одной из самых насущных потребностей среднего человека. А безнаказанное проявление насилия и агрессии есть признак господства. Катарсис в данном случае достигается путём самоидентификации с агрессором, насильником, нарушителем культурных норм.


Мазохистские мотивы также представляют собой призыв к господству, но через подчинение, которое выступает в данном случае как психологическая победа индивидуума над неотвратимыми внешними обстоятельствами. Катарсис в данном случае достигается путём самоидентификации с добровольной жертвой, воспринимающей мучительную зависимость от чужой воли в качестве желательного состояния.



На картинках – реклама пылесоса и автоматической зубной щётки



Михаил БОЙКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *