Надежда МИРОШНИЧЕНКО А ВСЁ ЖЕ СТАЛИНГРАД УБРАЛИ ЗРЯ

№ 2006 / 10, 23.02.2015


РУССКИЙ ГИМН
Выткана чёрным и красным по белому
Родины высшая суть.
В бешенстве тщится орда оголтелая
Крест её перечеркнуть.
Колокола над вершинами подняты
В неба бездонную близь.
Это, чтоб мы, неразумные, поняли:
Родина, объединись!
РУССКИЙ ГИМН
Выткана чёрным и красным по белому
Родины высшая суть.
В бешенстве тщится орда оголтелая
Крест её перечеркнуть.
Колокола над вершинами подняты
В неба бездонную близь.
Это, чтоб мы, неразумные, поняли:
Родина, объединись!

Родина! Рощицы! Россыпи! Роздыми!
Роздыхи через судьбу!
Что же твой путь, не усыпанный
розами,
Светит звездою во лбу?
Что ж твои отроки входят былинами
В сполохи пламенных лет.
Что же на песни твои журавлиные
Мира слетается свет?

Вот и открыты и тайны, и замыслы.
Вот нам и проще идти.
Самая русская и православная,
Лучше тебя не найти.
Светлая, чистая, чинная, смелая,
Вечно такою же будь!
Выткана Чёрным и Красным –
по Белому
Родины высшая суть.

***
А у нас с тобой есть Отечество
И по имени, и по отчеству.
На краю судьбы человечества
Нам и честь оно и высочество.

А у нас с тобой есть великое
Слово Первое, Слово Божие,
Многогранное Одноликое
Сердоликое в Бездорожии.

А у нас с тобой есть История
Беспощадная, безупречная.
Не оболганная в «Астории»,
А другая, какая вечная.

Но любой верстой по земле пустой
Каждый куст густой –
нам товарищем.
А у нас с тобой на Руси Святой
Знамя русское над пожарищем.

***
Валерию Михайлову

Сохранив прекрасные мгновенья,
Сердце он растратил на слова.
Золотой слезой стихотворенья
Выболела к ночи голова.

И, прильнув к великому молчанью.
К небывалой в мире тишине,
Стал он слушать неба замечанья.
И ему понравились оне.

Вот я и подумала, что если
С этим поднебесным подружусь,
По-другому пригожусь я песне,
По-другому людям пригожусь.

А ещё в эпоху обнищанья
Мне пришлось в родимой стороне
По сердцу великое молчанье
С золотою строчкой наравне.

***
Вернули Сергиев Посад и Киров,
А всё же Сталинград убрали зря.
У каждого из нас свои могилы.
Великая история своя.
И мамин младший брат,
весёлый Борька,
Сгорел он в танке в Сталинграде всё ж.
Оттуда к ним добралась похоронка,
А этого, простите, не вернёшь.

ГРОЗА
Люблю грозу. Навыворот душа.
Да больно страсть природы хороша.
Да этот гром и молния. И ливень.
И чистый до прозрачности перрон.
Да можно ли на свете
быть счастливей,
Чем в этот миг, что светом оперён.

Люблю грозу и книги Гончарова.
Обрыв. Обломов, понятый едва.
Сегодня ночью, ровно в полвторого
Я повторяла русские слова.

Обрыв, Обломов. Как всё это рядом.
И хорошо, что их не извели.
Не поняли, списали на досаду,
На русскую бесхитростность земли.

А ливень лил, а молнии сверкали.
А бес бесился, а клубился мрак.
Но ангелы бесшумные слетали.
И гром под их бесшумностью иссяк.

КАКАЯ-ТО ПТИЦА…
Какая-то птица в дому завелась.
Лопочет, лепечет.
В породе еще я не разобралась:
Ни ворон, ни кречет.

Могу я рукою до клюва достать,
Да будет сердиться.
Ей в птенчиках долго ещё подрастать.
А всё-таки птица.

Сижу, как в берлоге, в далёком углу,
Она прилетает,
На солнечных зайцев глядит на полу,
Над ними витает.

И подолгу снова глядит: за окном
Ест крошки синица.
И ей она машет крылом и хвостом.
Такая уж птица.

КОГДА-НИБУДЬ
ПОТОМ…

Когда-нибудь потом, сейчас не надо,
Я вспомню в вишнях яблоневый сад,
Где мы с тобой на расстоянье взгляда
И август. И тепло. И звездопад.

И свёкор на крылечке. И сестрица
Твоя. И нынче Яблоневый Спас.
И мама, как бы не оговориться,
Моя свекровь, ревнующая нас.

О степь и пыль. И меловые горы.
Да в речке – раки. Да звезда в тазу.
И первые супружеские ссоры.
И молодость на голубом глазу.

Когда-нибудь, потом, мы станем
вместе
Всё это счастьем называть всерьёз.
А там, в саду, нам всем казалось тесно.
Теперь вдвоём свободно, но до слёз.

***
О.К. Кулагиной-Мирошниченко
Мама моя, всё я вижу теперь по-новому,
Там, где мешали прежде дела и лень.
Мама моя, золотая ветка кленовая,
Что тебе чудится в этот осенний день?

Бабьего лета в этом году нам выпало
Сверх закромов, проливается через
край.
Мама моя, ну какая тебе-то выгода
От журавлей, что в заморский
собрались рай?

Что же ты платье надела своё
нарядное?
Что же ты смотришь в небо за облака?
Небо сегодня – пастбище неоглядное
С огненным шаром солнечного цветка.

Мама моя, а кленовые листья
кружатся
Сверх закромов, просыпаются через
край.
Может, их дразнят откуда-то с неба с
тужицы.
Мама моя, родная, не облетай.

Мама моя, золотая ветка кленовая,
Полная жизни и всяких других чудес.
Мама моя, всё я вижу теперь по-новому.
Только прошу:
навсегда оставайся здесь.

***


Не хочу, чтоб герои Отечества гибли
от водки.
Не хочу, чтоб поэты писали плохие
стихи.
Ведь куда б я ни шла, лишь подвижники
и самородки
Мне встречались в России сквозь
торжища и лопухи.

Не хочу, чтобы дети росли без руля
и ветрила.
Не хочу, чтобы взрослые прожили
жизнь без стыда.
Не хочу, чтобы мать сквозь века
по сынам голосила,
Чтоб сгубила Отечество Незолотая
Орда.

Пожалейте поля, их безродные
чертополохи!
Полюбите леса, партизанские топи
болот!
И на стыке времён, на пылающей плахе
эпохи
Поднимите знамёна, сплотившие
Русский народ.

Для чего небеса проглядели глаза
над Россией?!
Для чего океаны девятый задумали
вал?!
Для чего мы сегодня отправились
в путь за Мессией,
Если не для того, чтобы нечисть
сразить наповал?

Я люблю эту землю, родную по слову
и крови.
Каждой пядью её дорожу, как своей
пятернёй.
Мне не надо учиться к Отечеству
верной любови
В этот День Покрова на дорогах беды
прописной.

ТАМ
Где-то облака другие. Где-то
Летом завершается весна.
Это не седьмое чудо света,
А его другая сторона.

Где-то по июню, как по лугу,
Дикие гуляют табуны.
Ветер в травах носится по кругу,
Ошалев от близости Луны.

Где-то, я наверно знаю это,
Кто-то тоже думает, что здесь
Света напиваясь до рассвета,
Ночи бело-розовые есть.

Где-то, самому себе не веря,
Кто-то, взяв за гриву ковыли,
Скажет: «Что там серебро да Север?!
Клевер – вот сокровище земли.

г. СЫКТЫВКАР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *