ЛЕНИН ЖИВ

№ 2006 / 10, 23.02.2015


«Ленин не труп! Он и теперь живее всех живых»…
Фраза из Интернета

«На главной площади страны не место кладбищу. Это даже не язычество… Я думаю, что это некая обирация советского сознания, которая воспринимала трупы вождей примерно как некий допинг режима вместе с серпом, молотом, колосьями, партбилетом»…
В.Новодворская
«Ленин не труп! Он и теперь живее всех живых»…
Фраза из Интернета

«На главной площади страны не место кладбищу. Это даже не язычество… Я думаю, что это некая обирация советского сознания, которая воспринимала трупы вождей примерно как некий допинг режима вместе с серпом, молотом, колосьями, партбилетом»…
В.Новодворская

«Думаю, что следующей акцией (после перезахоронения праха Деникина. – Прим. автора), это было бы правильно, должно стать предание земле тела Владимира Ильича, потому что он был одним из величайших деятелей мировой истории… Это должно быть сделано цивилизованно, по-человечески и грамотно. И если это будет сделано правильно, думаю, все люди поймут это».
Н.Михалков

«Сколько ещё лет мы будем показывать тело давно умершего человека? Это не по-христиански и абсолютно очевидно, что тело Ленина необходимо предать земле… Может быть, стоит создать специальную государственную комиссию, которая примет решение по данному вопросу»…
В.Матвиенко

«Если власть допустит такое кощунственное действие, мы организуем по всей стране акции неповиновения и не допустим этой свистопляски»…
Г.Зюганов

Из сообщения Фонда общественного мнения:
Нашим респондентам периодически задаются вопросы об отношении к идее захоронения тела В.И. Ленина. Как показывают данные, доли сторонников и противников этой идеи неустойчивы. Но аргументы сторонников и противников захоронения остаются стабильными. Большинство поддерживающих идею захоронения аргументируют свою позицию необходимостью соблюдения христианских традиций. Противники идеи ссылаются на то, что тело В.И. Ленина в Мавзолее – это символ советского периода нашей истории, памятник эпохи.

Вокруг этого вопроса – то полный вакуум, настороженное молчание, то лавина, обвал мнений. В Интернете самостийно вспыхивают форумы, где схлёстываются представители молодого поколения. В телевизионных студиях, на радиоволнах, на страницах газет сходятся люди поопытней, поматерей. А на площадях – от Москвы до самых до окраин – то под красными, то под другими знамёнами собираются люди пожилые:
«Захоронить тело Ульянова – Ленина»!.. «Не дадим вынести Ленина из Мовзолея»!..
Далее следуют доводы. Сторонники захоронения стоят на том, что существует, а точнее, существовала записка Ленина, в которой он просил похоронить себя на Волковом кладбище в Петербурге. Убеждают, что негуманно оставлять человека без погребения, не по-христиански десятилетиями выставлять тело напоказ. Что Ленин принёс много зла стране, и вообще, пора закрыть страшную страницу в нашей истории, мумия Ленина – символ уже несуществующей эпохи.
Противоположная сторона стоит на том, что Владимир Ленин – великий человек, много сделавший для угнетённых трудящихся в своей стране и для всего мира. Что с его именем связана великая эпоха, история. Что в демократическом обществе, какое провозглашено в стране, необходимо уважать права других людей, партий, исповедующих свои ценности. Что касается записки, то её никто не видел, а что касается христианства, то Ленин не верил в Бога. И вообще, о каком гуманизме речь…

Согласитесь, трудно остаться в стороне или над этой схваткой. А в том, что это именно схватка, настоящая – мировоззренческая, идейная, или, как ещё недавно принято было говорить, судьбоносная, сомневаться не приходится. С обеих сторон звучат аргументы, за которыми выстраданные убеждения, собственные и близких людей жизни и судьбы, революции, смены режимов, коллективизация, индустриализация, гулаги, войны…
А что на кону? Кроме прошлого, которое мы помним и знаем всякий по-своему? На кону – будущее, уверены все… Одни с убеждением, что путь в цивилизованное, процветающее будущее преграждают именно они, зияющие символы прошлого, самым зловещим из которых является мавзолей. Другие – со страхом перед этим самым будущим без Ленина, мавзолея, а заодно и бесплатной медицины, достаточной пенсии и так далее…
То бишь страсти вокруг захоронения или незахоронения Ленина вовсе не в тех доводах, которые звучат вслух. Дело во всё в том же столкновении двух представлений о будущем России. И это прекрасно понимает власть, Кремль, которому сегодня нужен просто-напросто гражданский мир. Мир и без того хрупкий, и без того колеблемый самыми смертельными сквозняками времени.
Потому президент не устаёт постоянно повторять: стабильность, безопасность, согласие. Добавляя в последнее время: социальная защищённость. Его не сложно понять, когда он имеет дело с двумя Россиями. Одна требует как можно скорее демонтировать железобетонные надолбы прошлого, а другая стоит на том, что и без того наломали дров, а всякий демонтаж былого строя у нас почему-то превращается в слом не самых бесполезных устоев общества, вплоть до традиций и понятий о морали и нравственности.
Как в известной притче о Ходже Насреддине, правы здесь, увы, и те и другие. Поэтому до тех пор, пока президент хранит молчание по поводу Ленина, его захоронения или незахоронения, пока он не высказывает публичных позиций на этот счёт, я на его стороне. А там, как говорится, посмотрим…
Кроме того, я бы посоветовал и другим официальным лицам – от федерального до уездного – не спешить демонстрировать своих, пусть даже личных предпочтений по этому вопросу, как это недавно сделали полпред Центрального федерального округа Г.Полтавченко или губернатор Санкт-Петербурга В.Матвиенко. Уже хотя бы потому, что на сегодняшний день разумного выхода из ситуации нет, достичь общенационального консенсуса не удастся, а продавить, протащить решение, как это нам всё больше и больше сегодня нравится, весьма чревато непредсказуемыми последствиями.
Вот кому не воспрещается высказываться, так это Жириновскому. И он с успехом пользуется сим обстоятельством. На днях он снова поделился с нами откровениями. Что решение о захоронении тела Ленина будет принято парламентом после выборов 2007 года. Неплохо, Владимир Вольфович. Особенно в последней части, где вы высказались за превращения мавзолея в государственную трибуну и уточнили адреса захоронения: тело Сталина – в Гори, а Ленина – в Симбирск…
За последнее время в стране поднакоплен уникальный и, возможно, актуальный опыт перезахоронения великих личностей прошлого. Может, это целый проект? И опытные уже в этом деле люди предложат нам нечто приличествующее моменту? И тогда все мы – вдруг такое возможно – согласимся? Причём без столкновения мнений, обеими сторонами?
Вот то-то и оно, что пока не ожидается здесь согласия. И не потому, что морально общество не готово. И недостаточная работа проведена на сей счёт с телеэкранов.
Просто потому, что рано быть согласию в этом вопросе. И если поторопиться, его никогда не будет.
Будет другое.
«Будет другое». Это сказано не в смысле пророчества гражданской войны, некоего армагедона или тому подобного. Просто принуждением одних другими мы не достигнем в своём государстве желаемого согласия.
Впрочем, войны тоже не произойдёт. Как и других, сколько-нибудь потрясающих Россию событий.
Зюганов, другие левые, конечно, вынуждены будут провести акции протеста, они прокатятся по регионам, даже по республикам бывшего Союза, однако технически это не такой уж не переживаемый момент.
Политически? Да, пожалуй, тоже. Это станет ещё одним элементом шоковой терапии, психологической, тяжкой для части старшего поколения, но это люди видали события и пострашнее.
Перенесут они это? В зависимости от того, что будет на второй чаше весов. При той заботе страны о своих стариках, какая существует сегодня, я первый, хотя ещё и не старый человек, воспользуюсь поводом, чтобы выйти на улицу. Объективно получится, на защиту Ленина.
КПРФ, как поступит она? Ну, как, как… Стандартно. Много слов и никакого дела, кроме демонстраций.
Момент, конечно, принципиальный для партии. Но партии всё же парламентской. Не верю я что-то в способности этой структуры повести народ на смену существующей власти. В конечном счёте сдаст она мавзолей.
И большее, товарищ Зюганов, компартия сдавала, ведь верно?
Нет, а что действительно серьёзного КПРФ может предпринять? Взвесив на тех же весах возможное, не находишь чего-нибудь такого, что стало бы смертельно опасным для власти, для осуществляемого курса.
Да и власть тут при чём? В смысле исполнительная. Не от неё же исходят инициативы по захоронению! Это общество, деятели культуры, представители других слоёв требуют. К тому же парламент, как предсказывает наш пророк, рано-поздно легимитизирует эту нарастающую волну…
Исполнительная власть не выступит на стороне Зюганова. Лично мне почему-то кажется, что с окончательным решением о захоронении она лишь наберёт веса. Не скажу, чтобы особо радостного по качеству, но по количеству…
Впрочем, если одновременно с этим людям будет полегче дышать в смысле материального благополучия и человеческого самоощущения, авторитет может выйти в самый раз, как пасхальное яичко, безукоризненный.
Что тогда останется делать КПРФ, её лидерам? Харакири? К счастью, подобный способ сохранения человеческого достоинства не принят среди коммунистических лидеров.
Что остаётся?
«Мудрость существует в единственном числе и имеет точные границы, а глупостей тысячи, и все они безграничны».
«Мудрость в делах, мне кажется, состоит не в том, чтобы знать, что нужно делать, а в том, чтобы знать, что делать прежде, а что позднее».
Мы привели два этих афоризма исключительно для того, чтобы читатель сказал себе: «Что-то же в своё время заставило задуматься об этом Генриха Гейне и Льва Толстого»…

Итак, что остаётся? Кроме того, чтобы следовать голосу разума и совести? Ничего.
Если без не присущего нашему времени морализаторства, то каждому остаётся делать своё дело.
Только сегодняшней элите, которая столь многое определяет в обществе, неплохо было бы хорошо понимать самой и при этом уметь донести до других смысл того, что она собирается делать. Возможно, услышав нечто связное, мы её поймём, услышим, пусть даже не все, но большинство в стране.
Другой элите, КПРФ, наверное, поменьше нужно употреблять показных фраз, гневливых слов и обличений. Кого обличать, если сами в коммунистической партии вырастили тех, кто идеологически разоружил, политически разложил, организационно ликвидировал страну, завещанную Ильичом. На кого теперь направлять гнев, кроме себя? Потерпевший поражение потерпит его до конца.
Надо уметь каждому самому нести крест свой.
И здесь я, наверное, скажу то, ради чего вообще взялся за перо. И мои слова к Геннадию Андреевичу Зюганову.
Геннадий Андреевич, вы, к сожалению, проигрываете битву за мовзолей. Боюсь, здесь обстоятельства выше вас. И надо уметь не только смотреть правде в глаза, но и действительно достойно идти навстречу ей.
У сегодняшней КПРФ есть единственное правильное решение, которое она может и должна принять. Концептуально правильность этого решения состоит в том, чтобы его мог бы понять и одобрить основатель компартии Владимир Ульянов. И как партийный вождь, и как человек. Такое решение есть, и вы, пожалуй, знаете его.
Хоронить Ленина должна его партия. Она имеет на это право. И только она. Нет у него, увы, никого ближе.
Боюсь, история не оставляет роскоши вариантов. В её пространстве гуляют лишь ледяные ветры необходимостей…

Поставив последнюю точку в отточии, я поехал на Красную площадь. Постоял перед мавзолеем. Представил, как лежит в его глубине, под саркофагным стеклом тело человека, который перевернул мир. Там нет Ленина, только прах его…
Подумалось, актуальна ли ныне строка поэта «Ленин и теперь живее всех живых»? Не знаю, не берусь судить. Но что знаю точно: он и сегодня – пусть не идеями, не бешеным своим темпераментом – как-то умудряется служить людям или, как сейчас говорят, своему электорату. Он не уйдёт с места, пока не станем жить лучше…
Александр РЫСИЧ (автор романа «Тора-Бора, или Богиня самоубийц», статьи публиковались в «Парламентской газете» и других изданиях)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *