От Москвы до самых до окраин

№ 2012 / 22, 23.02.2015

Май в Москве получился лихорадочным. В основном эта лихорадка относится к протестным акциям, начавшимся 1 мая и не утихающим до сих пор. За это время были и шествия, и Марш миллионов, и Контрольные прогулки

Май в Москве получился лихорадочным. В основном эта лихорадка относится к протестным акциям, начавшимся 1 мая и не утихающим до сих пор. За это время были и шествия, и Марш миллионов, и Контрольные прогулки писателей и художников, протестные чтения стихов возле памятника Мандельштаму, народные гуляния и Оккупаи… В общем, в столице скучать не приходилось. Да что там скучать – время от времени веяло чем-то серьёзным.


По сообщениям СМИ, нечто подобное происходило и в Петербурге, Нижнем Новгороде. А вот что делалось в остальной России, для меня лично оставалось неизвестным. Даже Интернет не давал исчерпывающей информации. Тогда я обратился к литераторам из разных городов с вопросами: «Было ли у вас нечто, подобное Контрольным прогулкам, Оккупаям, протестным народным гуляниям? Если да, то участвовали ли в них местные деятели культуры, писатели?


Как вы относитесь к такого рода акциям?»


Одни не ответили, другие ограничились лаконичным: «Не был, не знаю». Но всё же нечто вроде панорамы собрать удалось. Представляю её вашему вниманию.



Роман СЕНЧИН




Василий АВЧЕНКО, г. Владивосток



Во Владивостоке была акция только 6 мая – в рамках общероссийского «Марша миллионов». Это было шествие, завершившееся задержанием нескольких активистов движения ТИГР и КПРФ, в том числе депутата приморского ЗС Артёма Самсонова. Менты упёрли у «протестантов» символический гроб с надписью «демократия». Я вместе с активистами подежурил у Фрунзенского РУВД Владивостока и в мировом суде, нескольких задержанных отпустили без протоколов, двоих судили в мировом суде, но одного вообще оправдали, а другому выписали 500 рублей штрафа.


Потом уже никаких гуляний как-то не было. Писателей я на той акции не видел, да их и, собственно, нет.




Ольга ЛИЗУНКОВА, г. Владикавказ






Ни белых ленточек, ни «Контрольных прогулок» ни в нашей, ни в соседних республиках, насколько я знаю, нет. Более того, мне трудно себе представить, чтобы здесь проходили такие акции, даже в маленьких масштабах. Здесь люди гораздо больше озабочены местными проблемами и общественный протест выражается в других формах и по другим поводам. Причём эти акции-митинги зачастую носят спонтанный и довольно жёсткий характер.


Здесь вряд ли когда-нибудь люди будут собираться на подобные акции чисто в целях интересного и полезного времяпрепровождения. Вряд ли кто-то поселится на газоне просто ради того, чтобы стать частью протестного движения, как это, на мой взгляд, в большинстве случаев происходит в крупных городах. Причастность к оппозиции вдохновляет и звучит романтично, но здесь менталитет у людей всё же немного другой. Если у людей возникает душевный порыв выйти на улицу, то скорее всего это будет вызвано событием, которое непосредственно коснулось их самих или близких. Да, возможно, в провинции люди мыслят не так масштабно, но зато они рьяно ратуют за закрытие завода «Электроцинк» во Владикавказе, который уже много лет травит людей. На этой же волне недавно прошёл многочисленный митинг в городке Алагир против строительства там цементного завода.


Думаю, политические волнения пока не грозят Кавказу в силу многих причин. Одна из которых, если грубо сформулировать, – отсутствие политики вообще. Люди живут здесь вне политики, они её не чувствуют и участия в ней не принимают. Может быть, это связано с отсутствием политической культуры или ещё с чем-то, но все выходы людей на улицу вызваны локальными событиями и не политизированы. Выходят протестовать после убийств, после терактов, после выбросов «Электроцинка». А что в России выбирают президента, устраивают прогулки с писателями – это как будто очень далеко и нас не касается. Возможно, люди были бы больше заинтересованы в политической жизни страны, если бы в регионах были выборы, не знаю.




Наталья КОКАРЕВА, г. Абакан



Об обстановке в Абакане мне судить достаточно тяжело, потому что я живу тихо, общественные мероприятия посещаю редко… Хотя и ленточки были, и митинги были, но было всё это ещё в декабре, перед Новым годом. Посещали ли деятели культуры те мероприятия, я не знаю, потому что лично на них не присутствовала. А вообще последнее время в Абакане довольно спокойно. Об этом я сужу по настроениям моих оппозиционно настроенных друзей.




Андрей ЮРИЧ, г. Кемерово



После «Марша миллионов», который собрал в Кемерове меньше сотни человек, местные оппозиционеры пытались организовать протестные гуляния. В наших интернет-сообществах и в твиттере называли это «ОккупайКемерово» и «ОккупайЛобсанг». В Кемерове с какого-то перепугу стоит памятник псевдовосточному псевдофилософу Лобсангу Рампе, его и решено было оккупировать. Он на набережной, в центре города – приятное место, рядом много кафе, большой парк. Удалось собраться раза три. Танцевали, пели песни под гитару. Народу набиралось немного – человек 20–30. Плюс ещё столько же сотрудников в форме и в штатском, административных и едросовских чинов. Из местных писателей в протестных гуляниях принимал участие только Игорь Кузнецов, но он был как раз с противоположной стороны – он видный функционер местного ЕдРа и МГЕР. То есть, мягко говоря, не протестовал.


Я на эти гуляния не ходил, потому что наши оппозиционеры меня не любят за дружбу с Кузнецовым. А после того как я выложил свой фото- и видеорепортаж о кемеровском «Марше миллионов» в личном блоге, мне принесли повестку из УВД. Сообщили, что будут шить мне 319 статью УК – оскорбление представителей власти. У меня в записи был оборот насчёт «идиотов в погонах и без», которые намеревались на этом марше устроить провокацию. Её, к слову, устроили. Группа нашистов с плакатами (какой-то военизированный отряд скаутов из областного сельхозвуза) перегородила дорогу колонне оппозиционеров при переходе проезжей части на перекрёстке. Были массовая драка, к счастью, без особой крови, винтилово и прочие прелести. И повестка – почему-то мне. Хотя наши оппопо считают, что я слуга режима.


В общем, от протестных гуляний я решил поостеречься и правильно сделал. На днях организаторы марша и гуляний – Паньшин и Косенкова – были избиты у себя в подъезде неизвестными (переломы, сотрясы, все дела). Причём имела место операция прикрытия: буквально за 12 часов до этого через активиста ЕдРа был организован сетевой слив компромата на Косенкову, так чтобы избиение выглядело личной местью ей от бывшего парня. После наведения справок стало ясно, что парень тут ни при чём, а подобные финты ушами свойственны вполне конкретного рода организации. Одновременно третий организатор протестов, Фёдоров, был задержан в связи с делом об убийстве ребёнка. В 2007 году в садоводческом товариществе убили маленькую девочку, убийцу не нашли, а сейчас вот решили, видимо, проверить на этот счёт оппозиционеров… Паньшин и Косенкова сбежали из города – вроде, в Москву. Ну и на фоне этого всего остаётся только гадать, найдутся ли ещё в Кемерове желающие протестовать на таких условиях. Я бы не стал.




Дмитрий СИРОТИН, г. Нижний Тагил



Уже почти год как я не в родной Воркуте, а в Нижнем Тагиле. Честно говоря, ничего такого здесь не замечаю. Хотя живу затворником в принципе… Но всё равно, обитаю как раз на «Вагонке» – той самой, которая теперь, благодаря Холманских, прославилась вместе с ним на всю страну. «Вагонка», по крайней мере, внешне живёт обычной жизнью.




Денис ГУЦКО, г. Ростов-на-Дону



Контрольных прогулок и тем более лагерей на площадях у нас не было. Ростов – политическое болото. На белоленточные митинги приходило от силы человек 400. Больше половины – коммунисты. Есть с десяток политических активистов, по большей части с истерическими наклонностями. Сейчас вообще мёртвая тишина.




Сулиман МУСАЕВ, г. Грозный



Нет, у нас подобные акции не проводятся… Знаете, видимо, потому, что народ, настрадавшись за две войны, просто истосковался по стабильности и боится вновь её лишиться… Когда в России случаются потрясения, это почему-то сильнее всего отражается на нашем народе…




Виталий СЕРОКЛИНОВ, г. Новосибирск



Хождений с ленточками не было. Как и контрольных прогулок. Была традиционная первомайская Монстрация – с абсурдными и весёлыми лозунгами, – но она подчёркнуто аполитична.


Ещё была пара митингов сразу после выборов, первых и вторых. Участники говорили, что их – четыре тысячи, сам я насчитал 1300 – вместе с полицией, собаками и прохожими. Но это всё закончилось почти сразу.


Круглосуточное бдение было, да, – напротив Оперного театра, в самом центре города, несколько человек даже остались ночевать, назвав это «оккупайнск». Было это недели полторы назад. На третий или четвёртый день полиция оккупаевцев с травы сквера попросила – и они на какое-то время оккупировали асфальт, а потом и площадку в Первомайском сквере – это неподалёку от центра и там есть фонтан, что, наверное, гигиенически важно.


Неделю назад их, знаю, оставалось четверо и были они изрядно бомжеваты. Впрочем, в твиттере шума по этому поводу было много. Одним из организаторов был известный наш культурный деятель, художник, создатель Монстрации – Артём Лоскутов. Он поддерживал оккупаевцев морально и своим присутствием. Что с ними сейчас – неизвестно. Инфоповодов с ними, вроде бы, не было. Надеюсь, что разошлись, – прямо сейчас идёт проливной дождь. Впрочем, горячей воды всё равно нет, а дождь тёпленький – так что, может, пойдёт на пользу.


Кстати, за что именно ратовали оккупаевцы, лично я так и не понял. Кажется, против политики властей, не позволивших устроить гельмановскую выставку «Родина» сначала на госплощадке краеведческого музея, а потом и в частном владении. Сейчас выставка пристроена, потому, кажется, ратовать уже не за что.




Илья КОЧЕРГИН, д. Кривель Рязанской области – Москва



Отношение жителей Кривеля очень недоверчивое. Вся информация из телевизора, так что о протестах знают маловато и плоховато. Ждут. Что можно точно сказать, что видно сразу – ещё больше разуверились во власти. Спрашивают, как же их выбрали, если за них никто не голосует? Смеются над Путиным и Медведевым.


Недоверчивость из-за того, что не любят и не доверяют в общем никому. Власть, пиндосы, либерасты, попы, чубайсы, коммуняки, менты, черножопые, китайцы, москвичи – всё это чужое и добра от них ждать не стоит. Добрые люди в стороне от всего этого стоят и ждут, что будет. А будет явно хуже. Так я вижу настрой в Кривеле.


У меня тоже странное отношение. Ходил в Москве на митинги зимой – заставлял себя. Думал, что надо поглядеть на людей. Люди понравились. Понравилась атмосфера. Но всё же ходил без души. Хотя отношусь к тем, кто ходит и активно участвует, с большим уважением, даже завистью. Просто не чувствую это своим делом, своей жизнью. Может, затух от долгого пребывания в деревне, может, просто не моё. Ради участия в гуляниях не пропущу день в деревне – там огород, стройка, всё настоящее, руками можно потрогать.




Екатерина КАМАУТ, г. Санкт-Петербург



Я не хожу на митинги и гулянья. Не потому, что у меня нет политической позиции. Во-первых, в России нет партии, под флагом которой я могла бы выйти. Во-вторых, не люблю слушать, что у России рак, у этого рака СПИД, а у социального лифта порвался трос. Точно так же я не люблю слушать, что Россия поднимается с колен и проблема дорог вот-вот решится. Я вообще не люблю слушать. Мне нравится, когда делают. Сумасшествие артгруппы «Война» полезнее нескольких митингов. А так получается: эти – сказали, что хотели. Эти – послушали то, что уже знали. Все разошлись. Хорошо погуляли. В-третьих, я пишу каждую свободную минуту. Я писатель, и это мой сорт действия. А митинги – не моя стихия.




Олег МОШНИКОВ, г. Петрозаводск



Акций таких у нас не проходит, но настроения витают. Писатели молчат. Мнение служителей Муз в Карелии незначительно. Может быть, сказывается раздробленность (три союза и один подсоюз). Мой сын больше гнева вылил в своих несовершенных подростковых стихах, чем все вышеперечисленные организации. Правда, читали их только друзья и родные. Последняя акция у здания правительства была организована работниками Троллейбусного парка. Люди находятся на грани сокращения. Слово за Москвой – сражайтесь!




Андрей РОДИОНОВ, г. Пермь



На следующий день после мочилова 6 мая вышли на прогулку с белыми лентами человек пятьдесят пермяков. Потом ещё раз собирались в сквере у Оперного театра и прошли толпой по Комсомольскому проспекту…




Булат ХАНОВ, г. Казань



Не было ничего схожего ни по масштабу, ни по общественному резонансу. Были митинги против результатов выборов в декабре, а в марте внимание митингующих уже было приковано к произволу полиции в ОПГ «Дальний». Если говорить о местных официальных деятелях культуры, то свой факт участия они не афишировали и вряд ли участвовали. Большинство же молодых литераторов относятся к нынешней власти крайне отрицательно, но выражается это, как правило, в интернетных протестах.


Моё отношение таково: я не верю ни власти, ни оппозиции. История показывает, что у нас либо застой, либо хуже, поэтому я против свержения нынешнего режима. Более того, если бы каждый был ответствен за свои поступки и делал, что должен, то наша система не была бы гнилой, как сейчас и всегда. Навсегда, я бы сказал.




Олег ЮШКОВ, г. Липецк



Контрольной прогулки не было точно, Оккупаи и ленточки были, но так тихо и малолюдно, что практически никто и не знал. По поводу участия местных деятелей культуры очень сомневаюсь – Липецк не культурный город. Здесь глухо в этом плане, если есть толковые, то занимаются краеведением, лишь бы нервы свои не потерять, а шушера приплясывает власти и ходит в их лаврах как мегапатриоты, поэтому как огня боится всяческой оппозиции.


Считаю, что данные мероприятия полезны для России. С каждым из них «неграждане» по чуть-чуть превращаются в граждан, хозяев своей страны, способных, желающих и не боящихся отстаивать свои права, бороться за честность, да и просто грамотно вести диалог с власть придержащими. Их потребуется еще немало, чтоб разбудить живущих далеко за Мкадом, самих себя, начать уважать себя и знать, что жизнь в их руках (а не в руках создающих прожиточные минимумы).




Сергей БЕЛЯКОВ, г. Екатеринбург



В Екатеринбурге не было палаточных городков, но «Снежная революция» всё-таки не обошла и наш город. Парламентские выборы 4 декабря 2011-го «единороссы» проиграли «Справедливой России». Люди с белыми ленточками появились у нас уже несколько дней спустя после выборов. В декабре на площади Труда в самом центре города трижды собирались митинги. Первый, запрещённый, был самым многочисленным: около 5000, а может быть, и больше. На других было по 2000–3000. На первом митинге (10 декабря) собравшихся встретили омоновцы в касках. До драки не дошло. Омоновцы потоптались, посмотрели на всё это и, под аплодисменты собравшихся, разошлись по своим машинам и автобусам.


Два оставшихся декабрьских митинга прошли и вовсе мирно: «революционеры» раздавали белые ленточки, пускали в небо воздушные шарики и, конечно же, рисовали антипутинские и античуровские плакаты.


5 марта было шествие от площади Труда к зданию правительства Свердловской области. Говорят, несколько парней из КПРФ даже пытались прорваться сквозь полицейское оцепление, но я сам этого не видел.


Никаких писательских прогулок у нас не было. Я знаю, что на митинги ходили художники, писатели (Евгений Касимов), философы-марксисты (Андрей Коряковцев), но таких было немного. Самый знаменитый наш деятель культуры – выдающийся режиссёр и талантливый драматург Николай Коляда – вообще вступил в штаб поддержки Путина. Правда, ученик Коляды Василий Сигарев со своей женой, удивительной актрисой Яной Трояновой, ходили чуть ли не на все оппозиционные митинги. А где были десятки уральских прозаиков и поэтов? Сочиняли новые романы и поэмы? Или писали заявки на гранты областного министерства культуры? В любом случае, им было некогда.




Елена САФРОНОВА, г. Рязань



Не раз в течение этой зимы, богатой общественным недовольством, звучала мысль, что, мол, не бурливая Москва, а спокойная провинция – оплот власти. Любой действующей. Понятно, почему в провинции люди менее склонны к акциям протеста. Во-первых, очевидно, что сообразно меньшей численности населения в городах регионов меньше и «бунтовщиков». Во-вторых, сообразно меньшей численности рабочих мест и возможности трудоустройства люди более склонны держаться за то, что есть, не рисковать должностью, карьерой, будущим. В-третьих, слабее информированность, а в связи с этим сильнее приверженность к догмам и к слову «свыше». В-четвёртых, многим в небольших городах просто не до того – хозяйство, огороды, престарелые родители в деревнях… Рутина, направленная, возвышенно говоря, на улучшение качества жизни, а прямо говоря – на выживание, безусловно, отвлекает от протестов.


Но ведь из правила бывают и исключения. Далека от Москвы, казалось бы, Астрахань! А как волновалась всю весну в связи с выборами мэра! Иными словами, так ли незыблемо «статус кво» провинциального спокойствия?


Я вам не скажу за всю Россию. Но, живя в Рязани, весь май видела волнения, митинги и акции протеста лишь по телевизору. В этом городе 6 и 13 мая ничем, на поверхностный взгляд, не отличались от других дней. Всё, вроде, было чинно-благородно… Не «радикальный» город Рязань. Даже автопробег против плохих дорог (разбитых до изумления, что таить) собрал в конце апреля, говорят очевидцы, всего тридцать машин. На полмиллиона населения.


Но, конечно, копнёшь – внешнее спокойствие окажется обманчивым. В Рязани в мае тоже были протестные акции. Но связывать ли их с общероссийским протестным движением, для меня, признаться, не ясно. Тут наметился не самый благоприятный социально-политически-экономический момент. Готовится, вроде бы, приватизация муниципальных унитарных предприятий – то есть перевод их в форму собственности ОАО. Против чего резко выступает «Новая газета – Рязань» и Публичная группа «Комитета Протестных Действий».


Много внимания было уделено уголовному делу, заведённому на обозревателя «Новой газеты – Рязань» Сергея Ежова 4 мая. Информация об этой ситуации существует в двух взаимоисключающих блоках. По мнению КПД, дело Ежова полностью сфабриковано – за несогласие с политикой губернатора в отношении МУПов. И вообще с губернатором. По данным официального пресс-релиза УМВД Рязанской области, уголовное дело прекращено 5 мая, почему и справедливость пикета здания УМВД области 10 мая «за Сергея» сильно преувеличена. Муссируется и тема, что были журналисты пьяные и сами набросились на неизвестных. Дело ясное, что дело тёмное.


Можно ли утверждать, что «протестанты» против конкретного должностного лица есть оппозиция правящей власти? Не значит ли призыв «Уберите с поста Сидорова!», что вообще в государстве всё хорошо, неважен один Сидоров?..


Акций оппозиции с иным подтекстом вроде бы в Рязани не было. Но некоторые активисты протестного движения выезжали в Москву 6 мая. А сделать это им было не так легко: по словам Константина Смирнова, представителя «Яблока» в Рязани, «отменили 11-часовой экспресс и задерживают автобусы на Москву, чтобы не успели к началу марша…». Но всё же несколько рязанцев – Юрий Богомолов, Александр Бехтольд, Ирина Кусова и другие – оказались на Марше Миллионов. Как и Константин Смирнов, задержанный в столице на марше, но отпущенный поздним вечером. Почему народ подался в Москву, а не выступал в Рязани? Потому, что там средоточие общественной жизни? Или потому, что решил – здесь каши не сваришь?..


А вот писательской прогулке не суждено было состояться. Может, потому, что и с писателями в Рязани… как бы помягче… В городе и области куда больше «членов союзов», чем известных и читаемых – в своём регионе и за его пределами – авторов. Встретишь ли на улице таких писателей, чтобы узнавали в лицо, бросались просить автограф? К Валентину Распутину бросались, когда он был в Рязани. К Александру Солженицыну бросались, когда он навестил город своего небывалого взлёта и исключения из Союза писателей СССР. А к «своим» побежали бы с блокнотами?.. А если нет, какой смысл в шествии?..


«Контрольную прогулку» в Рязани поддержали отнюдь не писатели. Правозащитники и опять же Комитет протестных действий. О прогулке я узнала постфактум, из записи в «Контакте» Юрия Богомолова, сопредседателя ПАРНАСа: «Идея пришла стихийно-спонтанно, больших организационных усилий мы не прикладывали. Тем не менее совесть наша чиста. А количество участников акции постоянно росло (ха-ха)». Рязанская «прогулка» состояла, судя по фотографии, в пении под гитару на площади Ленина, под одноимённым памятником. И, похоже, карательных санкций не вызвала, иначе было бы на странице намного больше сообщений. Может быть, дело в том, что теперь в Рязани на площади Ленина нет ни одного «властного» здания?..




Екатерина ТКАЧЁВА, г. Калининград



Официально заявляю вам, господа хорошие, что наш Западный так называемый анклав никогда не дремал. Нас всегда лихорадит, таково уж наше положение. То правительство усиленно делает вид, будто нашей области не существует (а нас тут миллион человек, если что), то напротив, мочит во всех центральных СМИ, утверждая, что Калининград – один сплошной наркопритон и лепрозорий для ВИЧ-инфицированных. Это затем, наверное, чтобы Европа испугалась и ненароком не присоединила нас к своему союзу. Враньё полное насчёт наркоты и СПИДа.


Кроме того, наша область первой принимает на себя удар, который неминуемо следует после неосторожных высказываний нашего президента и проводимой им ксенофобской политики. В ответ на это соседние с нами страны Европы – Польша там, Литва – ужесточают визовый режим с Россией. И мы бываем первыми жертвами, потому что работа многих из нас связана с поездками в эти страны, у некоторых там проживают мужья или жёны. В общем, выступает Путин, а огребают калининградцы. Посему митингуем мы всегда, чтобы показать правительству, что, во-первых, мы существуем, а во-вторых, так жить нельзя.


Одно могу сказать – эволюция неизбежна. Митинги проводим, политинформации с мегафоном, нам их согласовывают. Места для проведения выделяют людные, центральные. Полицейские стоят и не бьют никого, в машины не сажают. Во время последнего митинга против судов страж порядка стоял и все два часа улыбался. А плакаты мы такие держали: «Царь испугался, издал манифест: мёртвым – свободу, живых – под арест!», «Долой самодержавие!» Крамольного содержания плакаты, но прокатывает. Пусть всегда так будет. Ещё лет тридцать пошумим и построим-таки гражданское общество – по инициативе снизу. А власти смирятся, никуда не денутся. В Англии, вон, в 80-е годы прошлого века за бродяжничество на пять лет в тюрьму закрывали, а теперь? Добились они свободы, и мы сможем. Но и у нас в стране прогресс налицо – в те же 80-е, хвостатые и полосатые, нас бы всех с такими плакатами по дурхатам распихали. Или из страны выслали. А теперь лишь на работодателей давят, чтобы увольняли нас. Но и те не все слушаются, потому что наше дело правое.


О писателях. Если перечислять по именам, то это поэт и палиндромист Роман Андрианов, прозаик Александр Жиденков (у него два серьёзных романа пока не изданы), также пишет хорошие стихи, автор романа Михаил Фельдман. Просто эти люди не в союзе, а те, что в союзе и выступают по телику как писатели, – их нет среди нас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *