Бездарь в жизни побеждает

№ 2012 / 22, 23.02.2015

В особ­ня­ке Со­ю­за «пись­мен­ни­ков» на Ком­со­моль­ском про­спек­те тор­же­ст­вен­но от­кры­ли па­мят­ник Пуш­ки­ну, ко­то­рый на­вер­ня­ка сто­ит не­ма­лых де­нег. Это кру­то… Но се­го­дня, ког­да пи­са­те­ли вы­ми­ра­ют

* * *



В особняке Союза «письменников» на Комсомольском проспекте торжественно открыли памятник Пушкину, который наверняка стоит немалых денег. Это круто… Но сегодня, когда писатели вымирают, такое действо, как мне представляется, безнравственно, и Пушкин бы не обрадовался… Мало того, на мой непросвещённый взгляд, нынешний Союз, прости господи, не имеет к Пушкину отношения.



* * *



В последнем номере «Моськи» опубликован список лауреатов и дипломантов конкурса «Лучшая книга 2008–2011 гг.» по линии МГО СП. Я не поленился посчитать – 200 человек. Фамилии, кроме двух-трёх, ни о чём не говорят. За всем сквозит одно: как можно больше окучить графоманов, завербовать, сделав их своими сторонниками, чтоб можно было и дальше заниматься уничтожением в литературе всего живого.


А нам говорят, надо 100 книг прочитать…



* * *






Прямо-таки заупокойный документальный фильм о Сибири, посвящённый юбилею Валентина Распутина, может вызвать ликование в стане врагов России (как, кстати, и стихи любимого Распутиным Николая Зиновьева). Фильм тяжёлый… А ведь это начиналось не сегодня… и даже не вчера. И все главные повести Распутина тоже написаны ещё в советское время.


В течение 100 последних лет мы Россию сдали дважды: в 1917 и в 1993 гг., потому что русские – народ небесный, и земная жизнь для него всегда была слишком материальной.


«Если не был бы я поэтом, то, наверно, был мошенник и вор» – обронил Есенин. Сказано не только о себе, берите шире…


«Никем не могу быть на этой земле, только вором…» – говорит шукшинский Егор Прокудин.


Лучшее в фильме – это короткие реплики Распутина и, конечно, его сибирские старухи. Ну и красоты Сибири…


Нашему юбиляру неплохо было бы давно выйти из Союза пиСССателей, чтоб не восседать в президиумах в скорбное для Родины время, получая бесконечные литературные премии…



* * *



Страна победившей графомании, Россия если и погибнет, то прежде всего от сметающей всё на своём пути этой самой графомании, несущейся подобно торнадо с цунами или одновременно рванувшим Чернобылю с Фукусимой…


При нынешнем массовом нашествии дилетантов, распальцованных и гламурных, от литературы не осталось былого блеска, зато развелось поэтесс, критикесс и прочих прозаинь, как на дороге водил в юбках, где в каждой второй-третьей иномарке – барышня.


Впрочем, мужиков-графоманов тоже прибавилось.


Всех накрыло попсовой политикой. Народ першит и подташнивает… на фоне депрессии, даже чёрной меланхолии, сплошной кир…коровщины, и никто не знает, как уйти от тоски и безысходности перед концом света…


Хочется взвыть: дайте спокойно помереть!..


Талант саморазрушителен, поэтому бездарь в жизни побеждает.






Литературные напёрсточники.


Литературный выкидыш.


Литературный подкидыш.


Литературная подворотня.


Шпана окололитературная.


Просто бляДЗи…



Полный завальнюк…



* * *



Несколько наших литераторов однажды поспорили: кто лучший детский поэт? Кого только не вспомнили (от Маяковского и Маршака до Михалкова) и даже больше, но никому не пришло в голову назвать Пушкина. Наконец кто-то назвал, и все, в знак согласия, выразительно переглянулись.



* * *



Помню, в одной тёплой компании, литераторы, ставшие дедушками, заговорили о внуках. Безвнукий остроумный Михаил Попов меланхолично слушал-слушал, а потом и выдал в своём фирменном стиле: «Вы все впали в деДство…»


Кстати, поразительная вещь. Попов, страшно остроумный в повседневной жизни, в так называемой своей прозе напрочь лишён этого качества. Но весьма преуспел, получив недавно за одну и ту же книгу подряд две литературные премии, не говоря уже о премиях прошлых лет. Вот где на самом деле скрывается настоящий юмор… Если раньше я ему завидовал белой завистью, то теперь завидую завистью самой что ни на есть чёрной, наичернейшей…



* * *



Широко экранизированные у нас «Двенадцать стульев», благодаря режиссуре и прекрасной актёрской игре титанов советской комедии, стали подобны заезженной пластинке. Давно замечено: при более пристальном взгляде на книгу Ильфа и Петрова бросается в глаза её, мягко говоря, неправдоподобие. Главный герой Бендер живёт и действует среди патологических поголовных идиотов и недоумков. Кого ни возьми… Но так не бывает.


Данный перекос настолько очевиден, что его не хочется и обсуждать. Даже как художественный приём – это явный перебор. Самое смешное, что именно это нравится невзыскательной широкой публике, от чего она больше всего и тащится, подобно тому, как в своё время она же валялась от некоторых издевательских песен Высоцкого, где преобладал всё тот же приём. Но бесконечное зубоскальство скоро начинает раздражать. Всё это происходит не от большой любви к России…



* * *



Открылся дачный сезон: грядки, охота, рыбалка… Москва потянулась в деревню.


Первые впечатления:







В этой жизни разбираясь слабо,


из Москвы в деревню убежишь,


а в деревне той не то что бабу –


днём с огнём овцу не закадришь…


В сумерках поскрипывают ступени,


каждый шорох слышен за версту,


как и пенье соловья в кусту,


в страстных дебрях


врубелевской сирени.


Вечная деревня подмосковная


и глухая, и полуголодная…


Свежий воздух, ну а скука рвотная,


ни собак, ни кошек… ни рожна…


ну а что касается эротики –


лишь сияет в вышине луна;


но зато хоть отбавляй любви –


тащатся ночами соловьи.


Оживает птичья разноголосица,


надо замереть и не дышать:


дробью соловьиною разносится,


далеко отчётливо слыхать.


Слышен свист и соловья-разбойника –


это ветрюган заупокойный…


И природы шёпот изо всех углов


наполняет воздух до краёв.


В стороны бросаешь взгляды дикие,


в двух шагах не разглядеть ни зги,


всё в холодном блеске лунных бликов –


и лицо, и мысли, и мозги…


Наглотаешься и воздуха, и водовки


под шашлык и эту благодать…


Жаль, подраться в целом в околотке


не с кем, даже просто некого послать…



* * *



Помню встречу в 1980 году с Валентином Катаевым в Литинституте. Кто-то из студентов спросил: «Валентин Петрович, почему современная молодёжь ни во что не верит?..»


«Почему не верит… – не моргнув, отвечал Катаев. – Выпить – верит, закусить – верит…»



* * *



Все хотят, но не все могут.


Эти немногие, которые могут, как одинокие злаки в бескрайнем поле сорняков. Это и есть наш литературный мир… и не только литературный.



* * *



Полным ходом идёт обсуждение 100 книг, в том числе по ящику, где каждый хочет выглядеть умнее всех. Якобы здесь может быть тьма вариантов. Ничего подобного, скажу я.


Существует первый ряд авторов и книг, которые всему миру известны, поскольку время давно их объективировало. Этого ряда и хватит для весьма условной цифры 100. Кто сомневается, пусть заглянет на любую кафедру Литинститута… – там ему объяснят.


Лично я не вижу тут проблемы. Кому надо, тот и так нужное прочитает, кому не надо – тот и раньше, да и никогда не читал.


Всё пучком, как говорится.


Один графоман-начётчик важно изрёк, мол, необходимо прочитать не только главные книги, но читать и второстепенные. Да ты хотя бы главные прочитай, остроумно заметили ему.


Часто слышу по-снобистски занудные жалобы от преподов Литинститута, мол, сегодня студенты плохо информированы, Рубцова, видите ли, не знают. Что ж, в Лите (и не только) всегда таким образом гнобили молодёжь. А как ещё? Преподы в своё время сами через это прошли. Правда-правда…



* * *







Русские – народ метафизический,


на земной успех нам наплевать.


Этот мир (тире) обман великий.


То, что нет нас, можно доказать.



* * *



Ни в одном языке мира нет подобных устойчивых выражений, как «русская душа», «русский дух», «русский человек», «русская зима», «русская красавица», «русская водка», наконец. Ведь не говорят: «английская душа», «французский человек» и т.д.







Нет аналогий в мире – ни шиша –


и не было вовек –


как «русская душа»


и «русский человек».


А «русский Бог», а «русский дух»…


Нет параллелей, говоря не строго,


нельзя сказать «английская душа»,


«французский человек», мой друг,


а это говорит о многом.

Николай СЕРБОВЕЛИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *