Испугались собственных страхов

№ 2012 / 35, 23.02.2015

Мразь, дрянь, не­го­дяй не­ру­ко­по­жат­ный. «На­ив­но-пи­о­нер­ский», глу­пый текст, под­ло­ги, под­та­сов­ки, транс­ли­ру­ет люм­пен-иде­о­ло­гию, иде­о­ло­гию ни­зо­во­го че­ло­ве­ка с то­по­ром. Пред­ла­га­ли как-то ру­ко­при­клад­ски по­об­щать­ся.


Мразь, дрянь, негодяй нерукопожатный. «Наивно-пионерский», глупый текст, подлоги, подтасовки, транслирует люмпен-идеологию, идеологию низового человека с топором. Предлагали как-то рукоприкладски пообщаться. Много других чудесных перлов можно вычленить, достаточно понаблюдать за реакцией «просвещённой» общественности на сатирический памфлет «Письмо товарищу Сталину», которое в разгар лета, далеко не такого аномального, как пару лет назад, выдал Захар Прилепин.


Диалога не получилось. Не скажу, что ремейк американского киношедевра «Тупой и ещё тупее», но что-то близко к этому. Сейчас вообще, видимо, сложно диалогизировать с людьми. Сам я не всегда готов, хотя раньше, когда вполне ещё молод был, рвался при случае морду набить, теперь жалость распирает…


Не так давно прочёл у одного видного столичного критика в Фейсбуке очередные рассуждения об авторстве «Тихого Дона», мол, не Шолохов – доказано и точка. Написал: «Бред», а дальше отметил, что за такое следует пороть публично. Ну, а как же иначе реагировать на откровенную человеческую глупость?! Мне ответили что-то про сексуальные фантазии… Далее пошла переписка в аналогичном ключе, но только поводом её явились порубленные поклонные кресты в нескольких регионах страны. Критик-либерал писал, что это следствие мракобесия церкви, я же ему ответил о простых решениях, при которых никто не хочет замечать топор в своих руках. Титулованный и многоуважаемый критик не понял. Опять не понял, мог бы я сказать вслед за Прилепиным после реакции на его «Письмо»…


Захар Прилепин спровоцировал одну из самых ярких и долгоиграющих дискуссий. Но она, к сожалению, доказала, что дискутировать у нас никто не готов. Проще играть на штампах, на первичных реакциях, заклеймить. Это производные инстинкта стаи, но никак не человека, готового воспринять иную точку зрения. Почему?


Может быть, потому, что наше общество идеологично? Тоталитарно идеологично. После «засилья коммунистической идеологии» нам предложили качели по банальному принципу от противного, а так как времени для внушения не так много – диктат должен быть жёстче. Того, что ранее было светлым, теперь стало безусловно чёрным, и даже не спорьте!.. А мне вот, примитивному существу, обидно за историю моей страны. Такая вот родовая травма приключилась: рос с переживанием её безусловного величия. Жил с ощущением включённости в великий и тысячелетний промыслительный процесс. Того, что родство с грандиозным Ломоносовым вовсе не нитками сшито, а прадед не зря шёл его путём, но только в Питер учиться, а дед не по ошибке сиял мне, ребёнку, пулевым отверстием под лопаткой…


Обидно и Прилепину. Обидно и его критикам самым жёстким – Игорю Иртеньеву, Виктору Шендеровичу. Но вот только почему-то обиды у нас все разные или измеряются они разными мерами… А может быть, мы просто слушать друг друга не умеем, а привыкли жить и мыслить масштабами личной норы и не более?.. Нас не интересует шум и крики за дверью, за окном, но вот если личный потолок протёк – впадаем в истерику.


Кстати, очень метко Дмитрий Быков сказал о «тоталитарности антитоталитарного дискурса». В отличие от носителей этого самого дискурса, он даёт Прилепину право на собственную точку зрения и на её высказывание. В рамках дискурса же всё очень просто: говоришь о Сталине в положительном контексте – ты наследник палачей и вертухаев ГУЛАГА. Иногда создаётся ощущение, что всё это логика рассуждений о какой-то компьютерной игре…


Прилепину предъявляют ещё и то, что выдал это «Письмо» он чуть ли не для самопиара, или пиара сайта «Свободная пресса», на котором он стал шеф-редактором при главреде Сергее Шаргунове. Поговаривали и о том, что его текст явился полной неожиданностью, видимо, намекая на временное умопомрачение. Но и с этим сложно согласиться. Стоит полистать сборники его публицистики или, к примеру, роман «Санькя» – везде рассыпаны тезисы «Письма». В этом контексте никак этот жест на провокацию не тянет. Из собственных признаний автора, он сейчас работает над большой вещью. Время её действия – сталинские годы, Соловки. По всей видимости, как и любой добросовестный исследователь-писатель, погрузившись в это время, Захар увидел всю его богатейшую палитру. Наверное, отсюда и проистекла памфлетная реакция на чёрно-белое представление истории.


Отвечать на обвинения, что Прилепин апологет сталинизма или рупор антисемитизма, в здравом уме едва ли стоит. Но на фоне всего этого откровенного бреда, явленного в нападках на «Письмо», проявилась одна показательная тенденция: некоторые начали упрекать его автора в том, что он транслирует мысли простого, не креативного, народа, который не выходил на Болотную… Стали говорить, что Прилепин – выразитель мыслей и до поры потаённых воззрений низового народа, в котором сидит и погромщик, и антисемит, и бог знает ещё кто. В этой ориентированности на люмпен-идеологию автор «Письма» якобы во многом схож с Владимиром Путиным, который перед выборами на свой третий срок очевидно стал ориентироваться на пролетариев, рабочих «Уралвагонзавода» в пику протестному классу «рассерженных горожан». Что ж тут поделаешь, Россия теперь – дикое поле, страна победившего люмпена, во главе которых стоит Путин, теперь вот Прилепин претендует… В принципе, в этом контексте жёсткая и порой зашкаливающая эмоциональная реакция на прилепинскую реплику может получить оправдание: диким, тёмным, потаённым до поры инстинктам, которыми живёт народ в России, следует дать заслон, иначе появится мужик с топором.


И думается мне, что вовсе не призрак сталинопоклонства, ни мифический антисемитизм не смогли простить критики Прилепину, а свой патологический страх от призрака этого самого мужика и от своих собственных мыслей, вкладывающих ему в руки топор. Мужик этот бессловесный, он и читать-то толком не умеет, как нам внушают. Он весь кипит злобой и завистью ко всему прогрессивному, но в то же время ленив и раболепен – лапотник. Разве можно давать ему слово?! Про него мы лучше сами всё расскажем…

Андрей РУДАЛЁВ,
г. СЕВЕРОДВИНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *