Прощайте, Юрий Иванович!..

№ 2012 / 35, 23.02.2015

В по­след­ний мой сту­ден­че­с­кий год три про­фес­со­ра с трёх ка­федр Ли­тин­сти­ту­та зва­ли ме­ня в ас­пи­ран­ту­ру. Но я с пер­во­го кур­са, с пер­вой учеб­ной не­де­ли знал, что пи­сать дис­сер­та­цию «про Дер­жа­ви­на и Су­во­ро­ва» ста­ну под ру­ко­вод­ст­вом Юрия Ива­но­ви­ча Ми­не­ра­ло­ва.

Не стало Юрия Минералова






В последний мой студенческий год три профессора с трёх кафедр Литинститута звали меня в аспирантуру. Но я с первого курса, с первой учебной недели знал, что писать диссертацию «про Державина и Суворова» стану под руководством Юрия Ивановича Минералова. Он читал «Введение в литературоведение» и «Введение в славянскую филологию». Это была подлинная исследовательская работа на глазах у студентов: из его лекций постепенно вылупливались монографии. Его филологическая эрудиция изумляла. Он, как никто другой, понимал Александра Афанасьевича Потебню и многое приоткрывал нам, ленивым и нелюбопытным. Потебня, Веселовский, Лосев, Рыбаков – вот научные маяки его тогдашних лекций. Там давно обосновались Державин, Маяковский, Толстой. С почтением он вспоминал и о своём «лотмановском периоде». Хотя мне казалось, что его переезд из Тарту в Москву был рейсом «от Лотмана к Потебне».


Он ощущал себя поэтом, но не терпел пиитических вольностей по отношению к службе, к формальной стороне кафедральной жизни. Когда писал стихи или публицистику – отдавал всё, не был профессором, не был исследователем. Когда вёл свой десятилетний дневник наблюдений за природой в Интернете – именно это было для него главным. Когда работал над научной монографией или писал учебник – становился классическим учёным и на время уничтожал в себе поэта, публициста, блогера…


Он не боялся идти поперёк генеральной линии, конъюнктура никогда его не порабощала. Не спекулировал на партийной гражданственности, когда это приносило тиражи и премии. Когда недавние комсомольские активисты стали топтать советскую власть – Минералов стал коммунистом. И почти одновременно пришёл к Богу, ощущая духовную близость к деду-священнику… Юрий Иванович ещё до 1991-го понял: буржуазная революция принесёт кровь, деградацию и диктат золотого тельца. Он презирал новый уклад, пропитанный мещанистой рекламой. Спасался от него в своей России – от Сталинска-Кузнецка до Люберец… В той России, которую защитили гренадеры Милорадовича и сибиряки Полосухина.


В 1995-м году он выпустил книгу «Так говорила Держава. ХХ век и русская песня» (сам скроил на компьютере макет!) – настолько язвительную по отношению к победившему классу, что не было сомнений: этот профессор не ждёт орденов и премий от новых хозяйчиков жизни.


Из его книг (а их, к счастью, было немало!) в первую очередь нужно читать «Теорию художественной словесности». Уникальным документом была и будет скромная рубрика «Новости сайта», которая стала сетевым дневником профессора: http://www.mineralov.ru/site11.htm посмотрите, там – заметки за много лет.


Он был хлебосольным русским человеком. В книгах останется его любовь к Ирине Георгиевне, к детям… Слов утешения нет. Просто больно.


В одном из последних стихотворений он писал:







«Глобальных потеплений» фантазёры


идут, куда фантазии влекут.


Не слабнут православные соборы.


В лесу родятся ёлочки. Живут.



Стоят ёлочки. Сейчас дожди, но придут и русские морозы – опрятные, благословенные. Простите нас и прощайте, Юрий Иванович!

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *