Письма отчаяния

№ 2012 / 47, 23.02.2015

Немного о себе. Я, Виктор Алексеевич Сазыкин. Русский. Родился в 1956 году в Пензенской области, в селе Кривозерье, что неподалёку от Наровчата – родины Куприна.

Немного о себе. Я, Виктор Алексеевич Сазыкин. Русский. Родился в 1956 году в Пензенской области, в селе Кривозерье, что неподалёку от Наровчата – родины Куприна. В 1978 году окончил Пензенский сельскохозяйственный институт (профессия, по сути, не пригодилась). Служил в армии.


Литературным творчеством начал заниматься в середине 80-х годов. Был участником Всесоюзного совещания молодых литераторов в Москве (1989), где получил годовую стипендию. В 1991 году по рекомендации Владимира Личутина («…И отрадно, что Пензе Бог дал такого человека, рождённого для литературы») был принят в Союз писателей России. Затем учился на Высших литературных курсах (1991–1993), о которых впечатление осталось самое противоречивое.





Публиковался очень мало: пару раз в газете «Литературная Россия», немного в журналах «Сура» (г. Пенза), «Странник» (г. Саранск), «РуЛит» (Башкирия), альманахе «ЛитЭра» (Москва), а также в сетевых изданиях.


Автор книг прозы «Возмездие за веру» (1990), «Тень-жена» (1995), «В белых тогах, как боги…» (2000), «Лилии белые» (2004), «Ангел-расстрига» (2006), «Алая звень заката» (электронная книга, Германия, 2011). Лауреат международного литературного фестиваля «Славянские традиции – 2010» (к сожалению, у меня сложилось впечатление, что в плане прозы это был конкурс для начинающих престарелых дам, и я там оказался по недоразумению).


Живу в Пензе. Слова из личутинской рекомендации «…И отрадно, что Пензе…» считаю насмешкой Судьбы, ибо Пенза только и знала, чтобы сломать меня и угробить мои способности, которые изначально и вправду, кажется, были у меня и вроде ещё немного остались. Как и в начале писательской стези на жизнь сейчас с горем пополам зарабатываю тяжким трудом шабашничества, так что о профессиональной литературной деятельности и речи не может быть. Мечтаю дожить до пенсии, чтобы затем получить «минималку» и, наконец, почувствовать себя действительно «рождённым для литературы». Дожить-то, очевидно, доживу, но Судьба уже заранее приготовила мне палки в колёса: от второго брака у меня дочь, всего пять лет, а жена хотя и на 20 лет младше меня, но с дипломом института культуры, увы, не может в нашем городишке найти хоть мало-мальски приличную работу, ну, чтобы зарплата была хотя бы боле пяти тысяч. Так что порой взвыть хочется. А тут ещё грозятся пенсионный срок поднять до 65-ти! Кстати, уважаемая редакция, обращаюсь к Вам с официальной просьбой: растолкуйте, пожалуйста, на страницах «Литературной России», как нашему брату-писателю начисляется пенсия. Ей-богу, никто толком не знает. Впрочем, никому, кроме таких бедолаг, как я, «рождённых для литературы», и не надо: все члены нашей писательской организации (около 40-ка человек) либо уже на пенсии, либо литература для них никогда не была и никогда не будет настоящей профессией в смысле заработка, ремесла и сердечной страсти. Любопытно, что и губернатор наш как-то оговорился, что писатель это не профессия, а хобби, ну, и, понятно, соответствующее отношение к нам властей. Что там какой-то провинциальный губернатор! В своё время (кажется, 2002 год) сам Путин заявил: «А кого считать писателем?» Действительно, вопрос! Девять из десяти членов писательских союзов, по-моему, если не графоманы, то и ничего писательского в себе не имеющие. Впрочем, эта тема настолько скверная, что и прикасаться к ней противно.


Возвращаясь к началу моего письма, хочу сказать, что я в Пензе был первым литератором, кто стал издавать книги за свой, точнее, спонсорский счёт. Это был 1990 год, и всё началось удачливо, но потом я проклял своё начинание, потому что клянчить деньги у богатеньких мира сего стало ужасно унизительным занятием. Богатеньких становится всё больше, и они становятся всё богаче, но, странное дело, при этом всё скупее и скупее, циничнее и бескультурнее. Посему последнюю свою книжонку, предлагаемую Вам для обозрения, я издал исключительно на свои кровные в надежде как-нибудь распродать её, окупив хотя бы полиграфические затраты, и купить жене сапоги, как говорил персонаж незабвенной аферы. Будет это чрезвычайно трудно, потому что Пенза – дыра, где Бог мне дал родиться с душой и талантом (на эту тему я самоистязался в моём фантасмагорическом романе «Ангел-расстрига», который писал лет семь, потом ещё долго дорабатывал и с невероятным трудом и унижениями издал в 2006 году тиражом всего 100 экземпляров; в последние годы роман электронной почтой я предлагал во все издательства – ни одно не взяло, кроме «Совы», пообещавшей… но воз и поныне там).


Уважаемая редакция, прошу прощения за сумбурность моего письма. Хочется выговориться. Положение дел в Пензенской писательской организации таково, что и поговорить-пообщаться не с кем, не то что помощь и какое-то внимание получить, такое впечатление, как будто и нет никакого Союза писателей вообще. Кстати, поднимаемые на страницах «ЛР» темы о руководстве Союза писателей, о Литфонде и т.д. – это ведь важнейшие темы. Да, Союз надо как-то реформировать. По-умному, разумеется. Без ума-то перестраиваться мы могём. И прежде всего, любыми мерами, надо создать своё издательство, конкурентно-способное. Ведь талантливых литераторов у нас ещё много, да и читатели не совсем ещё перевелись. Вот эту тему надо постоянно развивать на страницах «Литературной России».


И последняя просьба. Я приобрёл три тома Юрия Кузнецова. Кажется, будет (или уже вышел) ещё том. Очень хотелось бы и его получить. Как это сделать?


С уважением

Виктор САЗЫКИН,
г. ПЕНЗА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *