Увидеть ангелов

№ 2013 / 1, 23.02.2015

Новый спектакль театра кукол имени С.В. Образцова поставлен по трём коротким рассказам выдающегося колумбийского прозаика Габриэля Гарсиа Маркеса

«Старый сеньор и…» Импровизации на темы произведений Габриэля Гарсиа Маркеса. Государственный академический центральный театр кукол имени С.В. Образцова. Режиссёр-постановщик и художник Виктор Никоненко. Композиторы Алексей Козлов и Николай Шамшин.

Новый спектакль театра кукол имени С.В. Образцова поставлен по трём коротким рассказам выдающегося колумбийского прозаика Габриэля Гарсиа Маркеса: «Очень старый сеньор с большими крыльями», «Самый красивый утопленник», «Набо – негритёнок, заставивший ждать ангелов».

Рассказы эти по существу – притчи, и, пожалуй, в самом деле более подходят для сценической интерпретации посредством кукольного, а не традиционного театра.

Автор спектакля Виктор Никоненко поставил его в сложной современной технике, где куклы – не простые марионетки (перчаточные или на ниточках), а достигающие порой человеческого роста, тщательно сконструированные и изготовленные фигуры с выразительными чертами лиц, передающими порой даже элементы мимики, психологии. Приводятся в движение эти куклы облачёнными в чёрные одеяния, с прорезями лишь для глаз, артистами, и одной куклой иногда управляет не один, а два или даже несколько человек.

В первом рассказе повествуется о том, как спустившийся к людям ангел – старый, больной – разочаровывает людей своей похожестью на них, своими болезнями. Лишь ребёнок принимает его естественно и доверчиво. Лишь когда весной, выздоровев и восстановив силы, ангел улетает с земли, люди убеждаются в его подлинности.

Второй рассказ тоже о чуде. Вынесенное морем на побережье у глухой деревушки тело утопленника – великана-красавца, какого не видели в богом забытом краю, – заставляет крестьян изменить свой образ жизни, наполнить существование своей деревни и собственное существование достоинством и смыслом.

Постановщики драматизировали этот рассказ, вложив его в уста колоритной старухи-индеанки с трубкой, которая якобы первой увидела утопленника в давние времена, когда была красивой девочкой-подростком. Персонажи – крестьяне, крестьянки, священник, сам утопленник – маленькие куклы, двигающиеся в её руках.

Самый сложный – третий рассказ, смысл которого загадочен и трудноуловим. Негритянский мальчик Набо, который ухаживал за лошадьми и которого наняли, чтобы включать граммофон для развлечения безнадёжно больной, не умеющей даже говорить девочки, увлечён музыкой, которую по субботам наигрывает на площади пожилой негр-саксофонист. После того, как саксофонист перестал появляться на площади, мальчик решил причесать хвост одной из лошадей, которая лягнула его, разбив подковой голову. Мальчик погрузился в летаргический сон, потерял разум, а пожилой саксофонист перевоплотился в старого ангела с крыльями, который уговаривает музыкального Набо вступить в некий хор. Между тем больная девочка научилась самостоятельно включать граммофон и произносить имя «Набо».

В этом спектакле кукловоды виртуозно показывают и как играет граммофон, и как Набо танцует под музыку так, что взлетает над землёй. Это подчёркивает аллегоричность содержания, которое подсказывает, что, возможно, мальчик Набо лишился не только разума, но и жизни, призванный служить ангелам и музыке.

Действие сопровождается подлинной игрой на саксофоне Ивана Дымы – ученика одного из авторов музыки к спектаклю, известного саксофониста и композитора Алексея Козлова. Саксофонная музыка сопровождает и первые две новеллы, придавая спектаклю ритм и стиль, который, на наш взгляд, вполне соответствует стилистике «магического реализма» Габриэля Гарсиа Маркеса.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *