Шутейное дело, или Серьёзно о смешном

№ 2013 / 10, 23.02.2015

Пожалуй, два драматурга были непревзойдёнными мастерами в умении вставлять в мрачную ткань драмы комизм, вносящий в действие облегчение и просветление: Шекспир и Чехов.

Шуты Шекспировы. Московский Театр Юного Зрителя. Режиссёр-постановщик Кама Гинкас.

Пожалуй, два драматурга были непревзойдёнными мастерами в умении вставлять в мрачную ткань драмы комизм, вносящий в действие облегчение и просветление: Шекспир и Чехов. Каждая шутка в пьесах этих драматургов исполнена глубины и тонкости, делает исполнение спектаклей (при должной постановке и воплощении) бесконечно увлекательными. Их произведения интересно смотреть даже в отрывках, как дайджесты. Недавний пример – замечательный спектакль «Торги» (по А.Чехову) Дмитрия Крымова в «Школе драматического искусства».

Зритель вправе был ожидать глубокого и интересного содержания и от спектакля Московского театра Юного Зрителя в постановке признанного режиссёра Камы Гинкаса.

Зачин в целом – многообещающий. Правда, начинают спектакль некие современные клоуны вроде тех, что были в поставленном тем же режиссёром спектакле Московского ТЮЗа «Дама с собачкой». Потом следует первая сцена из «Ромео и Джульетты» о ссоре слуг. Все мы помним, как блестяще это сыграно в фильме Франко Дзефирелли («Вы на наш счёт грызёте ноготь, сударь?..»). Увы, в тюзовском спектакле всё скомкано, комизм сцены не выявлен – непонятно, зачем эта сцена вообще была введена. Дальше – больше: сцена на балконе (?!). Что же здесь шутовского? Ах, избитая шутка кормилицы, обращённая к Джульетте («На спину будешь падать»). Визжащая мамаша Джульетты (Екатерина Кирчак). Сами молодые любовники Ромео (Сергей Белов) и Джульетта (Татьяна Рыбинец) выведены, как в десятках других современных постановок, в образе быдловатых сегодняшних подростков. Потом Ромео трансформируется в примерно такого же Гамлета, который усматривает «слова, слова, слова» в «весёлых картинках» из «Плейбоя». Всё это под аккомпанемент саксофона (музыкант Владимир Кирьянов). Ну как же без саксофона в «совремённом» спектакле?!

Далее – сцена соблазнения леди Анны (Ольга Демидова) Ричардом Третьим (Игорь Балалаев), под аккомпанемент уже «российского» шансона. Очень остроумно… Ричард превращается в Макбета – животики надорвёшь (какая-то зрительница за моей спиной хохотала – правда, странным нервическим хохотом). Наконец, появляются патриархи Лир (Игорь Ясулович) и Глостер (Валерий Баринов) – в них что-то шутовское всё же просматривается – но слишком мало, чтобы оправдать название.

Где Фальстаф, Тоби, Озрик, Мальволио и когорта милых шекспировских шутов и дураков? Похоже, режиссёр и не собирался о них говорить и тем более вводить их в спектакль. Судя по письменному предисловию к спектаклю, идея постановки в том, что все мы бываем шутами в этой жизни – поэтому самые известные герои Шекспира подряд без разбору и вставлены в спектакль.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *