Гробовщина

№ 2013 / 11, 23.02.2015

На кафедре мастерства Литинститута нас учили: писателя видно по первому предложению.
Не разобрался – читай второе.

На кафедре мастерства Литинститута нас учили: писателя видно по первому предложению.

Не разобрался – читай второе.

А если и после абзаца сомневаешься – извини, ищи себя в других эмпиреях.

Цитирую начало «шедевра». Кто автор? С вашего позволения чуть позже со всеми титулами и наградами.

Итак, товар лицом…

«Июльская жара к девяти часам утра высушила росу на истончённых сухих травах, заполыхала печным жаром, наполнила воздух волнообразным движением, пульсацией душных потоков».

Нужен ли комментарий? И всё-таки: кто видел полыхающий жар? В нашей деревне жар-то, что давно отполыхало. А жара? Это те самые кузнечные меха? Пульсация – некое сердце, вживлённое в «волнообразное движение»? Что значит «наполнила… движением»?

На беглый взгляд вроде бы литература, а присмотреться – да, набита рука, но всё-таки на подделку, литературщину. Каждый может слепить из глины подобие человека, но вдохнуть жизнь дано только Богу. Второе предложение…

«В безветрии ползла рябь по ржаному полю, то налегая справа, то слева, то двигаясь по кругу». Не забыли – июль. По тексту далее выясняется – конец июля.

«Жито белея, у баб сердце леденея», – говорит бабка Ворониха из наших Вялек, глядя на моё ржаное поле.

Не в конце июля, а месяцем раньше – в июне.

Зажинают жито, кто подзабыл, на Казанскую. Явление иконы Казанской Божьей Матери, покровительницы Руси, 21 июля.

То есть, к концу июля колос отяжелён зерном, ждёт усами вниз своего часа. И никаких лишних движений.

Да, есть такое: в погожий день по ржаному полю не рябь, а зелёные волны, чередой друг за другом – до горизонта! – темнеющие обратной стороной ската. Но не в июле, а в конце мая – начале июня, когда идёт опыление злака: колосья пустыми метёлками мотыляются куда подует ветер…

Прошу прощения за экскурсию по русскому полю. Далее – ближе к существу вопроса, ещё несколько цитат.

«Они помолчали, дожёвывая, досасывая, додумывая».

Хорош! Я не выискиваю со сладострастием Иудушки Головлёва допущенные автором ляпы. Они с первых же страниц «романа».

У меня другое: злости не хватает. Что эти «мастера» позволяют себе… Сначала я по горячности написал «на моей родине». Так-то оно так, но не все правильно поймут пафос. Поэтому, что позволяют себе в нашем писательском цеху.

Не обойтись, чтобы не заглянуть в интим «мастеров», их этико-эстетические пределы:

«Кролик, натуральный кролик: раз-раз – и погас.

Ёлки зелёные! Придётся устраиваться как-то. Ладно тут не наша деревня», – это страдания одной из героинь «романа», занимающей пост целого начальника областного управления культуры. – Я так скоро на стенку полезу! У-у-у… пипетка чёртова…»

«Пипетка чёртова» её муж, тоже не халам-балам, а председатель областного отделения Союза писателей.

Автор «романа» женщина. Как сама указывает возраст – на исходе седьмого десятка. То есть не курсистка, а с хорошим знанием предмета повествования.

Что же она советует?

«И только одно то, что блюстители нравственности вообще отрицали многие годы во всей огромной стране, то, что было целой индустрией на западе, порицаемой воспитанием и моралью, это – оно, то самое – разваливало теперь его жизнь…»

Какие же мы в России недоумки, что так запустили, в сравнении с Западом, технику секса?

К месту будет сказать, как состоялась жизнь автора. Всё образование – культпросветучилище. Вся её семья – дочка, эмигрировавшая в США. Там, в Чикаго, живёт и автор, время от времени наведываясь в Брянск порулить местными писателями. Нет, ещё и в постель к деятелям культуры и литературы надо заглянуть! Из Чикаго лучше видно, как и кем надо правильно руководить, поскольку «бабье счастье ей с ним не светит». Туши свет!

«Роман», о котором шла речь, называется «Дачный сезон», издательство «Белобережье», 2012 года, группа компаний «Десяточка» г. Брянск.

Об авторе из «Литературного Брянска» 2010 года. «Ашеко Людмила Станиславовна… Лауреат литературной премии им. Н.И. Рыленкова, Всесоюзной литературной премии им. Ф.И. Тютчева «Русский путь», Лауреат Всероссийского конкурса им. В.И. Белова «Всё впереди». Победитель Всероссийского литературно-публицистического конкурса «Спасибо тебе, солдат!» Руководитель секции прозы Литературного объединения Брянской области. Член Правления Брянской областной писательской организации. Член Союза писателей России…

Под обложкой этого «романа» и послесловие «литературоведа»: «При чтении меня постоянно охватывало чувство эстетического восторга».

«Произведение поражает знанием жизни».

«Особенной чертой письма Л.Ашеко является использование поэтических формул, которые способствуют передаче сложности эмоционального состояния…»

Автор этих «перлов» – литературовед» Л.Семенищенкова. Читаем всё в том же «Литературном Брянске»: «Лариса Леонидовна Семенищенкова… Активный участник семинаров прозы и поэзии при Брянской писательской организации. Руководитель семинара драматургии. Лауреат Всероссийской литературной премии им. Ф.И. Тютчева «Русский путь». Член Союза писателей России».

Добавлю: ещё и Лауреат премии им. А.К. Толстого «Серебряная лира».

Теперь смотрим, кто редактор книги. В.Е. Сорочкин. Это сегодняшний руководитель нашей Брянской писательской организации.

Но надо ли сейчас писать об этой организации? Интересно ли это кому-нибудь? Думаю, что надо. Иногда так складывается в жизни, что молчанием предаётся бог. Проще говоря, перед тобой выбор: или остаёшься человеком, или позорно, поджав хвост, уползаешь в кусты…

Все двадцать с лишним лет, какие имею счастье наблюдать жизнь Брянской писательской организации, перманентная война: кто-то в изгоях… И гнобят до гробовой доски.

Фронтовик И.Абрамов офицер, два ранения. Книга готова к изданию, всё согласовано, отпущены деньги, но на эти деньги издаёт свою книжку бывший тогда председателем А.Якушенко. Не то что скандал, а кто знал темперамент Ивана Васильевича, пенья да коренья до потолка. Затяжная опала, нервный срыв… похоронили человека.

Следующая жертва А.Романюк – не написал требуемую от него хвалебную статью. Уведомление, что выведен из правления, больше его не хотят знать…

В.Козырев – не подписался в поддержку ГКЧП. Извини, не в нашей «команде». Скоротечная онкология…

Только успевай перечислять: Н.Поснов, Н.Денисов…

Чего стоят последние суды С.Сенькова с В.Сорочкиным. Ирония судьбы: именно Станислав Сергеевич был «крёстным отцом» В.Сорочкина, редактором и издателем его первого сборничка стихов. А теперь ученик костьми ложится, чтобы не поставить на учёт в писательскую организацию своего учителя.

Тут, наверное, у кого-то может возникнуть вопрос: а ты, собственно кто такой, чтобы раздавать всем сестрам по серьгам! Отвечаю! Писатель я, скажем так, мелкий, но не потому, что ничего не имею за душой. В своё время, защитившись с отличием в Литинституте, подавал какие-то надежды, но беда: руки не доходят до стола. Около тридцати «календарей» лётной службы в частях морской авиации. Увольняясь, рассчитывал: вот уж напишусь вволю. Увы! Двадцать с лишним лет с головой в сельском хозяйстве – ударным трудом вместе с оставшимися дееспособными односельчанами в совершенно безнадёжном деле – не даём Змеям-Горынычам агрохолдингов проглотить с ножками и рожками родную деревню.

А то, что печатали мои повести «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Советский воин» – не так много было охотников писать о современной армии; получалось, что при безрыбье и рак рыба…

Принимала меня в Союз писателей Приморская организация, когда я служил ещё в армии. Основанием для приёма были две книжки, выпущенные в Дальиздате, две в Воениздате, Литературная премия Министерства обороны «за яркое художественное отображение героико-патриотической темы». Само собой, отзывы, рецензии от местной прессы до центральной.

Сразу скажу: случись вступать мне в Союз писателей в Брянске – ни за что бы не приняли.

У «дальневосточников» свой менталитет. Здесь, на родине, что меня поразило на первом же собрании? Несвойственное в писательской среде, вообще неприемлемое у людей творческого труда заискивание перед партийными функционерами. А я у «особистов» и политработников был и есть, мягко говоря, не в почёте.

Тогда всего на учёте в Брянской организации стояло около десяти членов Союза писателей. Святой долг прочитать книги всех коллег. Доходит очередь до Ю.Лодкина. А.Якушенко протягивает мне «сочинение» объёма и формата «Мойдодыра» называемое сказами «Хрустальные кружева». «Это и всё?» – «Всё!» Я прочитал за пятнадцать минут. Уровень восьмиклассника общеобразовательной школы.

Моя учёба в Литинституте годами перекрывалась с учёбой Ю.П. Кузнецова, Н.М. Рубцова. Никаких дружб, кроме обыденных пересечений на Добролюбова 9/11. Но обсуждался наглядный пример, что не всегда в Союз писателей принимали по таланту.

Этим обстоятельством с тех времён и по сей день определились мои отношения с ныне здравствующим членом Союза писателей и бывшим брянским губернатором Евгеньевичем Лодкиным. Признаюсь в своей дубоватости: было время, когда заводы переработки сельхозпродукции имели наглость не рассчитываться с нами, сельхозниками. Скандалы, суды – бесполезно. На совещаниях вижу доброе к себе расположение губернатора Лодкина. Уговариваю себя: подойди, ты же руководитель, за тобой люди, прояви гибкость. Губернатору стоит только бровью повести и все долги тебе на тарелочке принесут. Где-то я, правда, могу расшаркаться, пригнуть голову, ягнёнком прикинуться, а тут хоть убей – лом в спину вступает. Так ни разу и не подошёл. Как будто чем-то святым надо было поступиться…

Понятно, за работой не до писательских «разборок». Однако весной минувшего года вызванивают меня семинаристы Л.Ашеко: «племя младое, незнакомое». Скандалы до выбросов в Интернет, кого-то выставляют за дверь, кого-то вообще изгоняют. Приедьте, посмотрите.

А почему бы не уважить?

Сам семинар прошёл, на мой взгляд, как-то по-школярски. Была громкая читка рассказов на заданную тему. Но я всегда считал, что писать надо только о том, что потрясло тебя, нет сил в себе держать. Я не сдержался и высказал своё мнение вслух.

Алешко побледнела.

– Рукописи читаются дома, – обрезала она, – а на обсуждение один-два автора: замысел, сюжет, композиция, язык до построчного разбора.

Потом началась истерика с воплями: «Я десять лет веду, а тут нашёлся указчик!» Естественно, тут же напряглась Семенищенкова. На крик влетаел Сорочкин. Подбородок затрясся, глаза на лбу: «Что вы себе позволяете?»

Понятно, что каждый в пересказе острых споров норовит показать, какой он умный, выдержанный, корректный. И я – не исключение:

– Это вы себе что позволяете! На этих читках у кого что и было живого за душой – кастрируете в графоманов.

– Вам моё кресло надо?

Значит видел Сорочкин во мне какие-то качества, что принимал за «хышника».

Потом эта «фишка» в интригах «учёных котов» ох как разыгралась. Я ни сном, ни духом – и мизинцем левой ноги не шевельнул, а малевать меня с тали подленькими слушками дай Боже! То-то на седьмом десятке из ума выжил: с пенсией военного лётчика на работу по часам ходить… В жизни по кабинетам штаны не протирал. Или по душам не с кем пообщаться?

Да прекрасно все понимали, но как не подпустить вонючки…

– О чём говоришь? Если шугаю на автовокзале напёрсточников, когда они «обувают» бабку, я что: хочу стать начальником автовокзала? Что ты переводишь стрелки? Речь идёт о литературной учёбе на семинаре!

Пообщались, несколько поостыли и с миром разошлись.

Через день в срочном порядке собрание писателей. Серый лицом Сорочкин открыл высокое присутствие трагическим зачином:

– Мне объявили войну… – и пошёл нести околесицу.

Как тут не опешить? Мало ли какие бывают разности в точках зрения у пишущего народа. Да обычное же дело! Но война?

– О чём речь?– перебил я. – Какая война? За какие трофеи воевать нам друг с другом?

На таких мероприятиях всегда рядом с Владимиром Сорочкиным бывший губернатор Ю.Лодкин. Моё место у противоположного торца стола, рядом с выходом. Если начнут бить, смогу быстрее «утечь».

– Полковник, ты откуда тут взялся? – голос через весь наш конференц-зал Ю.Лодкина. – Сиди в своей деревне и не высовывайся… – Не понятно, кто тут хозяин? Окрик, прямо скажем, не из высоких духовных сфер.

Что ни говорите, а прожитые годы, коллизии собственной биографии накладывают отпечаток и на поведение человека. Что за свою жизнь сделал Ю.Лодкин? Вырастил сына, построил дом, посадил дерево? Увы! Где-нибудь, когда-нибудь взял на пупок? Увы! Только ля-ля, тополя…

После «моих университетов» в контингенте трактористов и доярок какие окрики могут ввергать в смятение?! И в армии не зря же не один десяток лет тренировали командирский голос.

– Юрий Евгеньевич! – тоже через весь конференц-зал. – А ты каким боком тут в писателях? Покажи сам или поручи кому другому найти в твоих сочинениях хоть одну строчку художественной литературы! Я, как премию, свою военную пенсию за месяц отдаю…

Обменялись любезностями и весь разговор. Юрий Евгеньевич ещё что-то побурчал себе под нос, умиротворяясь.

В последнее время действительно выходят у Лодкина объёмные книги. Раза в два толще «Войны и мира». Все о своих бывших политических соратниках, в том числе и «перебежчиках» с характеристиками «иуда», «перевёртыш», «христопродавец».

Кстати сказать, и мне посвящены там несколько страничек. Отмечаю не без удовлетворения – обошлось без оскорблений. Спасибо, спасибо…

Не хочет Юрий Евгеньевич у меня спросить, почему его произведения не находят известности дальше площади Ленина в Брянске. Я бы посоветовал писать книги с расчётом на интерес к ним и комбайнера из Задубенья, и ткачихи из Клинцов, и матроса с мыса Огненного в Новой Зеландии, и президентов всех стран и народов. Иначе зачем париться?

К чести Юрия Евгеньевича не могу не отметить: при очередной встрече на читательской конференции он подписывает мне свою книгу: «Писателю, от неписателя…» Не без креатива. Поулыбались, но последнее слово «кто же писатель?» за читателями.

Зачем собиралось собрание? Чтобы проголосовать: никому не совать свой нос в работу семинара! Единственно кто, если припоздает из Чикаго Л.Ашеко, то Л.Семенищенкова. Поэты Н.Ивакин, В.Макукин не согласились. Более десяти лет руководят подруги, а хоть одно имя назовите? Где результат? Решение собрания противоречит целям и задачам организации в пункте 3: «Творческая помощь начинающим литераторам». Каждый обязан! А у самих «начинающих» спросили, как им лучше?

И наконец, невежество, если оно воинственное, называется мракобесием. Нет, таких слов не знаем!

Не забыли сетования А.Якушенко о «гадюшнике» и обвинения в адрес В.Сорочкина? Не надо темнить! Когда в немилости оказались И.Абрамов, А.Романюк, то В.Сорочкин ходил ещё «кукушонком» на поэтическом семинаре фронтовика Леонида Мирошина. А чтобы А.Якушенко без ведома и согласия члена Союза писателей, губернатора Ю.Лодкина предпринял какие-то телодвижения – с ума сойти?

Рассказать – не поверите! Для того чтобы решить: ставить или не ставить меня на учёт в писательскую организацию – А. Якушенко шлёт запрос главе района, однопартийцу губернатора, чтобы тот дал данные о повышении урожайности в моём хозяйстве, увеличении поголовья скота, расширения посевных площадей. Без ведома Лодкина? Ох и нравы…

С упразднением обкомов за счёт кого резко увеличилось число членов Брянской писательской организации? Делал вырезки из газет в Доме политпроса – иди к нам; писал доклады по идеологии – всё, мастер слова; инструкторил в горкоме – тоже наш человек; а инструктор райкома хуже что ль?

В романе Ашеко «рыцарь без страха и упрёка» губернатор области Солодкий. Что за вкусовые ассоциации? По фактам биографии – наш красавец Лодкин! Как он бескомпромиссен в борьбе за народное благо, а какова забота о писательской организации, вплоть до самоличного смещения и назначения её руководителей. «Геракл!» – восхищается летописка. Проясняется природа её титулов и наград? Какую тропу находит Л.Семенищенкова к сердцам мужчин? При каждом удобном случае заявлять и заявлять, не моргнув глазом, что за все времена первым писателем на Брянщине был и есть Ю.Лодкин; первым поэтом – В.Сорочкин: это наш современный Тютчев!

Выводы: что представляет собой Брянская писательская организация? Сорочкин, Ашеко, Семенищенкова – трезубец. Направляющее цевьё в руках искушённого партинтригами Ю.Лодкина; опора – в обкомовской «гробовщине». Кто не с нами, тот против нас. Старшее поколение, кто не в «формате» – за борт; молодые – отстрел на дальних подходах. Главный критерий отбора – не талант, не произведения, а надёжность «штыка» при голосовании.

А теперь скажите: Сорочкин мучитель или жертва? Клеймить или сочувствовать? Покойному Леониду Мирошину не отказать было ни в поэтическом мастерстве, ни в житейской мудрости. Не увидел он в творениях «кукушонка» ни глубоких чувств, ни сильных переживаний, ни высоких порывов.

Птица видна по полёту, а поэт по благородству.

Здесь самое время рассказать о ещё одной истории. Очень долго смотрел на все безобразия в Брянской писательской организации поэт крестьянской закалки Николай Ивакин и высказал своё мнение в небольшой заметке: «Куда плывём?», опубликованной во втором номере «Нового литератора». Вот два предложения из этой заметки: «Наша писательская организация, мне кажется, находится в неприглядном положении. И в этом положении мы оказались не вчера, но с первых дней избрания на пост председателя В.Е. Сорочкина». И заключение: «Ему пост председателя прежде всего нужен, как крыша над головой, в прямом и переносном значении этого слова. Статус председателя даёт ему возможность более успешно проворачивать свою предпринимательскую деятельность. Так пусть он предаётся своему основному ремеслу – бизнесу».

Больше года не могли сподобиться на собрание, а тут в один день «команда» в полном составе.

С чего начал В.Сорочкин? С информации: губернатор выделил 750 тысяч рублей на издательскую деятельность писательской организации.

Оговорюсь: заслуги В.Сорочкина в выделении этих средств не было. Бились другие, а председатель по своему обыкновению за их спинами, дабы не омрачить своим видом высокое чело.

Н.В. Денин, нынешний губернатор, надо отдать ему должное, извинился, что не знает дорогу в писательскую организацию, но пообещал 1,5 млн. рублей. Половина обещанной сумму свалилась с воза где-то по дороге.

А на собрании надо правильно понимать искусство дрессировки: в одной руке на прутике кусочек мяса, в другой кнут. Выбирай кому что по душе.

В заметке «Куда плывём?» Ивакин, коснувшись финансов, попал «не в бровь, а в глаз»: «Сорочкин целенаправленно помогал сдохнуть издательству «Брянский писатель» как конкуренту. В соучредительстве с Вязьмитиным стал издавать кроссворды «Жук и жаба». Речь идёт об издательстве «Белобережье», группа компаний «Десяточка», формальным владельцем которой является кум В.Сорочкина некий О.Вязьмитин. То есть все выделенные средства, надо полагать, прямиком в частную контору.

Чудеса да и только: Н.Ивакин «поэт здоровой души», ратовал исключительно за благополучие писательской организации, выступал против торгашества, а его осудили за то, что он выступил против писательской организации. Где-то кворум около двадцати присутствующих и почти единогласно: «снять с учёта».

Мне сподобилось быть членом редколлегии «Нового литератора». Может быть, воспротивись я публикации Н.Ивакина, и не увидела бы свет заметка «Куда плывём?» Но с какой стати буду против, если целиком и полностью согласен с Н.Ивакиным? Об этом открытым текстом и на собрании! При чём здесь авторитет организации? Речь только о В.Сорочкине. А если глубже – в интересах литературы!

Не согласен он – пиши «золотое перо» опровержение. Тоже напечатаем! Не желаешь – подавай в суд. Пусть разберутся по-справедливому, тогда и логично выносить соответствующее решение коллективу.

Была в заметке Н.Ивакина и такая строчка: «А заменить его есть кем!». Кем заменить В.Сорочкина? Ясное дело, кто за него заступается. Короче, ты за Ивакина? Да! В ту же калитку! Вот спасибочко!

После собрания Е.Ю. Лодкин руку мне на плечо и с улыбкой на ушко: «Неправильно себя ведёшь…»

Что сказать? Для кого-то полное безумие, а для меня – как отец учил жизни, как я сыновей учу – без греха на душу! И на сердце легко.

Есть у В.Сорочкина и такие строки:

Быть может, я ещё приду

К глубинам, щедрым до улова,

Но даже малую беду

Предотвратить не сможет слово.

Непроизвольно, бодюльками в конскую гриву, цепляется за редактора во мне предлог до в ограничительной функции. А после улова – истает щедрость глубин?

В «Сможет» – оценка возможностей: сможет или нет покорить вершину, сможет взять «на грудь» 0,5 С2Н5-ОН? Но у В.Сорочкина утверждение. Не точнее ли: «предотвратить не может слово»?

Есть у врачей заключение: травмы несовместимые с жизнью. Как с таким кредо, с таким понимание силы слова быть в литературе?

Но не об этом речь, а о 750 тысячах. Не такой уж щедрый улов для более удачливых ныне рыбаков. Вводил в заблуждение В.Сорочкин собрание, не договаривая главного! Представьте, если бы он был распределителем этих средств, на какую «культуру» ушли бы кровные народа. Слава богу, и правильно сделали, что оплачивать из бюджета будут только издания, представляющие, по заключению экспертной комиссии, духовные ценности. Не факт, что все писатели пойдут издаваться в «Десяточку».

Опять-таки о простоте нравов. На критические публикации в газете – коллективное письмо губернатору: спасите! Опять-таки с переводом стрелок: не В.Сорочкина, а писательскую организацию от критики. При этом верноподданнические заверения в преданности «Единой России». В числе прочих, подпись и Ю.Е. Лодкина Как? Во всех роликах недавней предвыборной компании он только возле и горячо за кандидата от КПРФ. Чему верить?

И вообще, по божьему замыслу, полагаю, писатель не стадное создание. Сам сроду не подписывался под «коллективками». Не нравится что – садись и пиши, неси свой крест.

…Листаю вдоль и поперёк Устав Брянской писательской организации. Нет такого пункта: «снятие с учёта». С таким же успехом можно проголосовать за то, чтобы мы с Н.Ивакиным ходили голышом по Брянску до майских праздников или по ночам драли в лесу всё лето лыко на лапти. Не было и в Приморской организации такой дури, как ритуал постановки на учёт и снятие с учёта, сопровождаемый песнями и плясками.

Высокое должностное лицо из администрации области звонит в Москву сопредседателю СП РФ нашему земляку Н.Ф. Иванову. Ответ: «Такая норма по Уставу есть!» А как же с «Честь имею!»?

Кстати о землячестве с именами, царствие им небесное, Н.Грибачёв, П.Проскурин, Н.Родичев. Всегда ли благородные порывы радения «своим» шли на пользу Литературе?

Читаю в газете из статьи В.Чирок:

«Мне ответил рабочий секретарь Союза писателей России господин Г.Иванов (говорят, он с Сорочкиным в очень хороших отношениях). А «своих», конечно же, не сдают. Вкратце смысл его ответа сводится к следующему: они выслушали Сорочкина и склонны больше доверять ему, чем мне, хотя у меня и есть свидетели. Этим сказано всё».

Куда же бедному крестьянину податься? Может, аппарат Союза писателей перешёл на «сдельщину», и В.Сорочкин в передовиках по числу набора?

А вижу я другой выход: не сорок человек в Брянской организации, а четыре. Но с именами, известными своими книгами читателям всей страны. Не обязательно и мне быть в числе избранных. Но тогда и за писателей не будет стыдно, и я первый сниму перед ними шапку. А региональные бюджеты смогут обеспечить их быт. Появится возможность хорошо платить работникам центрального аппарата.

Кто как не сами писатели должны грызть землю, вдалбливая властям, что литература – мать всех искусств: и балета, и оперы, и симфоний, и песен-частушек.

У нас есть бюджетное финансирование музыкальных школ, художественных, цирковых, «кожаных мячей», золотых шайб». Но нигде не встречал «Литературных мастерских». Все как один дикоросы. А сами по себе растут только сорняки.

Кричим караул: «Падение нравов…» Как же иначе? Я думаю, это проблема не только Брянска.

Листая Устав, вычитываю первым пунктом: «Организация создана с целью объединения писателей Брянской области для защиты их законных прав и интересов».

В течение десятилетий действия организации сводились к поиску и уничтожению врагов внутри организации.

И в заключение: в чём же наука другим?

Как ни возноси, но если нет крыльев, то как только уходит опора – камнем падение на землю… Или другими словами: если Господь на первом месте, то и всё остальное становится по своим местам.

Аминь

Виктор ЛЕСКОВ,

г. БРЯНСК


ОТ РЕДАКЦИИ:

А что происходит в Ваших писательских организациях? В Дагестане, рассказывают, вот уже лет десять не могут собрать съезд. Получается, что Союз писателей Дагестана и его руководитель Магомед Ахмедов нелегитимны. Нет спора: Ахмедов – хороший поэт. Но почему он так боится собрать съезд? Боится, что ли, потерять хлебное место?

Давайте вместе наводить порядок в писательском доме. Присылайте в редакцию свои истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *