Государственный человек, а порет чушь

№ 2013 / 12, 23.02.2015

Павел Пожигайло уже не первый раз оказывается в центре общественного внимания. Впервые многие московские СМИ заговорили о нём, кажется, в 2007 году. Он тогда, занимая должность заместителя культуры России

Павел Пожигайло уже не первый раз оказывается в центре общественного внимания. Впервые многие московские СМИ заговорили о нём, кажется, в 2007 году. Он тогда, занимая должность заместителя культуры России, публично бросил перчатку своему шефу – Александру Соколову. Правда, суть разногласий двух чиновников никто в тот момент и не понял. Более того, даже в среде творческой интеллигенции в то время мало кто знал, кто такой Пожигайло. Говорили, что он из бывших военных, человек не бедный, в нужный момент вступил в партию «Единая Россия», стал депутатом Госдумы, а потом кто-то в Кремле предложил продвинуть талантливого организатора в исполнительную власть.

Соколов, безусловно, к 2007 году был более известным лицом. При этом, что удивительно, публика знала его не как замечательного музыковеда. Прославился он в широких массах другим – как человек, осмелившийся одёрнуть зарвавшегося Михаила Швыдкого.

Напомним, что Швыдкой много лет худо-бедно занимался театром и вёл себя как серая мышка, боявшаяся кому-либо наступить на любимую мозоль. Его карьера пошла резко вверх после скандала с человеком, похожим на генерального прокурора России. Помните, был такой Скуратов, который не стал плясать под дудку ближайшего окружения Ельцина. В отместку искушённые аппаратчики извлекли на свет божий плёнку с записью некоей оргии. Все профессиональные телевизионщики тогда отказались пустить незаконно добытый компромат на экран. Согласился только Швыдкой, руководивший на тот момент телеканалом «Россия». Видимо, в благодарность за эту услугу ушлые чиновники потом пересадили услужливого театроведа в кресло министра культуры. Как руководил Швыдкой отраслью, мы ещё не забыли. При нём началась травля великого дирижёра Евгения Светланова и восхождение некоего г-на Иксанова. Это при нём произошла окончательная деградация Большого театра. А что вы хотели, если министр большую часть времени посвящал личным заработкам на телевидении, снимая бесчисленные шоу сразу на нескольких федеральных каналах.

Так вот, Соколов, когда стал министром, сразу заявил о том, что первым делом бросил все силы на борьбу с коррупцией. Он ещё пояснил, почему это очень важно. По его словам, до этого на всех этажах министерства культуры брали «откаты».

О, какой вой тогда поднялся. Швыдкой потребовал сатисфакции. Защищать бывшего министра взялся, если я не ошибаюсь, нынешний борец за права детей Павел Астахов (до этого в качестве адвоката блистательно стоявший на защите интересов небезызвестного олигарха Гусинского). Но очень скоро всю эту историю замяли. Будто бы ничего и не было.

Соколов оказался бессилен. По большому счёту, схватка с мафией ему оказалась не по зубам. Он проиграл почти по всем статьям.

Пожигайло, по слухам, должен был помочь Соколову одолеть беспринципных и наглых аппаратчиков. Но получилось всё иначе. Вместо того, чтобы объединиться и совместно обрушиться на коррупционеров, министр и его заместитель стали выяснять, кто из них круче. Сказались ещё и разные партийные предпочтения. Министр поддержал «Справедливую Россию», а его заместитель остался в «Единой России». Конфликт закончился тем, что прямо накануне очередных парламентских выборов Соколов добился увольнения своего чересчур самостоятельного заместителя.

Политологи считали, что сразу после выборов Соколов будет отправлен в отставку, а его место займёт Пожигайло. Основания для таких прогнозов дали публичные заявления в Ставрополе одного из лидеров «Единой России» Воробьёва. Но выборы прошли, и Путин внёс совсем другие предложения. В кресле министра он предпочёл увидеть дипломата Авдеева, Соколова вернули в Московскую консерваторию, а Пожигайло вменили социальную нагрузку, поручив ему обеспечить финансирование Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Произведённые Путиным перестановки косвенно свидетельствовали о том, что Пожигайло утратил аппаратный вес и отошёл на третьи, если не на десятые роли. Но не всё оказалось так просто. Вскоре Пожигайло вновь пошёл, скажем так, на повышение.

Во-первых, власть доверила ему фонд по изучению наследия Столыпина. А Столыпин, напомним, с недавних пор превратился для Путина в кумира. Именно Путин инициировал сооружение памятника великому реформатору прямо возле Белого Дома. И Пожигайло стал чуть ли не координатором всех работ, в том числе и финансового характера, по осуществлению путинских планов.

Во-вторых, Пожигайло вскоре был введён в состав Общественной палаты России, где потом возглавил комиссию по культуре. В этой палате он запомнился тем, что организовал слушания по Литфонду. Недовольный тем беспределом, который происходил в подмосковных писательских городках Переделкино и Внуково, Пожигайло внёс разумные идеи по реформированию общеписательского хозяйства. Но вот довести до победного конца эти начинания ему, похоже, не дали. Или не хватило твёрдости характера?

А что теперь? Сдаётся, Пожигайло очень хочет вернуться на первые позиции. (Не случайно очень чуткий к дуновениям ветров в коридорах власти Святослав Рыбас дал ему не так давно какую-то общественную премию. Маловлиятельных или ненужных людей Рыбас обычно не поощряет.) Поэтому он постоянно ищёт, чем бы ещё напомнить о себе обществу. Иногда у него рождаются просто блестящие идеи. А иногда он такую чушь порет. Видимо, у него дефицит на хороших советчиков.

Я убеждён: энергию бы Пожигайло да в мирных целях. И тогда бы ему цены не было.

В. ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *