Восстание против паутины

№ 2013 / 12, 23.02.2015

Я возмущён, как всякая поверхность, которую насилует ветер. В глубине моей жизни поднялась муть, чистота под угрозой грязи. Надо мной кровавая паутина памяти. С боку паутины сидит её создатель паук Байгушев.

Я возмущён, как всякая поверхность, которую насилует ветер. В глубине моей жизни поднялась муть, чистота под угрозой грязи. Надо мной кровавая паутина памяти. С боку паутины сидит её создатель паук Байгушев.

Кто ты, Байгушев, – вий? – волох? – автор валгаллы, поверху которой разбросаны мои друзья, ваши друзья, ваши родственники и ваши смертники? Байгушев, ты кто?

Байгушев как бы некто. Байгушев паук, томно сосущий идеологическую кровь своей матери – идеологии, это самый паскудный вид кровосмесительства: ласковое дитя матку сосёт.

В настоящее время Байгушев – пенсионер, писатель, сплетник и распутник – он распутывает свою же паутину, ненароком создавая новую – заменяющую прежнюю, но не менее липкую и кровавую. Цель оправдывает средства, как учили. Для создания защиты он выбрал отважный материал – покаяние, а каяться не собирается. Он гордится былой паутиной, он вышучивает былые крыши, он ставит в дураки тех, кто учил его уму-разуму. Это не безнравственность, потому что это нравственность верха, которому служил Байгушев.

Некогда, изнывая от непонятности, я писал (и написал) рассказ о критике. Мой критик уходил в глушь леса, присаживался около пня, наполнялся чистотой можжевелового воздуха, омывался тишиной и мог раскрыть душу хотя бы самому себе. И не получалось. Мой критик не мог решить вопрос, имеет ли право писатель (разведчик в отличие от шпиона, начальник в отличие от пахана) использовать негативные средства для укрепления положительного качества. Мой герой (а значит, я, автор) тоже предполагал, что безнравственность существует в сферах, куда глаз не может заглянуть. Мой герой почти уверился, что это так, но тут же испугался и, вместо разоблачения негодяйств, наплёл положительных уловок в тексте гадкого автора, возможно, спасая себя и свой желудок от напасти. Он сдался в плен. Я не сдаюсь.

Я получил от публикаций Байгушева разрешение на иммиграцию, которой стеснялся все тридцать с гаком лет – я был беглецом из родного города, из страны, где всё было моё и моим – я другой такой страны не знаю… Другой страны вовсе нет. Власть везде одна и та же, у разных лиц власти разная паутина – но паутина, а не что-нибудь иное.

И вот предсмертный Байгушев решил свою паутину показать, потом скатать её валиком и выбросить в помойное ведро. Руки у него останутся чистыми. А вы, народы, уроды без синих глаз, без высокопоставленных шлюх, без никакого достоинства и дохода, вы голосуйте за нового лидера пауков, за новую путину, ведь, в конце концов, мы всё делаем для счастья наших детей, не так ли, Байгушев?

Слава ГОЗИАС,
США

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *