Московские Фёклы, Пелагеи и таёжница Еевлампия

№ 2013 / 26, 23.02.2015

«Литературная газета» опубликовала два мнения о романе Александра Эбаноидзе «Предчувствие октября» («Дружба народов», 2012, № 9). Писатель Гелий Ковалевич высоко оценил роман

«Литературная газета» опубликовала два мнения о романе Александра Эбаноидзе «Предчувствие октября» («Дружба народов», 2012, № 9). Писатель Гелий Ковалевич высоко оценил роман; рецензенту Николаю Иванову он не понравился. Разумеется, никто не собирается его переубеждать, но уточнить и прокомментировать кое-что необходимо.

У рецензента явно скудно с аргументами. В сущности, их всего два. И оба не смысловые, а лингвистические.

Окружённый столичными Фёклами, Авдотьями и Пелагеями, он почему-то недоумевает по поводу имени Евлампия – так зовут одну из главных героинь романа, староверку, выросшую в далёком таёжном городке. А ещё Н.Иванову представляется неестественным говор безымянной полотёрши при бассейне на подмосковной вилле – цитате, иллюстрирующей говор, и её анализу отведена едва ли не половина рецензии. Похоже, Н.Иванов не знает, что вместе с таджиками и киргизами за годы «катастройки» Подмосковье наводнили выходцы из умирающих деревень Мещеры и Полесья; никогда не выписывавшие газет и журналов, и забывшие о существовании телевизора, они сохранили особенности своих наречий. К слову сказать, эпизод с полотёршей значит в романе не больше, чем значило бы в долгом и увлекательном путешествии ворчливое замечание уборщицы аэропорта, мимо которой проходит взволнованный путешественник. Между тем, рецензент не только непомерно выпячивает этот пустяк, но даже выдувает из него заголовок своего пасквиля «Нехай будя…» и уверяет, что «так выражаются персонажи романа» (!). Видно, он не знает, что пузыри такого рода тут же лопаются, неопрятно забрызгивая физиономию шалуна.

Не найдя аргументов и тужась восполнить нехватку интонацией, Н.Иванов острит и ёрничает, уверяя, что Александр Эбаноидзе написал «типично редакторскую прозу», что он «высосал свой роман из пальца» в тщетной попытке доказать, что «тоже умеет» и «не только с чужими рукописями возжается, но и сам может осчастливить человечество».

Не стану строить догадок, откуда высосал Н.Иванов свой опус. По поводу придуманного им жанра «редакторская проза», замечу, что прозу, порой неплохую, писал редактор «Современника», а так же редакторы «Нового мира», «Знамени», «Октября», «Юности», «Москвы», той же «Дружбы народов», да, кажется, и «Литгазеты» тоже.

Что же до «тщетных потуг», то Александр Эбаноидзе сорок лет назад доказал, что он «умеет и может». Причём сделал это с блеском: даже в тучные семидесятые его роман «Два месяца в деревне или Брак по-имеретински» стал событием. Не случайно за несколько лет он был переведён почти на все европейские языки и отрецензирован едва ли не во всех авторитетных изданиях, негласный список которых в те годы возглавляла «Литгазета».

Обобщённо смысл отзывов о писателе и его первом романе передаёт заголовок статьи в «Комсомолке»: «Талант – единственная новость…». По роману было снято три художественных фильма: двухсерийный – на Центральном телевидении, полнометражный – в Братиславе, и короткометражный – в Баку. «Брак…» был инсценирован – для театра и на радио: на Всесоюзном радио шестисерийную инсценировку под названием «Ежевика под снегом», инкрустированную великолепным грузинским многоголосьем и имевшую общесоюзный успех, озвучивали звёзды московских театров; то же было в Германии и Венгрии. Журнал «Спутник», выходивший почти на всех языках и представлявший миру высшие достижения советского искусства, опубликовал дайджест романа с прекрасными иллюстрациями. О романе высказывались многие видные писатели: Сергей Баруздин с Фазилем Искандером посвятили «Браку…» целую телепередачу в популярной в те годы «Книжной лавке». И, наконец, выдающийся грузинский композитор Георгий Цабадзе написал по «Браку…» мюзикл «Женись на Нуце», премьера которого с успехом прошла в Киевском театре оперетты.

Общий тираж книги перевалил за миллион экземпляров; уже в нынешние 2000-е в Москве вышли два очередных издания, презентация ещё одного состоится летом в Тбилиси. После такого перечня саркастическая находка рецензента по поводу намерения «осчастливить человечество настоящим шедевром» заметно тускнеет и даже тяготеет к констатации.

Последовавшие за «Браком…» «…Где отчий дом», «Вниз и вверх», «Ныне отпущаеши…» также переводились на разные языки, награждались литературными премиями и живо обсуждались в прессе.

В послесловии к однотомнику Александра Эбаноидзе (изд-во «Известия» 1990 г.) отмечена характерная особенность писателя: «…опыт талантливого и удачливого романиста, поставившего себе за правило писать только тогда, когда не можешь не писать, достойный и поучительный». Может быть, полнее других эту особенность подтвердил роман «Предчувствие октября». Имя А.Эбаноидзе и впрямь не мозолит глаз нынешнему читателю, в особенности, с тех пор, как он возглавил журнал. Видимо, в этом причина забывчивости «ЛГ», допустившей бестактный и немотивированный выпад. Но чрезмерное рвение рецензента, обернулось конфузом.

Впрочем, публикация сделала два полезных дела: она ещё раз подтвердила обоснованность тревоги общественности по поводу преподавания литературы и продемонстрировала уровень нынешнего литературного процесса, о котором с горечью говорят герои романа «Предчувствие октября».

«Эх, робятушки-робяты!.. Чо ж вы так-то… Вам тае, а вы не тае…» – примерно так пожурила бы рецензента и его кураторов косноязычная полотёрша, к говору которой Н.Иванов проявил незаслуженно подробный интерес.

Вано НИКОЛАДЗЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *