«Золотой Дельвиг» берёт разбег

№ 2013 / 27, 23.02.2015

В редакции «Литературной газеты» состоялась пресс-конференция, посвящённая старту нового сезона премии «За верность Слову и отечеству» имени Антона Дельвига

В редакции «Литературной газеты» состоялась пресс-конференция, посвящённая старту нового сезона премии «За верность Слову и отечеству» имени Антона Дельвига, которую чаще называют «Золотой Дельвиг». В кабинете главного редактора «Литературки» Юрия Полякова собрались сотрудники «Книжного обозрения», «Аргументов недели», «Юности», «Детей Ра» и других изданий, члены редакции «ЛГ» Марина Кудимова, Сергей Мнацаканян, а также литератор, автор в том числе ряда статей о творчестве и личности Юрия Полякова (особенно мне запомнились «Конструкция», «Осторожно, оборотни!») Максим Замшев, ставший координатором «Золотого Дельвига».

Сначала Юрий Поляков рассказал о премии и её задачах.

На протяжении нескольких лет «Золотой Дельвиг» был скромной в финансовом плане редакционной премией. Но в прошлом году его спонсором выступила «Роснефть», и теперь это Российская общенациональная премия с одним из крупнейших призовых фондов в 7 миллионов рублей. Жюри выбирает тринадцать лауреатов в десяти номинациях («Современная проза», «Историческая проза», «Поэзия (малые формы)», «Поэзия (большие формы)», «Публицистика», «Критика и литературоведение», «Художественный перевод», «Сатира», «Детская и юношеская литература», «Литературный дебют»). Трём лауреатам вручается «Золотая медаль Дельвига» и по миллиону рублей, шестерым – «Серебряная медаль» и по пятьсот тысяч рублей и четырём дебютантам диплом и по двести пятьдесят тысяч.

Главный редактор «ЛГ» отметил, что «Золотой Дельвиг» старается не превратиться в «корпоративный междусобойчик», как большинство других литературных премий. Для этого создан, на мой взгляд, интересный механизм: жюри составляют лауреаты премии прошлого года. Это, по словам Полякова, должно исключить ревность («Почему ему, а не мне?») и хоть отчасти уменьшает предвзятость и кумовство, какое неизбежно появляется в не изменяющихся годами экспертных советах и составах жюри.

Большое внимание премия уделяет писателям, живущим в русской провинции, в национальных и автономных республиках. В прошлом году лауреатами стали несколько авторов, живущих не в Москве. Например, Влада Абаимова из Оренбурга, Антон Лукин из Дивеева, Сергей Беляков из Екатеринбурга, Магомед Ахмедов из Махачкалы, Анастасия Орлова, уроженка Кызыла, живущая ныне в Ярославле…

Идёт работа над реализацией идеи пополнить премию ещё двумя номинациями: писателям, пишущим на русском языке, но живущим в Ближнем и Дальнем зарубежье. Хотя и сегодня прописка не имеет для жюри большого значения, главное условие – русский язык. Это может быть и книга, переведённая на русский, как случилось, к примеру, с Магомедом Ахмедовым, сочиняющем стихи на аварском. Свою премию он поделил с переводчиками.

Кстати, о книгах.

По положению премии, на конкурс «представляются книги на русском языке, изданные не ранее 2012 года». Именно книги. Но вряд ли особенно в провинции, в городках и райцентрах без типографий издать книгу так же относительно просто, как в мегаполисах.

Марина Кудимова объяснила: если на конкурс хлынут сотни и сотни рукописей, то эксперты и члены жюри наверняка утонут в графомании. Впрочем, в итоге она согласилась с тем, что если они получат рукопись и это окажется талантливое произведение, то его наверняка включат в конкурс…

И это, по-моему, правильно. По крайней мере, в отношении таких номинаций как «публицистика», «критика и литературоведение», «сатира». Мне сложно представить, молодого (по возрасту) критика или публициста, имеющего в своём активе изданную книгу. Если уж у маститых выходят со скрипом. Да и сатиру издать сегодня непросто… Так что тут есть, над чем подумать.

Отлично, что на премию принимаются антологии и коллективные сборники. В прошлом году одна из наград досталась антологии «Поэты «Сибирских огней», а близки к финалу были антологии марийской поэзии, литературы народов Поволжья…

Вопрос у меня вызвало одно понятие из официального названия премии: «за верность отечеству». Как определить, верность демонстрирует то или иное произведение или нет? Как быть, к примеру, с «Воскресением», эпилогом «Анны Карениной» и почти всей публицистикой Льва Толстого? Да почти со всей русской классикой? Не говоря уж про шестидесятников прошлого века и современных авторов.

Я уже собрался задать этот вопрос, но тут возник эмоциональный разговор про политику некоторых толстых журналов, и я смалодушничал, промолчал. Осталось надеяться на художественный вкус и чутьё экспертов и членов жюри…

В общем, новый сезон «Золотого Дельвига» берёт разбег. От него, как от любой новой литературной премии, ждут многого, к нему приковано внимание. Прошлогодний, первый, блин не вышел комом. Надеемся, что следующий будет не хуже.

И для порядка сообщу формальности. Выдвигать произведения могут творческие союзы, издательства. Приём осуществляется до 15 октября по адресу: 109028, Москва, Хохловский переулок, дом 10, строение 6. Редакция «Литературной газеты», с пометкой «На конкурс»; телефон для справок: 8 499 788 00 56.

Более подробную информацию можно найти на сайте www. lgz.ru.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.