Дыхание вечности с русской душой

№ 2013 / 42, 23.02.2015

11 октября в Малом зале консерватории камерная капелла «Русская консерватория» открыла сезон концертом «Звук создан Богом». Когда-то так, возможно, и было, но концерт спорил с этим и даже опровергал.

Аяко Танабэ
Аяко Танабэ

11 октября в Малом зале консерватории камерная капелла «Русская консерватория» открыла сезон концертом «Звук создан Богом». Когда-то так, возможно, и было, но концерт спорил с этим и даже опровергал. Скрипачка Аяко Танабэ буквально взорвала зал отточенным звуком, женственностью и сумасшедшей энергетикой – так вдохновенно открыла она программу чаконой из Партиты для скрипки соло № 2 ре минор И.С. Баха.

Затем органист Игорь Гольденберг исполнил Фантазию и фугу соль минор И.С. Баха. К сожалению, орган, может, один их самых близких к Богу инструмент, звучал жёстко и несбаласансированно.

Квартет № 3 для двух скрипок, альта и виолончели композитора Юрия Абдокова, сочинение 1996 года, прозвучал современно и очень выразительно. Вообще музыка Юрия Абдокова, который присутствовал в зале, стала главным открытием этого концерта. Глубоко русская, при этом абсолютно современная, со сбивающимися ритмами и размерами, где сквозь клиповый хаос современности проглядывает едва уловимая мелодия.

Надо сказать, что и И.С. Бах, и звучавший после в исполнении камерного оркестра А.Вивальди (Лето из «Времён года») очевидно проигрывали Юрию Абдокову. Свидетельство тому – длительные овации замечательному русскому композитору и после Квартета, и после премьерного исполнения «Элегической поэмы» для скрипки и струнного оркестра. Очень жаль, что концерт не был построен полностью из его произведений.

Солистка и первая скрипка Аяко Танабэ, дирижёр, художественный руководитель камерной капеллы «Московская консерватория» Николай Хондзинский и музыканты оркестра подарили слушателям ощущение дыхания вечности. И особенно отрадно, что у этого дыхания русская душа.

Любовные многоугольники Нибелунгоперы в «Геликоне»

В «Геликон-опере» герои всех опер Рихарда Вагнера летят одним самолётом и создают любовные многоугольники. Причём герои (а у Вагнера они чуть ли не все божественные), пока не взлетели, ведут себя прилично и даже образцово-показательно. Но оторвавшись от земли, теряют ориентиры, их колбасит: турбулентность снимает маски. Герои по кругу влюбляются друг в друга, нарушают общественный порядок, и водоворот их любви чуть не губит самолёт. Только обслуживающий героев персонал (хор) остаётся на высоте во всех смыслах этого слова: хоть не ссаживает и не арестовывает героев как буйных депутатов, однако приструняет их настойчивой и вразумительной пантомимой правил поведения на борту с элементами рукоприкладства.

Ярко и монументально выступили солисты (Марина Карпеченко, Светлана Создателева, Ксения Вязникова, Дмитрий Скориков, Станислав Швец) и хор, однако главным двигателем и одновременно топливом музыкального действа был оркестр под управлением маэстро Владимира Понькина, звучавший зажигательно и грандиозно. Музыка Вагнера буквально обволакивала и вдавливала в кресло, в реальность возвращали разве что леденцы, раздаваемые стюардами путешествующей публике при взлёте и посадке.

Само собой, когда самолёт приземлился, герои как ни в чём не бывало надели маску непогрешимости и чиновничьего политеса. Что ж, не стоит летать в космос с кем попало, а уж если полетел, то держи своих тараканов на коротком поводке. А ещё лучше – вообще не летай, не отрывайся от земли, от корней, тогда тараканы твои и не проснутся. Такова русская вагнериана режиссёра Дмитрия Бертмана.

Павел БЫКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *