Нам отступать некуда…

№ 2013 / 48, 23.02.2015

11 ноября в 6:00, во время утренней молитвы, в лагере Тарки-Караман (это название после событий 22 августа прошлого года известно всей России!) произошло очередное обострение ситуации

Тарки-Караман как авангард кумыкского сопротивления

11 ноября в 6:00, во время утренней молитвы, в лагере Тарки-Караман (это название после событий 22 августа прошлого года известно всей России!) произошло очередное обострение ситуации: туда нагрянул ОМОН и произвёл действия, которые и теперь, после всех разъяснений, однозначной трактовке не поддаются…

То ли это была неудачная попытка разгона караманского лагеря, то ли, как уверяет полиция, акция по недопущению столкновения между лакской и аварской молодёжью, которая будто бы в то утро собиралась напасть на засевших в лагере кумыков…

Тупиковая ситуация

ОМОНовцы, прибыв в лагерь, сразу задержали всю так называемую «смену» – группу молодёжи из посёлков Тарки, Кяхулай и Альбурикент из 30 человек, которая охраняет этот объект. Молодые люди были разделены на две группы и отвезены в Кумторкалинский и Кировский РОВД. Их допросили, установили личности, сфотографировали и сняли отпечатки пальцев…

Информация о задержании смены мгновенно была доведена до актива лагеря: глав общественных советов посёлков Кяхулай – Залимхана Валиева, Тарки – Магомед-Амина Магомедова и Альбурикент – Саида Хасбулатова. И те на всех парах прибыли к месту событий. Они также были арестованы ОМОНом и доставлены в ИВС Махачкалы. (Всех троих ближе к вечеру освободили; их встретили в лагере, как героев.) Информация об этих задержаниях мгновенно распространилась среди джамаатов трёх посёлков, и к Тарки-Караману стали спешно стягиваться массы жителей. Не прошло и часа, как лагерь оказался оцеплен, с одной стороны – правоохранителями, а с другой – населением посёлков…

Поясним, что «смены» дежурят на данной территории с того самого момента, когда она была занята жителями трёх посёлков полтора года назад, в апреле 2012 года. Сами караманские (назовём их так для краткости) необходимость в такой охране объясняют опасениями, что власть, несмотря на неоднократные обещания решить вопрос мирно и справедливо, всё же не отказывается от силового плана действий. И новый визит ОМОНа вроде бы подтверждает эти опасения. Если они правы, то это уже четвёртая по счёту попытка власти реализовать силовой план. И вновь она не удалась.

Причина этого, как нам кажется, в том, что караманские, несмотря на все провокации со стороны власти в лице своих силовиков, всё же не дают повода для применения силы. Применить же её без повода власть не решается, так как те своим поведением демонстрируют готовность сопротивляться. К тому же пребывание жителей трёх посёлков на Тарки-Карамане имеет вполне легитимные основания: власть сама согласилась на осуществление ими функций «общественного контроля» на этой территории.

Такая вот тупиковая ситуация – для власти…

Вместо справки

Напомню читателям об её истоках. В апреле 1944 года жители этих трёх поселений были высланы дагестанской властью в Хасавюртовский район республики. Предлогом была объявлена якобы особая нефтеносность этих прибрежных земель, принадлежавших в ту пору общинам сёл. Однако эта, скажем так, экономическая причина высылки подтверждения в дальнейшем не нашла – нефть в этом районе была, но не в таком объёме, чтобы ради неё ликвидировать три процветающих хозяйства, отобрав у них 8 с лишним тысяч гектаров благодатнейшей земли! (А ещё ранее, в ходе коллективизации, у этих сёл в госсобственность было отобрано ещё свыше 20 тысяч гектаров!)

Когда стало ясно, что «нефтяная версия» надуманная, лживая, – старейшины сёл, активисты, бившиеся над поиском причины разразившейся над ними беды, стали искать её в сфере политики. И вскоре причина была найдена. Это – ослабление «кумыкского фактора», который опоясывал город с севера на юг, как остро наточенный «серп». По мнению жителей трёх посёлков и кумыков в целом, тогдашний правитель Дагестана, г-н Даниялов, политик, как теперь очевидно, со стратегическим типом мышления, решил этот «серп» отвести подальше от мест, где он собирался строить новую, показательно-интернациональную жизнь с помощью своих горских земляков. Они даже приводят слова Даниялова, будто бы сказанные им после апрельской операции: «Сегодня я отрубил голову трёхглавому кумыкскому дракону»… Привожу эти данные лишь для того, чтобы читатель понимал политическую подоплёку происходящего сегодня на Карамане, видел истоки подозрительности и недоверия в отношении дагестанской власти, которые царят как среди жителей трёх пострадавших сёл, так и кумыкского населения Дагестана в целом.

Слово «пострадавшие» употреблено нами не случайно. Дело в том, что жители указанных сёл по сей день борются за применение к ним статуса «репрессированных», а не «переселённых», как обозначила их постперестроечная власть Дагестана. Эти статусы неравноценны в плане реабилитационных и компенсационных последствий. Но добиться своего им пока никак не удаётся. Попытки вернуть свои земли жители трёх сёл предпринимали не только в рамках закона о реабилитированных. Для достижения своей цели они стучались в разные двери, обращались в разные инстанции. Но нигде не были услышаны… Так вот, «захват» Карамана – это протестный шаг, реакция на глухоту власти, на её нежелание восстановить справедливость в отношении пострадавшего в ходе сталинско-данияловских репрессий населения трёх кумыкских сёл.

Причём, что важно подчеркнуть, на него они решились лишь в связи с тем разгулом коррупции, который вот уже на протяжении 20 лет царит на побережье Каспия, в так называемой зоне рекреационного назначения, на равнинных землях Дагестана в целом и в границах Кумторкалинского района – в частности.

Власть решала…

«Самозахват» Карамана (сами караманские используют слово «самовозврат») произошёл ещё во время президентства даргинца Магомедсалама Магомедова. По их словам, тот отнёсся к требованиям активистов с пониманием. Была создана комиссию во главе с тогдашним спикером Магомед-Солтаном Магомедовым. Президентом гласно была поставлена задача изучить вопрос и принять по нему справедливое решение (какие задачи были поставлены закулисно – одному Аллаху известно!). В рамках этой задачи состоялось несколько встреч, обсуждений, собеседований, прозвучало много обещаний и посулов… Спикер надувал щёки, грозно смотрел в сторону гор, упирал руки в боки… Но дальше этого, увы, дело не пошло – «решить вопрос» он не смог, то ли руки не дошли, то ли они оказались у него коротки – неизвестно… А время между тем шло. Караманские терпеливо ждали, что «решалы» во власти решат, наконец, их вопрос. Ожидание затягивалось.

Но тут «лояльного» к кумыкам президента Магомедсалама Магомедова лишили кресла. Та же участь постигла и «решалу» кумыкских вопросов Магомед-Солтана Магомедова, и процесс остановился. Власти стало не до Карамана: она готовилась к «выборам» нового президента в лице аварца Рамазана Абдулатипова, приглянувшегося неизвестно почему Кремлю.

В связи с этим караманских попросили повременить, не обострять… мол, как только – так и сразу… дайте нам «выбрать» нового главу для Дагестана – и мы вернёмся к вашему вопросу и обязательно его решим.

Ну вот состоялись «выборы»: Абдулатипов освободился от приставки «врио», которой очень тяготился. Пришло время решать караманский вопрос. Но и Абдулатипов не стал сильно «заморачиваться» и поручил его решение другому «кабинетному лидеру» кумыков и «решале» его вопросов, новоиспечённому спикеру – Хизри Шихсаидову. Однако, по словам караманских, в ходе работы самой комиссии ничего не изменилось. Кроме названия: в духе витиеватой терминологии словоохотливого нового президента она была переименована в «Согласительно-примирительную». Во главе неё был поставлен отставной полицейский, вице-премьер и лезгин г-н Рамазан Джафаров.

Опять начались контакты, встречи, обещания, посулы… Но решения всё не было. В самом деле, нельзя же считать таковым восклицание г-на Абдулатипова в сердцах в прямом эфире: мол, отдайте им, этим таркинцам, даже больше того, что они заняли! Такое «решение» ни к чему никого не обязывает. Да и истинная позиция самого Абдулатипова по данной проблеме, как нам представляется, не столь однозначна. По моему мнению, как борец с коррупцией, каковым он себя не устаёт позиционировать, он должен был бы приветствовать акцию караманских, потому что они, как выяснилось, сами того не подозревая, вскрыли один из зловонных коррупционных гнойников Дагестана, перешли дорогу одной из мощнейших группировок в лице его властных элит: тут тебе и представители судебной системы, и следственных органов, прокуратуры, ФСБ, члены правительства, парламентарии и даже Духовного управления Страны гор! Может ли Абдулатипов тягаться с этой громадой? Сомнительно… Он здесь человек новый, клана своего, на который мог бы опираться, у него нет, ресурсов для борьбы с ними тоже нет.

Но даже если бы у него всё это было – он всё равно бы не пошёл на конфликт с ними, потому что силы у этих сторон далеко неравные. К тому же конечная цель и у тех, и у других одна и та же: завладеть кумыкской землёй. Только первые хотят завладеть ею для себя, положить её в свои карманы, и действуют без оглядки на закон… А Абдулатипов уверяет, что эта земля ему для построения рая для всех дагестанцев и привлекает для этого экспертов по агломерированию территорий. Конечно, кумыки не согласны с такой позицией.

Так что с г-ном Абдулатиповым не всё так просто. А как расценить тот факт, что он сам, как в качестве врио, так и став президентом, подтянул во власть несколько одиозных фигур, прямо замешанных в коррупционных схемах по освоению рекреационной зоны Кумторкалинского района? Либо он не знает персонального состава этих схем, либо готов закрыть на них глаза, следуя в этом примеру товарищей, стоящих гораздо выше него… Но и в том, и в другом случае – признаков реальной борьбы против коррупции как-то не усматривается.

Если же такие планы у него есть и они достаточно серьёзны, то он должен понимать, что караманские – это его передовой отряд. Он мог бы использовать его, заставить идти с ним в ногу, правда, лишь до той развилки, которая находится впереди… Но возглавить их – для него означает встать против своих соратников по власти. Пойдёт ли на это Абдулатипов? Сомнительно. Не странно ли, сперва поднять эти лица во власть, усилить их, а потом бороться с ними?! Это даже более чем странно…

Теперь о политической стороне вопроса. Наша власть любые шаги навстречу требованиям народа, особенно выраженные в протестной форме, рассматривает как проявление слабости. Будто бы мы не знаем, что она способна заломать не только свой народ, но и США с Европой! Эти лица даже не осознают, что такое понимание власти ставит их в положение надсмотрщиков, вертухаев, которые видят свою задачу лишь в том, чтобы держать народ в послушании, в покорности, в рабстве. Конечно, наш народ отличается законопослушностью, преданностью государству, но любой преданности когда-нибудь приходит конец…

Наконец, Абдулатипов – аварец, причём, как говорят украинцы, щирый (ярый), а караманские – кумыки. Отношения этих этносов всегда были непростые, а со времён Даниялова весьма сложные, напряжённые. Так случилось, что Москва в вопросе управления Дагестаном, где экономическое и любое другое развитие возможно только на кумыкской земле, сделала ставку на аварцев, даргинцев и переселенцев помельче. Кумыки относятся к этой власти с опаской, подозревая её в тайных кознях против себя и своих интересов, видя в каждой их экономической инициативе подвох, нацеленный на окончательный захват их земель…

Но вернёмся к недавнему визиту ОМОНа в Тарки-Караман.

Диалог не получился

Сами караманские считают, что визит был очередным прощупыванием настроений в лагере – на предмет возможности силового решения вопроса. Такой план действий власть, по-видимому, всё ещё не отбрасывает. Однако сами правоохранители, как сообщил, вернувшись из ИВС Залимхан Валиев, уверяют, что целью их было намерение предотвратить столкновение между караманскими и лакско-аварской группой, которая, по их информации, собиралась в утро напасть на лагерь и насильственно выдворить оттуда всех его обитателей. Однако некоторые действия пришельцев в масках позволяют в этом усомниться. Во-первых, если они пришли защищать карманских, зачем было их увозить в полицию, допрашивать, снимать отпечатки пальцев? Разве так ведут себя в отношении тех, кого хотят защищать? Во-вторых, чем объяснить задержание и допрос лидеров лагеря – Залимхана Валиева, Магомед-Амина Магомедова и Саида Хасбулатова? Ведь они вроде бы их сторонники?

В-третьих, как согласуется с мирными намерениями ОМОНа въезд на территорию лагеря трактора, который стал наспех рушить колышки и заграждения, разграничивающие участки членов садового общества?

Наконец, ещё одна деталь: командир прибывшего к мечети отряда во всеуслышание требовал от своих подчинённых действовать жёстко, гнать всех без исключения. А когда ему передали просьбу караманских разрешить им домолиться, он отверг её, закричав: мол, пусть идут у себя дома молиться!.. Неужели это тоже знак доброго отношения?

Поясним, что мечеть – единственное более-менее крупное строение на территории лагеря. Других там нет. Как было уже сказано, территория Карамана – а это участок побережья Каспия от Сулака до Каспийска – относится к категории рекрационного назначения, строить на ней капитальные дома запрещено. Но, бросив взгляд по сторонам от лагеря, вы увидите не то что капитальные дома, а настоящие дворцы, замки… Когда я спросил, чьи же это дома, кто и кому позволили их тут строить, мне ответили, что они принадлежат «нашим элитам», правящему классу, т.е. членам правительства, депутатам, работникам прокуратуры, МВД, ФСБ и т.д. Как раз тем лицам, на которых Кремль возложил обязанность не допускать такого.

Активисты назвали даже несколько фамилий этих лиц, которые я здесь цитировать не буду. Могу лишь сказать, что они восседают в первых эшелонах дагестанской власти. Это те самые лица, которые, выступая на сессиях НС РД, разоблачают некоторых «оступившихся» глав администраций, которые в сравнении с ними – мелкие сошки. Как сказали мне активисты, цена участка «Тарки-Караман» (это 95 га из 195, входящих в состав Кумторкалинского района), исчисляется суммой от 3 до 4 млрд. рублей! Конфликт состоит в том, что «нашими элитами» захвачены и распроданы не только 100 гектаров из 195, но и часть 95, которые сегодня денно и нощно охраняют «смены» из молодёжи трёх посёлков. В этом вся проблема! Ведь кому-то из высокопоставленных «продавцов», если участок всё же отдадут караманским, придётся возвращать деньги, а это, как знает читатель, занятие для них совершенно неприемлемое и неприятное.

Единственный, кто, по-видимому, не замешан в эти коррупционные схемы, – это президент Абдулатипов. Потому что спикер НС РД, т.е. второе после президента лицо, как выяснилось, в них замешан. Под разрешительными документами на передачу части этих рекреационных территорий «нашим элитам» и силовикам стоит и его подпись! Если бы мы жили в правовом государстве, то одного этого факта было бы достаточно, чтобы «политический тяжеловес» сидел на нарах, а не разоблачал с трибуны НС наивных мальчиков, сделанных главами администраций ловкачами вроде него самого… (Мы имеем в виду главу Кумторкалинского района Руслана Тотурбиева.)

В общем, насчёт спикера в лагере мнение однозначное – никто его там лидером не считает и его обещаниям не верит. Особенно после того, как там стало известно, что именно он, собрав в начале марта господ Исрапилова, Айдиева, главу администрации Тарки Усманова и редактора газеты «Елдаш» Алиева, требовал их соучастия в разгоне лагеря. Алиеву же он дал указание использовать свой орган для убеждения караманских разойтись подобру-поздорову (тот от такой «чести» отказался, заявив, что это не входит в его обязанности).

После этого заседания в лагерь нагрянул ОМОН численностью в 1300 лиц во главе с замминистра МВД г-ном Салютиным. Последний, однако, оказался порядочным человеком: выслушав караманских, посмотрев на дворцы и замки, высившиеся с обеих сторон, он всё понял и отказался исполнять чреватый кровопролитием рискованный приказ. А когда ОМОН убыл, в лагерь явился Шихсаидов и с видом озабоченного случившимся доброжелателя стал предлагать караманским свою помощь. Те от помощи не отказывались, но сообщили ему, что у них на руках есть документ, где среди подписей, передающих одним росчерком пера «нашим элитам» 40 га земли «Тарки-Карамана», есть и его подпись. И это несмотря на то, что земли эти находятся под «общественным контролем» караманских!

Словом, диалога с народом у спикера не получилось, и он отбыл, что называется, несолоно хлебавши. Этот народ его не считает своим лидером и выражает ему своё глубокое недоверие и недовольство. Примерно такую же оценку даёт караманский народ и т.н. «кумыкским» депутатам этого самого Народного Собрания, которым руководит г-н Шихсаидов.

Парадокс!

Как мне сообщили в лагере, с высокопоставленными коррупционерами борется и Росимущество – Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, потому что право распоряжаться этой территорией принадлежит федеральному центру. Это, грубо говоря, федеральные земли. Оно неоднократно выступало истцом в арбитражных судах. Имеется 55 решений Арбитражного суда, признающих акты продажи караманских участков незаконными. Ответчик – Республика Дагестан. Этот ответчик 55 раз проиграл суды Росимуществу и должен был бы, исполняя решение суда, вернуть указанные в исковых заявлениях участки в фонд Росимущества. Но он этого не делает! Не боится, что ли, федерального центра? Не боится! Ответчик уже знает, как пугнуть этот самый федеральный центр: разжечь тут, используя своих людишек, межнациональный конфликт и махать им, как саблей: мол, если не дадите нам «решать вопросы», то тут пойдёт дестабилизация; а если дадите, то дестабилизации не будет…

Кстати, и в случае с Караманом он, ответчик, использовал именно этот свой козырь. Собрав лакскую и аварскую молодёжь, зависимую от воротил в правительственных креслах и в силовых ведомствах, он усердно навязывает обществу мысль, что Караман – это межнациональная проблема. Мол, эти наглые националисты кумыки – в лице таркинцев – незаконно захватили рекреационную зону Кумторкалинского района, чтобы лишить вас, истинных интернационалистов-горцев, возможности культурно-оздоровительного отдыха, поделить её на участки, продать и набить карманы долларами.

Давайте разберёмся. Те тысячи лакцев и аварцев, которые пришли 22 августа прошлого года к караманскому лагерю… Разве среди них могут быть собственники земельной площади, которая стоит от 3 до 4 млрд. рублей?! Что-то они ни по возрасту, ни по внешнему виду не похожи на воротил и олигархов! В лагере уверены, что настоящие собственники этих участков, хозяева этих денег, прячутся за спинами этих бедолаг и толкают их в огонь ради своих корыстных интересов! Это же самая беспроигрышная карта – межнациональная, она хорошо понятна всем переселенцам: «Нас хотят загнать в горы! Лишить права жить на равнине!» Элементарная, очень доступная пониманию простых людей логика. Так их толкают на баррикады. Ничего, если кто-то из них погибнет на них, главное – вернуть захваченные караманскими гектары, куда вложены колоссальные, добытые всеми правдами и неправдами деньги.

Те лакцы и аварцы, которые пришли 22 августа воевать с кумыками, должны знать, что воюют они не за интересы своих наций, как им внушают, а за интересы кучки ненасытных толстосумов, которые стоят за их спинами и науськивают их на мирный народ, на их братьев по нищете и безработице.

Логика и мораль

Логика караманских, их мораль просты: это наша земля, в своё время власти её у нас забрали, объявили её где-то землями отгонного животноводства, где-то рекреационной зоной, где-то инвестиционной площадкой… Но мы видим, во что превращены наши земли через это самое отгонное животноводство, круглогодичный выпас скота, хищническую эксплуатацию полей и угодий, через бесконтрольную обвальную застройку равнинных территорий – из этих земель выжаты все соки, они находятся на пороге полной деградации… Мы видим, что на т.н. рекреационных землях вами возведены дворцы и замки в нарушение закона об этих зонах. Эти дворцы и замки, возведённые вами на земле наших предков, принадлежат отнюдь не таркинцам или кяхулайцам – среди владельцев этих дворцов нет ни одного таркинца и кяхулайца!

Почему? Да потому, что среди тех, кому позволено преступать закон и строить дворцы на землях рекреационной зоны, тоже нет ни одного таркинца или кяхулайца! Но сами таркинцы и кяхулайцы есть, они, слава Аллаху, ещё не исчезли с лица земли. И у них есть мужество напомнить вам… Нет, не про то, что вы живёте на их земле, а про то, что вы живёте на ней преступным образом, нарушая все божеские, человеческие и юридические законы!

Поэтому и мы решили пойти по вашим стопам: самовольно захватили свою же землю и будем на ней жить. У нас в тысячу раз больше моральных прав на такой противоправный поступок, потому что это – наша земля! Если бы вы жили на нашей земле, соблюдая законы, божеские и юридические, мы, может быть, ещё и смирились бы с тем, что вы хозяйничаете на ней. Но хозяйничать здесь, нарушая божеские и юридические законы и моральные правила, мы вам не позволим.

Такова примерно, как я понял, логика действий караманских в данном инциденте. И, если быть объективным, на это нечего возразить и противопоставить.

Багаудин УЗУНАЕВ,

г.МАХАЧКАЛА


Редакция готова опубликовать и другие мнения, если, конечно, они существуют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *