Белый Клык против Белого Бима

№ 2013 / 48, 23.02.2015

Хранители светлой памяти Вячеслава Дёгтева не спустят с рук нападки его завистников. Главный упрёк погибшему русскому писателю – это, цитирую, «сложный характер».

Хранители светлой памяти Вячеслава Дёгтева не спустят с рук нападки его завистников. Главный упрёк погибшему русскому писателю – это, цитирую, «сложный характер». Что ж. Если «сложный» – плохо, минус, то, стало быть, простой – хорошо, плюс, тип-топ. Логично? Писатель простого характера. Это, как лёгкий ветерок. Такой даже не сорвёт шляпку с головы дамочки. Какое там игриво поднять юбочку и т.д. и т.п. и пр., и пр. О великих переменах и нечего говорить. Ныне несправедливо упрекают писателя. У классика, если тот обречён на место в музее, характер должен быть не сложным и тяжёлым, а даже, более того, высокобалльным. Не ветер – ураган. А то и смерч. Другие – случайные в истории люди.

Характер Дёгтева пришёлся по вкусу не всем. А кто, интересно, на иконе недовольных? Ответ найден в журнале «Подъём», где однажды (№ 11, 2012) случилось затмение и опубликовались, соседствуя, воспоминания о Дёгтеве и Троепольском. Первый – будто бы плохой. Второй – прямо-таки хороший. ПротивопоЛОЖНЫЕ полюса вкуса. Это сравнение напомнило, как критики окрестили Дёгтева «русским Джеком Лондоном». Затем появился замысел, чуть ли не литературный заговор, сравнить две великие книги о собаках и заодно, по пути, биографии писателей. Сравнение за сравнение. Рикошет.

Итак. Белый Клык v / s Белый Бим.

Пойдём по пунктам.

1) Цвет. Одинаковый цвет.

2) Пропитание. Клык борется за пищу, т.е. за жизнь охотой, такой рискованной, что, гляди в оба, как бы самого не обглодали до костей. Ну а Бим. Он, получается, живёт нахлебником. Пища по расписанию. Головку погладят по распорядку. Это напоминает стандартного советского писателя. Переделкино, отпуска на юг, денежные пособия, тиражи, квартиры, аплодисменты. Только, Ильича ради, не пиши лишнее… Некоторые, не все, конечно, но некоторые современники Троепольского, кто тоже избежал фронт, кто не пропадал в сумасшедших домах за свой несвоевременный революционный дух, такие некоторые увидели в Биме своё отражение. Разве его, разве себя не полюбишь?

3) Изгнание. Клык, ещё щенок, «Северная глушь», выдворенный из собачьей стаи только за то, что не таким родился, не такие предки. Оказывается, в мире животных тоже есть своего рода национализм. Клык не скулит, поджав хвост. Клык, наоборот, кусает недружелюбных собак поодиночке. Из щенка, беспризорника, изгнание сформировало примерного хищника. Ну а про боль отчуждения Бима ни слуху, ни духу. Да, улизнул из дома, чтобы найти хозяина. Но это добровольный побег, даже отпуск, а никак не изгнание. Что скажешь – домашняя собака.

4) Поединок. Жизнь Клыка – схватка. Охотник в лесу. Забияка в порту. Собачьи бои. Всегда смертельная схватка. Весь скоротечный поединок Бима – это когда он укусил некого «серого» и убежал.

5) Предательство. Клык забыт и покусан матерью. Хозяин, индеец, пропил в плохие руки. Знал, что в плохие, но пропил. Другой хозяин вышвырнул на собачьи бои. А Бим? Иван Иванович не предал, а вынужденно отлучился в больницу. Бим не вкусил горечь предательства.

6) Дети. Клык относится к ним с опаской. Увидит – убежит, а то и покусает. Уже научен, какие дети порой любопытные-жестокие. Бим, не битый жизнью, розовые очки, этого не знал. Поэтому чаще вилял хвостом радостно.

7) Препятствие. Бим, закрытый в доме, лишь скулит. Тоска по хозяину. Клык, тоже запертый, выпрыгивает в окно, разбивает собой стекло, режется об стекло, но, в конце концов, добивается своего и догоняет хозяина, который вот-вот уехал бы. Клык решительный и дерзкий. В мирное благополучное время простые смертные таких сторонятся. Большинство – другие. Что взять с толпы? Теперь понятно, почему «русский Джек Лондон» пришёлся не по зубам каким-то лит. функционерам. Они из другого теста. Хотя, может, не теста. Там, может, вещество другое…

8) Самоубийство. Когда исчез хозяин, то Клык «упал» на голодовку и не откусывался от заклятых собак. Так и покончил бы с собой. Спасло, что вернулся хозяин. Бим тоже тосковал по Иван Ивановичу, но не до высоты преданности как самопожертвование, когда в огонь и в воду.

Ну вот коротко и сравнил. Лишь нагулял исследовательский аппетит. Хочется продолжения. Сравним-ка двух писателей. И всё, что написано далее – не упрёк, а перечисление достоверных событий и фактов, но капельку в ядовитой закваске. Бр-р-р… Итак. Пункты.

1) Дебют. Лондон, 17 лет, очерк «Тайфун у берегов Японии», награда значительного литконкурса. Троепольский, 47, рассказ «Никишка Болтушок», журнал «Новый мир».

2) Образование. Лондон прервал обучение в Калифорнийском институте из-за отсутствия денег. Троепольский закончил сельскохозяйственное училище им. К.А. Тимирязева.

3) Самоуверенность. В отеле Клондайка обнаружена надпись «Джек Лондон – будущий писатель». А вот воспоминания Троепольского о своих первых творческих пробах: «Чем больше я перечитывал тогда рассказ тем меньше он мне нравился, и я решил что писателем быть не смогу».

4) Сделанное. Отжив 40 лет, Лондон издал 50 книг. Прежде мне доводилось проводить мировой соц. лит. oпрос. Я, бывало, случайно находился в евротюрьмах нелегалов. Какого только цвета кожи заключённых там не встретишь. Вся планета. Лишние и неугодные. Ожидание депортаций. Я, арестант, спрашивал их, арестантов, про Джека Лондона. Да-да, его знали все. Зато про Бима слышали разве что некоторые русскоговорящие. Некоторые. То есть Троепольский, да, большой писатель, глыба-писатель, но если вне русского языка, то эта известность ограниченного радиуса книжных червей, книжных анаконд.

5) Экранизации. У Лондона их более ста. В одной писатель сыграл эпизодическую роль моряка. А у Троепольского, по слухам, две экранизации.

6) Интервью. Лондон охотно общался с читателями. А «загадочный» Троепольский однажды услышал про загадочного Джерома Сэлинджера и тоже отказывал в интервью направо-налево. Так было, пока один шустрый земляк, тоже воронежанин, не записал с ним беседу. Земляк обещал, что это исключительно для карликовой районной газеты. А потом земляк вспомнил, что он, оказывается, человек, захотел славы и обманул – отправил интервью не «на деревню дедушке», а в навороченную столичную газету, где Троепольский уже дерзко отказался идти на контакт. Так закончились и «загадочность», и чёрные очки Троепольского. И после всё тот же земляк не стыдился улыбаться и хвалиться о содеянном в журнале «Подъём» («Старик и поле», № 11, 2012).

7) Путешествия. Лондон посетил разные уголки планеты. Плавание в Тихом океане на построенном своими руками судне «Снарк». Ещё Аляска. Плюс бродяжничество по США – Канаде. Войны в Мексике и на Дальнем Востоке. А также другие, но безопасные поездки по миру как писателя и общественного деятеля. «Хе-хе. Шило в одном месте!» – скажут поклонники домашней литературы. Ведь история умалчивает, как Троепольский высовывался дальше красивой, но одной только области. Сомневаюсь, что по мужественному примеру американского прозаика Троепольский был готов поставить на клондайкскую авантюру. Нельзя. Далеко. Тяжело. Опасно.

8) Война. Лондон работал журналистом на войнах Россия – Япония, США – Мексика. И это, не считая маршей безработных, бродяжничества, штормов, мерзлоты и безмолвия севера, социального дна. Тут ещё попробуй не потерять голову раньше срока. Человек головокружительной биографии. Широкий порог храбрости. Достойный пример. Теперь о Троепольском. В его биографии таинственно написано: 1931–1954, работал агрономом. Белое пятно биографии. Получается что если «косил» и прятался в лесу от призыва в армию периода 1941–1945, то давайте трудовую книжку, запишем в лесники по профессии? Так? Конечно, нет. Страна, народ на краю исчезновения. Ещё немного отступления на Восток, и остались бы, как от динозавров, только обглоданные кости. Известно, что сражались и женщины, и дети. А сколько погибло от голода! И тем временем Троепольский работает агрономом. Продовольствие. Сытая жизнь. Ему, мужику в тридцать с лишним (его возраст в начале войны), давать бы пример молодёжи под симфонию перестрелок и бомбёжек при штурме Берлина-Трои!

9) Фотографии. Есть такая, где Лондон демонстрирует бицепсы буквой «Т». А вот ещё одна: он в боксёрской стойке. Левый кулак вытянут вперёд. Правый защищает челюсть. И я порой, глядя на закат, мечтаю: эх, вот бы с ним побоксировать. А ведущей фотографией Троепольского, согласно мнению экспертов, является та, где он с костылём. Этакий модернистский посох. Под такой фотографией само собой напрашивается подписать «пророк». Однако, говорят, в народе есть мнение, что седая голова, костыль и больничная утка – ещё не признак мудрости. До пророка, до иконы ему далеко. Не хватило поломанной жизни, бурной молодости и других ингредиентов пророчества. Молодости. Мир всегда вращался силой молодых. Времени в обрез. Погаснем и мы. Другие бунтари подвинут, если не столкнут, и нас. И не на что обижаться. Всё в порядке. Прогресс – итог соперничества.

10) Тюрьма. Впервые Лондон узнал лишение свободы за бродяжничество. В другой раз он сидел в тюрьме во время русско-японской войны, когда накостылял мошеннику. А Троепольский. Тюрьма? А накостылять мошеннику? Боже упаси! Нельзя. Это опасно.

11) Бездумный флюгер. Лондон: «Нельзя уподобляться бездумному флюгеру, который поворачивает при малейшем ветерке». Троепольский в начале выступления на Останкино обратился к зрителям: «Задавайте тему…»

12) Инь-Янь. Вот цитаты из повести «Белый Клык»: «Ими владела любовь – чувство ещё более суровое и жестокое чем голод» / «Притесняй слабого и подчиняйся сильному» / «Цель жизни – добыча. Сущность жизни – добыча». Подобные тёмные мысли придут на ум тому, кто окунулся с головой в горькую жизнь, но выплыл. А теперь Троепольский: «…так хочется, чтобы не было неправды и зла на земле». Да, не хочется. Ну и?.. Проблема, что этой цитатой не отобьёшься ни от клондайкских, ни от сибирских волков. С ней не выживешь. Лишь в условиях тёплого мирного социального климата данная цитата, ещё куда не шло, сойдёт за мираж мудрости.

13) Борьба. Путь Лондона – путь против течения обстоятельств. Троепольский, наоборот, плыл по течению. Годы его жизни богаты великими сотрясениями событий. Кое-кто упадёт в обморок, если перечислять. События не для слабонервных. Троепольский в них не участвовал.

14) Смерть. Лондон ушёл (сбежал?) из жизни с помощью морфия. На столе, возле его бессознательного тела, обнаружена запись с расчётом губительной дозы. Были внушительные причины суицида… Правда, посмертного письма, странное дело, не нашли. А нужно ли оно? И без того довольно сказано. Мартин Иден, отражение писателя, утопился. А вот слова Лондона о себе: «Я предпочитаю быть пеплом, а не пылью, лучше сгореть до тла ярким метеором, чем вечно тлеть сонной планетой… Не хочу использовать отпущенное мне время до конца». Троепольский: 1905–1995. Самоубийство? Боже упаси! Нельзя. Это опасно. Как и подобает домашнему писателю, не нашёл пулю и крест, свой миф не нашёл, зато прожил в долголетии и благополучии. После Бима не написал ни одного значительного произведения. Зато охотно посещал демагогии литтусовок. Интересно, как тут мог отреагировать Джек Лондон: назвал бы его «пылью»?

P.S. Мёртвых, говорят, не принято беспокоить. Вообще-то я слишком не беспокою. Попался бы Троепольский на глаза, к примеру, Владимиру Бушину. Хм… И ещё вопрос: можно ли сравнивать писателей? Как, впрочем, и людей творчества – разве можно? Они входят и вламываются в большое искусство прежде всего потому, что новые, что несут нечто своё. Они, стало быть, разные. А красота – она в формуле разнообразия. Тут не найти судей. Нет единственно-неоспоримых дегустаторов красоты. Это относится и ко мне… Белый Клык v / s Белый Бим. Что ж, в этом первом раунде победила дружба.

Виктор ГУСЁВ,
г. ВОРОНЕЖ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *