Отчуждение

№ 2013 / 48, 23.02.2015

Гастроли драматической труппы Чешского национального театра в Москве.
Чешский театр всегда отличался интересом к смелым экспериментам. Так, ещё более тридцати лет назад запомнились московские гастроли пражского театра «На Забрадли»

Гастроли драматической труппы Чешского национального театра в Москве.

Чешский театр всегда отличался интересом к смелым экспериментам. Так, ещё более тридцати лет назад запомнились московские гастроли пражского театра «На Забрадли» с яркими спектаклями «Гамлет» и «Братья Карамазовы» в постановке замечательного режиссёра Эвальда Шорма. Чешский и российский театр связывает давняя дружба. Ещё в 1906 году МХАТ под руководством К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко гастролировал в чешской столице. И вот более чем через сто лет на гастроли в Москву, в легендарное здание МХАТ прибыла драматическая труппа Чешского национального театра («Народни дивадло») во главе с режиссёром Михалом Дочекалом.

Национальный театр привёз два спектакля, поставленные М.Дочекалом по пьесам модернистов – лауреатов Нобелевской премии Сэмюэла Беккета и Эльфриды Елинек. Пьесы, кстати, написаны довольно давно – например, беккетовскому произведению «В ожидании Годо» уже более 60 лет. Выбор несколько странен, учитывая, что модернистские пьесы не составляют основу репертуара театра – там идёт и классика (Шекспир, Чехов, Чапек), и разнообразные пьесы современных чешских драматургов. Общим в двух спектаклях является острое воплощение отчуждения людей в современном обществе, управляемом стремлением к экономической выгоде. Вероятно, обсуждение этих проблем важно для театра постсоциалистической Чехии.

Пьеса Э.Елинек «Что случилось после того, как Нора ушла от мужа» была написана ею в 33-летнем возрасте, в 1979 году, когда писательница состояла в Коммунистической партии Австрии, и направлена на острое обличение устройства капиталистического общества. Отталкиваясь от содержания пьесы Ибсена «Кукольный дом», автор использует также художественные средства политического театра Бертольта Брехта. Используется брехтовский приём «очуждения», когда актёры как бы со стороны смотрят на своих персонажей. Так, и Нора (Катержина Винтерова), и её бывший муж Хельмер (Игор Бареш) неоднократно подчёркивают, что они из знаменитой пьесы Ибсена. Действие же перенесено в Германию начала тридцатых годов, в преддверии захвата власти нацистами.

Будучи первой пьесой писательницы, произведение, в отличие не только от ибсеновского первоисточника, но и от драм Брехта, страдает некоторой прямолинейностью. Персонажи зачастую говорят лозунгами, цитатами из Маркса и других экономистов, из психоаналитических трудов Фрейда. Мне кажется, этой пьесе недостаёт подлинного драматизма.

Постановкой пьесы Беккета Дочекал вступил в полемику с традиционными интерпретациями классической пьесы ирландского абсурдиста. Если обычно пьесы играли, в соответствии с ремарками автора как крайне абстрактную притчу, действие которой происходит чуть ли не в безвоздушном пространстве или в крайнем случае в пустыне или степи с единственным деревом, то в спектакле Чешского национального театра действие происходит в обжитом месте, у автобусной остановки, у которой всё же никогда не останавливаются автобусы. Рядом – стройка: разлит жидкий цемент.

Всё красиво. Но мне показалось, что спектакль несколько отошёл в сторону бытовизма от содержания, заложенного великим ирландцем: от идеи тотального отчуждения, от мысли о невозможности человеческого общения и взаимопонимания.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *