Ребус Шанты

№ 2014 / 5, 23.02.2015

В Московском Историко-Этнографическом Театре состоялась премьера уникального спектакля «Пятая печать». Библейский вопрос «Что есть истина»

В Московском Историко-Этнографическом Театре состоялась премьера уникального спектакля «Пятая печать». Библейский вопрос «Что есть истина» поставлен в нём, как курок у виска, провокационно, радикально, неотложно. И замысел художественного руководителя театра Михаила Мизюкова, по которому зритель сидит на сцене и сам как бы является непосредственным участником всего происходящего, тем живым очевидцем, которого, например, могут привлечь к даче показаний в суде или потребовать от него оглашения своего личного выбора между судьбой Дюдю и Тамацеуса Скакатити, соответствует задачам постановки. Это поистине гениальная режиссёрская задумка о «спектакле на коленках» истончает грань между зрителем и действующим лицом, создаёт невероятный эффект погружения в ткань пьесы, в философский «ребус» венгерского писателя Ференца Шанты. И этот ребус, с одной стороны, древний как мир, с другой стороны, невероятно актуальный, действительно стоит того, чтобы в него погрузиться.

Наверное, в силу самого понятия «сцены» нам не так часто приходится видеть на ней что-то неподдельно духовное и глубокое, но «Пятая печать», несомненно, относится к некому «духовному» театру, необходимому для поиска ответов, для развития, а не услаждения. Серьёзная тема с минимумом декораций и максимумом накала. Надо сказать, что это один из самых сложных форматов (когда зрительский взгляд не блуждает по многочисленным изысканным декорациям), в нём на первый план выходит актёрское мастерство, а фальшь или переигрыш чувствуются мгновенно. Стоит ли говорить, что актёры не столько играли, сколько жили в лицах своих героев? Все портреты, тонко и психологично описанные венгерским романистом, предстали и на сцене. Особо отметить можно Виктора Юрченко, который блистательно и ярко сыграл плутоватого книготорговца, и Дмитрия Колыго в роли часовщика. Нельзя оставить без внимания и аутентичные венгерские танцы, национальную музыку, детскую венгерскую считалку, которой заканчивается спектакль. Всё это прекрасно обрамляет саму «печать» пьесы, её философское ядро.

После просмотра спектакля поражаешься, почему имя Ференца Шанты было забыто. Впрочем, даже Баха забывали на несколько столетий, поэтому, вероятно, над романом венгра судьёй выступит время. А пока можно только благодарить тех деятелей культуры, которые вытаскивают на поверхность что-то действительно редкое и самобытное.

Отдельно хочется сказать спасибо худруку театра Михаилу Мизюкову.

Наталья ГОРБУНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *