Шагал и Малевич

№ 2014 / 16, 23.02.2015

На экраны кинотеатров вышел новый фильм реж. А.Митты «Шагал – Малевич» (2014) о витебском периоде жизни и творчества Марка Шагала.

На экраны кинотеатров вышел новый фильм реж. А.Митты «Шагал – Малевич» (2014) о витебском периоде жизни и творчества Марка Шагала.

Скажу сразу, мои зрительские ожидания оправдались не вполне. Но начну с того, что мне в этом фильме понравилось.

Это, во-первых, разработка темы взаимодействия нового и старого искусства в годы гражданской войны. Шагал – новатор, Малевич – «сектант», мессия супрематизма, искусства, связывающего революцию с космическим и божественным. Оба художника увлечены идеей революции в искусстве, но по-разному понимают её. В мире Шагала, в его небе есть место всему и всем. Он мечтает создать в Витебске рай, второй Париж. В мире Малевича отметается, отвергается всё старое, как отжившее, «гнилое», и поэтому существует только новое искусство, в котором всё, что остаётся в руках художника, – цвет и форма. Тема искусства – это самое сильное в фильме.

Центральная идея, судя по финалу, – примирение воинствующего «сектанта»-супрематиста Малевича и небесного, летающего Шагала (увлечённого искусством до совершенного эгоизма). Даже ничего не понимающий в искусстве чекист крестится, видя возносящегося Шагала с позирующими ему женой Бэлой и дочерью, когда весь Витебск бежит громить Шагала, а его ученики, ставшие на сторону Малевича, опомнившись, бегут спасать своего прежнего кумира. Туда же бегут чекисты, отомстить за смерть своего главаря Наума.

Сюжет завязан на любовном треугольнике. Пока Шагал учился в Париже, в Витебске его 4 года ждала невеста Бэла. Отец был против этого брака, и у неё был и другой ухажёр – Наум, сотоварищ Марка по детским играм и школе. Но Марк приезжает и женится на Бэле, а Наум решает, что его жена теперь – революция.

И вот начинается война, революция. Семья Шагала оказывается в вихре революционных событий в Петербурге, так и не успев уехать за границу, в Париж, к оставленным там картинам и друзьям. И художник решает осесть в Витебске, основать там художественную школу. А Наум становится красным комиссаром…

Во-вторых, хорошо, на мой взгляд, показан в фильме конфликт новой власти и почти религиозного, сектантского по духу супрематизма. Малевич, приглашённый Шагалом в Витебск, становится новым кумиром молодёжи. Очень эффектно смотрится сцена, в которой проезжающий мимо витебского вокзала Дзержинский останавливается и даёт высокую оценку плакату Малевича «Красным клином бей белых».

Оригинально решена тема Малевича, излагающего идею нового, революционного, космического искусства супрематизма на фоне появляющихся с разных сторон цветных линий и форм, долженствующих заполнить пустую землю, чтобы их было видно всему космосу. Когда Шагал погружён в творческий процесс, то появляются парящие фигуры витебчан и сам художник парит в небе с женой.

Однако есть в фильме и не очень удачные кадры. Например, в сцене витебского пожара непонятно для чего в кадре проходит женщина в нижнем белье. Затянут по времени кадр, в котором крупным планом показано лицо убитого Наума. Сцена в бане, когда подрались ученики Шагала и Малевича, поспорившие, что важнее в искусстве – подражание природе, наследование великим мастерам или же полное отрицание традиции и создание новых форм, – также слишком затянута. И в ней не очень эстетично показаны голые тела учеников с обвисшей на ляжках кожей. Эстетичнее было бы дать эту сцену более условно, без вмешательства капризной моды на обнажённую натуру. Из-за таких подробностей и лишних деталей фильм кажется несколько «сырым», распадающимся на отдельные удачные эпизоды. Эти эпизоды и запоминаются. А целостного впечатления от фильма, увы, так и не получилось.

Ирина ЛОГВИНОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *