Наука или ангажированность?

№ 2014 / 17, 23.02.2015

У нас в стране существует несколько крупных центров по изучению художественной литературы: ИМЛИ, Пушкинский дом, РГГУ, филфак МГУ… Хотелось бы разобраться, что сейчас происходит в этих центрах.

ВОПРОС В ЛОБ

У нас в стране существует несколько крупных центров по изучению художественной литературы: ИМЛИ, Пушкинский дом, РГГУ, филфак МГУ… Хотелось бы разобраться, что сейчас происходит в этих центрах. Например, в РГГУ. Как Вы оцениваете уровень проведённых в РГГУ за последнее время исследований и выпущенных в этом университете трудов по литературоведению, истории литературы? Это действительно объективные и яркие исследования, или по большей части ангажированные работы? В чём прелесть этих научных трудов и какими изъянами они страдают? Можно ли говорить о том, что в РГГУ на сегодняшний день сложились свои уникальные научно-филологические школы, или всё там слишком политизировано и имеет мало отношения к подлинной фундаментальной науке?


Иван ЕСАУЛОВ,

доктор филологических наук, профессор

Первой администрацией РГГУ декларировался курс на создание принципиально нового демократического университета, в котором бы спокойно работали (а не преследовались административно, как это затем систематически происходило именно в РГГУ) люди разных идеологических убеждений: условно говоря, от монархистов до анархистов. Конечно, с явным преобладанием либералов. Советских «либералов», что важно подчеркнуть, советского партийного закала. Например, за все годы моей работы там мне так и не удалось внедрить в сознание своих коллег очевидную для меня мысль: академическое и идеологическое разномыслие – это нормальное состояние нормальной университетской кафедры.

Когда я начинал работу в только что образованном РГГУ в 1992 году, там постоянно подчёркивали – хотя бы в декларациях – свою «несоветскость» и непохожесть на «советский» МГУ. Прошли годы. РГГУ – по крайне мере, на тех факультетах, которых я знаю, осуществил хрущёвскую мечту: «догнать» и «перегнать». Там догнали и успешно перегнали МГУ по степени академической несвободы. За десятилетия существования этого университета прошла целая серия «чисток», имевшая чисто идеологический характер. Например, под разными, как правило, совершенно надуманными предлогами увольняли как «красных», так и «белых» патриотов России. Зачастую имевших лучшие академические показатели. Увольняли людей, которых больше других переводили на иностранные языки, чаще других приглашали в западные университеты как «приглашённых профессоров», чаще других участвовавших в международных конференциях, монографии которых имели большой общественный резонанс – и так далее. Со временем административный диктат над профессурой достиг каких-то небывалых – даже для Москвы – размеров. Я вовсе не хочу утверждать, что в университете вовсе отсутствует всякая научная мысль, а лишь насаждается определённая идеология. Нет, там, помимо специально подобранных за десятилетия «кадров», продолжают работать и серьёзные исследователи. Но нужно помнить, что работали же серьёзные исследователи и в советских университетах сталинского периода. И даже в Третьем рейхе в университетах работали, помимо прочих, и выдающиеся исследователи, например, Мартин Хайдеггер. Но в целом – взамен былого «плюрализма» – возобладала известная установка на «утверждение» сложившейся партийно-идеологической линии: есть наша (правильная) идеология и методология, а есть чужая. Она сразу и не наша и «неправильная». Сторонников «неправильной» нужно разоблачать, обличать – и вышибать. Несмотря на их чисто академические достижения.

Но, кажется, чему-то подобному уже когда-то учили в тех же самых стенах. Точно так же вышибали уже диссидентов и инакомыслящих. Только тогда само заведение называлось не РГГУ, а ВПШ. По-моему, второе название куда более правильное. Высшая Партийная Школа никуда ведь и не исчезала. Она только прикинулась временно «гуманитарным университетом», «самым демократическим» (когда эта самохарактеристика была ещё выгодна), потом «самым элитарным» (когда в олигархические времена «модно» стало уже это), а затем вернулась к своему исходному, первобытному партийному состоянию.


Елена АННЕНКОВА,

доктор филологических наук, профессор,

зав. кафедрой русской литературы РГПУ им. А.И. Герцена

Как же возможно в двух-трёх предложениях охарактеризовать научную деятельность университета, пусть даже по одному из её направлений? Я думаю, что труды, выпускаемые преподавателями РГГУ, – неоднородны. Но чтобы судить о них, нужно иметь список этих трудов, прочитать или перечитать их, проанализировать… Я вузовский преподаватель и, к сожалению, не могу потратить на это осмысление довольно много времени, к тому же вызывает определённое сомнение поставленная задача: выявить политизированность трудов или их принадлежность к фундаментальной науке. Ситуация всегда, в любом учреждении, – сложнее.


Сергей ДМИТРЕНКО,

историк литературы и культуры, прозаик,

кандидат филологических наук с 1986 года (защита в МГУ)

Думаю, ваш вопрос тяготеет к глобальности, хотя, возможно, к ней подталкивает мощный Издательский центр РГГУ с его многообразной продукцией. Оценить её в кратком газетном ответе невозможно. Но кратко надо ответить так: ДА.

ДА – Издательскому центру РГГУ и тому, что здесь выпускается. К глубокому прискорбию, сейчас у нас по России издательства научной литературы, прежде всего университетские, начиная с Издательств МГУ и СПбГУ, находятся в зоне выживания, а не процветания, как было даже в неласковые позднесоветские годы. Идеология, цензура, конечно, давили (вот она, ангажированность!), но никому не могло прийти в голову, что эти издательства окажутся в тяжелейших финансовых условиях нынешнего посткоммунистического хаоса, который почему-то называется экономикой.

Сегодня у нас умирает текстологическая школа, исчезают традиции комментирования текстов, научной издательской редактуры, реального рецензирования и т.д. и т.п. У нас чудовищно деградировали кандидатские и докторские диссертации гуманитарного профиля. Происходит общая профанация гуманитарной науки. Вот о чём надо говорить. В этих обстоятельствах наши старые университетские, научные издательства, а также возникший уже в постсоветское время – ИЦ РГГУ, – просто чудо. А по конкретным изданиям и разговор нужен конкретный.


Олег ЛЕКМАНОВ,

доктор филологических наук,

ведущий научный сотрудник ИМЛИ РАН, профессор РГГУ

Увы, но в данном случае – без комментариев. Не сердитесь, но коллегиальная этика не позволяет высказываться ни в ту, ни в другую сторону.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *