Перед выбором

№ 2014 / 29, 23.02.2015

Юрий Козлов – один из самых известных и интересных писателей последнего «советского» поколения. Он – главный редактор журнала «Роман-газета»

Юрий Козлов – один из самых известных и интересных писателей последнего «советского» поколения. Он – главный редактор журнала «Роман-газета», автор произведений, по которым вдумчивый читатель может изучать скрытую от посторонних глаз «внутреннюю» историю нашего общества. В ближайшее время увидит свет новый роман Юрия Козлова «Враждебный портной». Главный редактор «Литературной России» Вячеслав Огрызко задал писателю несколько вопросов:

Юрий КОЗЛОВ
Юрий КОЗЛОВ

– Может ли что-то изменить в нашей жизни очередной, вполне возможно, что даже и гениальный роман?

– Абсолютно ничего. Литературный процесс в стране выродился. Книжный рынок рухнул. Издательства практически не публикуют современную литературу. Писатель лишён возможности жить литературным трудом. К тому же писатели непримиримо и, к сожалению, в творческом плане абсолютно бесплодно разделились на «либералов» и «патриотов». Литература точно так же как экономика, образование, система соцобеспечения и прочие «надстройки» повторяет судьбу страны.

– Так стоит ли в таком случае предлагать читателю очередной пессимистический прогноз?

– Общество давно утратило чувствительность к прогнозам. Оно не реагирует на них. Перманентное ожидание катастрофы, так можно охарактеризовать нынешнее состояние общества. Мы дышим этой катастрофой. Она в каждом мало-мальски талантливом произведении любого современного русского писателя. Но писать сегодня надо не о неизбежности катастрофы, а о том, что нужно сделать, чтобы её избежать. Собственно, об этом роман «Враждебный портной».

– А как тогда быть с «русской весной», запредельными рейтингами, Крымом, как точкой отсчёта национального возрождения?

– Весна подёрнулась пеплом сгоревших городов на юго-востоке Украины, обернулась оттепелью невнятных бормотаний про газовые долги и недопонимание со стороны западных «партнёров». Хотя, мне лично, как русскому человеку, непонятно чьи это «партнёры»? Не мои – это совершенно точно. И так, убеждён, думают многие в России.

– То есть, ты согласен с мнением нашей патриотической общественности, что власть, точнее «пятая» или «шестая» колонна «сливает Донбасс»?

– Она не может действовать по-другому. Не буду повторять известные тезисы про недвижимость, счета и семьи за рубежом. Мне кажется, конфликт между властью и обществом носит цивилизационный характер. В том смысле, что власть относит себя к одной цивилизации, а народ – к другой. Ситуация в стране чем-то напоминает вторую половину тридцатых годов в СССР. Тогда народ испытывал глубочайшее отвращение к таким понятиям, как «пролетарский интернационализм», «неотвратимость Мировой революции», «классовая солидарность трудящихся всего мира» и прочему идеологическому хламу, за непочтительное отношение к которому сажали в лагеря, а то и расстреливали. На ложном фундаменте невозможно построить прочное здание. В то время, глядя как идут дела в Европе, Сталин мучительно размышлял, какая армия нужна стране, какие военачальники – преданные «делу Мировой революции», готовые воевать в соответствии с тогдашней военной доктриной «малой кровью на чужой территории», где советских освободителей якобы ждут-не дождутся «угнетённые пролетарии», или солдаты и офицеры, преданные своей Родине, своему конкретному, а не абстрактному земшарно-пролетарскому народу? Грубо говоря, Сталину в те годы потребовались не идеологи «мировой революции», а патриоты России. Наверное, и катастрофа лета сорок первого года частично объясняется тем, что армия поначалу задумалась, а стоит ли защищать такое государство?

Точно так же и сейчас идеи «либерального интернационализма», «сближения с цивилизованным Западом», «вхождения в глобальную экономику» глубоко отвратительны большинству народа, потому что за ними стоят: ложь, бесправие и нищета. Государство для народа сегодня олицетворяют: олигарх, вор-чиновник, продажный «силовик», с которыми, как Илья Муромец с Соловьём-разбойником бьётся, но никак не может их победить добрый и справедливый президент. Не факт, что народ, наблюдая за играми с «партнёрами», за истекающим кровью Донбассом, «как один человек» встанет на защиту такого государства.

– Но власть, какая бы она ни была, на то и власть, чтобы вовремя реагировать и выдвигать нужные лозунги…

– Однако слово «русский», зазвучавшее было в дни присоединения Крыма, незаметно исчезло из её лексикона. Выбор между идеологами «мирового либерализма» и патриотами России – это вопрос дальнейшего существования страны.

– И в чью пользу делается этот выбор в твоём романе?

– Каждый должен его сделать самостоятельно, зачастую вопреки своим жизненным и карьерным обстоятельствам. Роман-то о том, возможно ли преодолеть это тормозящее человеческую цивилизацию «вопреки».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *