Поколение «Солнцедара»

№ 2014 / 30, 23.02.2015

Молодёжные повести и романы писали всегда. Чем, например, «Три товарища» Ремарка, не молодёжный роман? Или «Начало пути» Алана Силлитоу? Не говоря уже о «Хронике времён Виктора Подгурского»

Молодёжные повести и романы писали всегда. Чем, например, «Три товарища» Ремарка, не молодёжный роман? Или «Начало пути» Алана Силлитоу? Не говоря уже о «Хронике времён Виктора Подгурского» и «Истории одной компании» Анатолия Гладилина, тем более, «Звёздного билета» Василия Аксёнова?

Кроме общности фона, состоящего из увлечения героев этих произведений вином, девушками и прочими компонентами молодой, вольной жизни, основную роль играет то, где и когда происходит действие. Время и место.

В романе Николая Железняка «Гонки на лафетах» эти факторы обозначены конкретно. Время – начало восьмидесятых годов прошлого века. Место – город Таганрог, изображённый автором с нескрываемой ностальгией, с большим количеством топографических подробностей. Город – главный, стержневой герой этого произведения. При этом он многозначительно и недвусмысленно поименован «вполне среднестатистическим городом Советского Союза». И на это также нужно обратить внимание.

Три друга – Олег Губарь, Воха Павлюк и Гарик Точилин – поступили в Таганрогский радиотехнический институт (имени, так и оставшегося неизвестным В.Д. Калмыкова, добавляет автор, склонный к едкой иронии), и поселились в одной из комнат скромного частного домика у двух пожилых людей – дяди Сени и тёти Томы.

С этого места можно многочисленные подробности, которыми изобилует роман, можно опускать, потому что, чего ни выдумывай, всё окажется в точности так, как было у сотен тысяч советских студентов: невыученные из-за крайней лени науки, фантастическая изобретательность при пользовании шпаргалками на экзаменах, провожание девушек в отдалённые районы города, злоупотребление алкогольными напитками, в том числе чрезвычайно популярным тогда «Солнцедаром».

Лексикон героев романа напитан разного рода не весьма приличными присказками, которые так и вертелись в то время на языке: «Кто не курит «Северок», тот подхватит трипперок». «Собирайтесь, дети, в круг, «Солнцедар» – ваш лучший друг» и т.д.

Чем же специфично то время? Тем, что эксперимент по воплощению идеи коммунизма близился к концу, идея обветшала, в неё не верили, в стране царило лицемерие.

В стилистике романа важно отметить одну деталь: он написан преимущественно короткими, безличными предложениями: «Многие с танцев вышли гурьбой посмотреть. Перекурить. Девчонок, правда, было мало. Но это всегда. Разборки – не женское дело».

Автор не отступает от этого стиля, не боясь нарочитости. И это не случайно. Помните известную фразу: «В безличных предложениях есть что-то безысходное»? Время, когда происходит действие романа, обозначено нарастающим чувством безысходности, столь успешно рождающим «потерянные» поколения.

Юрий ПОКЛАД


Эту рецензию редакция печатает по настоятельной просьбе автора романа «Гонки на лафетах» Николая Железняка. Перед этим тот же автор усердно навязывал газете ещё и хвалебную статью о себе Льва Аннинского, который не раз подчёркивал, что пишет статьи бесплатно, а берёт деньги только за чтение рецензируемых книг. Видимо, такое настало циничное время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *