Алкогольный бизнес под боком руководства росархива

№ 2014 / 39, 23.02.2015

В Российском госархиве новейшей истории (РГАНИ) годами не допускают исследователей к рассекреченным документам. Там уже двадцать лет ничего не делается для передачи в открытый фонд рабочей картотеки.

В Российском госархиве новейшей истории (РГАНИ) годами не допускают исследователей к рассекреченным документам. Там уже двадцать лет ничего не делается для передачи в открытый фонд рабочей картотеки. Руководству архива, похоже, этими вопросами заниматься недосуг. Все силы, видимо, уходят на продажу алкогольной продукции. Причём прямо под боком руководителя Росархива г-на Артизова. Теперь понятно, почему всю весну в РГАНИ существовали двойные стандарты на оплату услуг по ксерокопированию: с законников брали по 15 рублей за лист, а с несведущих лиц – по 46 рублей. Кто-то решил за счёт исследователей погреть руки. Кстати, теперь и вовсе с исследователей пытаются взимать по 120 рублей за ксерокс одного архивного листочка. Каково? Резкое повышение тарифов – сразу в восемь (!) раз – было сделано, видимо, в интересах архивных начальничков, которые от этого имеют баснословные премии (подчеркнём: да, да, большая часть денег за оказанные исследователям услуги достаётся прежде всего директору и главному бухгалтеру РГАНИ, но не нищим работникам читального зала).

Устраивает ли такое положение дел министра культуры России Владимира Мединского? Видимо, да, раз профильный департамент этого министерства сквозь пальцы пропустил в РГАНИ десятки нарушений.

КТО ПОЛОЖИТ КОНЕЦ ХАМСТВУ И НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ

В этом году наша газета уделила огромнейшее внимание тем нерешённым проблемам, которые накопились в Федеральном архивном агентстве и в Российском госархиве новейшей истории. Сначала многие исследователи и сотрудники архивов отнеслись к нашим публикациям скептически: мол, что толку, справедливости всё равно не добиться. Но, видя нашу настойчивость, у людей появились надежды. К нам хлынул поток посетителей. Люди, недовольные некомпетентностью директора РГАНИ Н.Томилинорй и беззаконием главного бухгалтера этого архива А.Никитиной, устали бояться и требуют перемен. Сегодня мы печатаем одно из полученных обращений.

Худ. Пань Тяньшоу
Худ. Пань Тяньшоу

Я работаю в РГАНИ с 6 декабря 2005 г. тихо и спокойно, в частности являюсь составителем сборника «Два цвета времени…», двух последних сборников «Аппарат ЦК КПСС и культура» и др.

В июне 2013 г. я ушла в отпуск по уходу за внуком до 3-х лет согласно ст. 256 ТК РФ, вернулась я на свою должность 9.06.2014 г. В июле с.г. я обратилась к директору РГАНИ Томилиной Н.Г. с заявлением о предоставлении мне отпуска без сохранения заработной платы как работающему пенсионеру согласно с. 128 ТК РФ по семейным обстоятельствам (познакомиться с правнучкой), мне неожиданно было отказано в уничижительной форме <…>

16 сентября выяснилось, что все работники архива, кроме меня, получили заработную плату за первую половину сентября. Я обратилась в бухгалтерию, где мне заместитель начальника отдела М.В. Иосифова ответила, что по негласному указанию Томилиной мне её не начислили <…>

Уже утром 17 сентября с. г. на заседании профкома профоргов обязали в течение недели собрать сведения о согласии работников РГАНИ об открытии в бухгалтерии магазина по продаже продуктов. Цель опроса, который проводит профком, думаю, не без ведома дирекции сразу после подачи моего заявления на имя директора РГАНИ Томилиной, задним числом узаконить нарушения, по крайней мере, четырёх кодексов РФ «просьбами трудящихся».

Дирекция, передавая вопрос на рассмотрение профкома, следовательно, не отрицает факт торговли. Да и трудно это отрицать, когда на протяжении ряда лет продукты покупали работники не только РГАНИ, но и других организаций. В помещении бухгалтерии в рабочее время, отвлекаясь от своих трудовых обязанностей, систематически не один год торговала кондитерскими изделиями, икрой и вином ведущий специалист И.В. Абрамова, а деньги получала, складывая их в барсетку на животе, заместитель директора А.Д. Никитина (видимо, не доверяя Абрамовой или от не загруженности работой). Думаю, налоговых сборов от этой торговли государство не получило. Эта торговля раздражает многих сотрудников, но сказала я одна в ответ на грубость Никитиной в мой адрес <…>

Вдумайтесь: на втором этаже здания Управления делами президента РФ и рядом с Вами несколько лет идёт незаконная торговля, фактически совершаются государственные преступления. Ну а как иначе квалифицировать предпринимательство без оформления, как того требует Гражданский кодекс, без постановки на учёт в Налоговой инспекции, как требует Налоговый кодекс, без оформления договора субаренды под магазин, оформления лицензии на продажу винно-водочных изделий, как требует Административный кодекс (на профкоме уточнили, что продавали вино, а не водку), разрешения санитарных органов, найма продавцов и пр.? И всё это в ущерб не только государству, но и основной деятельности РГАНИ.

Кроме того, меня удивляет, что проблемы отдела публикации архивных документов решает заместитель директора по финансовым вопросам А.Д. Никитина. Был случай заявления Никитиной с наветами в адрес бывшего начальника нашего отдела Б.И. Гусева. Какое отношение бухгалтер имеет тогда и сейчас к процессу деятельности отдела публикации архивных материалов? Это не её компетенция! Через некоторое время Гусев заболел и стал инвалидом.

Теперь Никитина пытается решить кадровый вопрос со мной: «Вы старая и больная, и должны уволиться!». Почему Никитина подменяет директора Томилину Н.Г. и профильного заместителя директора Прозуменщикова М.Ю.? Почему Никитина оскорбляет меня, проявляет возрастной расизм (подумаешь, 10 лет разницы!) и клевещет, что я постоянно нахожусь в отпусках без содержания и бесконечно – на больничном листе?

Кому и что я должна? Я выполняю должностные обязанности в полном объёме (до сих пор не было ни единого замечания), не нарушаю трудовую дисциплину, не торгую в рабочее время, не скандалю. Я первый раз за 9 лет работы беру отпуск без сохранения заработной платы, хотя вчера другая сотрудница нашего отдела Л.Величанская оформила отпуск без содержания с 9 октября на 6 дней, ей Никитина не предложила уволиться.

В РГАНИ нормой являются двойные стандарты. «Свой человек» может систематически не ходить на работу, т.е. прогуливать (факты могу представить по требованию), а «не свои» получают разнос за попытку уйти за 20 минут до окончания рабочего дня <…>

Никитина требует моего увольнения, как она сказала, из-за возраста и слабого здоровья. Насколько мне известно, 60 процентов коллектива, в том числе три члена дирекции (среди них – молодой Никитиной 64 года) находятся в моём положении по возрасту, статусу пенсионера и состояния здоровья. Да и здоровьем Никитина не отличается: за годы моей работы она, как и я, оперировалась дважды, ходит с трудом! И ей тоже не предлагают уволиться.

Кто Никитиной делегировал не свойственные ей функции директора и заместителя директора, в чьём ведении мы находимся (имею ввиду требование уволиться) и другие формы вседозволенности: нарушать трудовое право и нормы «Внутреннего трудового распорядка», и в то же время не в полной мере исполнять свои обязанности, например, следить за соблюдением своевременной выплаты заработной платы, чётко и грамотно отвечать на вопросы по заработной плате?

18 сентября меня вызвали в кабинет Томилиной. Вместо извинений и обещания своевременно платить заработную плату, Никитина зачитывала ст. 211 и 213 неизвестного документа. На предложение Прозуменщикова и моё дать мне ознакомиться с документом или хотя бы сказать его наименование, номер и дату, Никитина гневно отдёрнула руку с документом. Трижды Томилина обязывала Никитину выплатить в срок мне заработную плату, но та отвечала отказом: что мне аванс не положен (я ей объясняла, что в ТК РФ нет понятия аванса, а есть норма выплаты заработной платы не реже 2 раз в месяц, но она продолжала упираться в своей некомпетентности). Самое удивительное: на глазах семи других работников Томилина стерпела неисполнение Никитиной прямых её указаний как директора РГАНИ. Поэтому в архиве и говорят: что бы ни делала бухгалтерия, какую бы некомпетентность и грубость не проявляли, Томилина их оправдает. Теперь я убедилась в этом.

Зато Томилина истолковала последнюю фразу моего заявления (см. приложение) как угрозу в адрес Никитиной, обвинила в мнительности, неумении войти в коллектив после отпуска, вспомнила конфликт 6-летней давности, когда меня оскорбили по национальному признаку, но не упомянула факты нецензурной брани со стороны Никитиной в ответ на вопрос сотрудников по финансам по телефону.

Я поняла, что меня приглашали не за извинениями, а как объект, в чьём присутствии приглашённые три женщины, не имевшие отношения к моему заявлению, давали лестные характеристики Никитиной, уверяли, что продавать продукты обязали в профсоюзе госучреждений Москвы. Дальше описали фантастическую картину: кто-то привозил продукты, не мог найти места для торговли, случайно остановился с товарами в бухгалтерии (ага, на несколько лет!). При этом Никитина ничего не знала. Когда я сказала, что сотни людей, и я в том числе (пока не поняла, что переплачиваю по сравнению с супермаркетами), отдавали ей деньги за вино и продукты, Никитина захохотала, что у неё и барсетки нет, а мне сказала, что всё это враньё, у неё волосы дыбом становятся <…> Приход к Томилиной «группы поддержки» Никитиной, которая не собирается сдаваться какой-то Таванец (других оскорбляла, материла – стерпели же!), побудили меня опасаться каких-либо провокации и обратиться к Вам.

Как жертва политических репрессии, представитель репрессированного народа я хорошо знаю, как легко в одночасье обвинить человека в чём угодно и долго потом добивайся справедливости! Я обращаю внимание на положение, в которое я невольно попала «из-за излишней», как мне было сказано, заботы о внуках (к слову сказать, работница РГАНИ В.Олейник без нареканий нянчит внучку в таком же отпуске). За 3,5 месяца меня превратили из добросовестного работника с учёной степенью чуть ли не в скандалистку, да ещё и «врушу». В связи с таким поворотом событий я чувствую себя незащищённой <…>

<…> Надеюсь, мои страхи преувеличены, но после возврата из годичного отпуска у меня сложилось ощущение, что я работаю не в государственном учреждении, тем более федеральном, а в частной компании Никитиной. Тогда почему учреждение финансирует федеральный бюджет, а не Никитина?!

Почему в РГАНИ безнаказанно нарушаются нормы Трудового кодекса, например, статьи 128 и 136? Почему директор РГАНИ Н.Г. Томилина отдала в ведение Никитиной вопросы увольнения работников нефинансового отдела? <…>


ОТ РЕДАКЦИИ:

Мы уже устали спрашивать руководителей Росархива: какова персональная ответственность директора РГАНИ Н.Томилиной и главного бухгалтера архива А.Никитиной за допущенные многочисленные злоупотребления? Складывается впечатление, что руководитель Росархива А.Артизов выгораживает горе-руководителей. Помнится, 25 июля с.г. он, оправдывая незаконные действия руководства РГАНИ, пытался уверить нашу редакцию, что нельзя к архивам относиться как к пивным ларькам. Мы возразили ему: закон о защите прав потребителей не делит культурные учреждения и рынки: права человека должны защищаться везде. Но теперь риторика г-на Артизова понятна. Упоминание ларьков оказалось неслучайным. Судя по всему, РГАНИ давно превратился в торговую точку по продаже спиртных напитков.

Остаётся понять: почему г-н Артизов это терпит и, видимо, покрывает. Может, он уже сам не соответствует занимаемой должности? Тогда пора вмешаться в ситуацию заместителю председателя правительства России О.Голодец.

Светлана ТАВАНЕЦ,
зам. начальника отдела публикаций
архивных документов Российского
госархива новейшей истории

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *