Дом как искусство

№ 2014 / 42, 23.02.2015

Что такое хоромы? Спросите об этом у взрослого, не имеющего отношения ни к зодчеству, ни к изучению языка и истории. Скорее всего, он ответит

Что такое хоромы? Спросите об этом у взрослого, не имеющего отношения ни к зодчеству, ни к изучению языка и истории. Скорее всего, он ответит что-то вроде «большой дом. Просторный, богатый». Недаром в названии «Крестьянские хоромы» чудится оксюморон. Какие хоромы у крестьянина, человека бедного, бесправного?.. Удивление это выдаёт наши туманные представления и о хоромах, и о крестьянах, во всяком случае живших на севере России. Хотя для детей, к тому же небольших (возраст читателей означен как 6+), название звучит скорее непривычно и непонятно, хотя, конечно, не так чудно и загадочно, как слова «причелина» или «охлупень», которые в книге тоже встречаются.

Язык – система крайне экономная, ушло явление или предмет – из обиходной речи уходит слово, которым они обозначались. Вряд ли кто-то, кроме специалистов, знает, что хоромы – это «строения на дворе, связанные между собой сенями, переходами или галереями». Специалистов, а теперь и читателей книги Елены Заручевской, главного хранителя недвижимого фонда Архангельского государственного музея деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы», к пятидесятилетию которого издана книга.

Глубокие познания в той или иной области, личная увлечённость и умение живо рассказать о любимом деле – три кита, без которых невозможно написать познавательную книжку, тем более для детей. Потому в издательстве «Арт-Волхонка» и выходят книги музыкантов, искусствоведов, историков, художников, которые «легко и доступно рассказывают юным читателям о том, что увлекает их самих» (с сайта издательства). Такой подход к выбору темы и автора – своего рода визитная карточка издательства «Арт-Волхонка», которое формулирует свою миссию так: «Привлечь младшее поколение к миру искусства».

Постройка дома в северных деревнях здесь и представлена как настоящее искусство: «…каждый мог поставить сруб, но мало кто делался зодчим»; «…выбрать подходящее для строительства (дерево) – уже искусство». Сейчас слово искусство в первую очередь ассоциируется с эстетическими категориями, но здесь речь не только о них, а в первую очередь об умении, о мастерстве поставить дом, где не будет протекать крыша, «а стены, углы и полы будут долго сохранять тепло от печки».

Сохранить тепло – жизненно важное для севера дело, вот и строили там хоромы, в которых не надо выходить лишний раз на улицу, потому что жилая часть и хозяйственная соединены переходами. Частью дома оказывался и загон для скота, и хозяйственный двор, и большая – больше жилой избы – поветь, где хранили запасы сена, всякие хозяйственные орудия, вещи и даже лодки.

Жанр книги Елены Заручевской лучше всего определяется словом экскурсия. «Мы с вами побываем всюду», – обещает автор, и действительно проводит за собой, показывая и горницу, и поветь, и скотный двор, и резьбу, которой хоромные плотники украшали фасады, и роспись, над которой трудились маляры. От главы к главе читатели проходят по разным помещениям, узнают, зачем нужны окна, какую роль играло крыльцо, как выглядели двери и пороги, почему говорится «плясать от печки» и что это за печь без трубы и чёрная изба. В конце экскурсия окончательно перестаёт притворяться книгой: её завершают ответы на вопросы, которые часто задают посетители музея «Малые Корелы». Например, почему нельзя жить в музейном доме? Почему отреставрированные дома выглядят такими старыми?..

Отдельного упоминания заслуживает карта на форзацах книги: карта русского Севера вначале и карта музея «Малые Корелы» в конце. Если подробный рассказ о доме приглашает пройти по всем его углам и закоулкам, то такая карта манит уже дальними путешествиями, открытиями и освоением новых земель.

Серия «Про», в которую входит книга Елены Заручевской, предназначена для семейного чтения. Добавлю: чтения и рассматривания, пересказа и обсуждения. Легко представить себе, как её листают все вместе, взрослый читает и объясняет, ребёнок разглядывает фотографии и рисунки, находит фигурки человечков, зверей и птиц, оживляющие архивные снимки. Несмотря на то, что цель издательства – выпускать книги авторов, способных рассказывать об искусстве «легко и доступно», не соглашусь с тем, что книга действительно легко читается. Фразы вроде: «Северный крестьянский дом – подлинный архитектурный шедевр. Талант и опыт народа довели его до совершенства во всех мелочах», – больше говорят уму и сердцу хранителя этого дома, чем любопытному читателю. Впрочем, подобных оборотов здесь немного, по большей части рассказ действительно ведётся просто и довольно живо. Кроме того, высокие слова о таланте, опыте и совершенстве – не пустой звук, в книге подробно рассказано обо всех этих «мелочах», превращающих крестьянский дом в «совершенство», показано, как они сочетались между собой, чему служили. Дом северного крестьянина представлен образцом умелого соединения красоты и функциональности.

Красота эта неброская, северная, она открывается внимательному взгляду. Собственно, одна из важнейших целей книги – научить внимательно смотреть, показать, чем красивы эти большие, громоздкие, простые по виду дома. Действительно нарядные украшения появились на них поздно, только в XIX веке, «под влиянием городской архитектуры… Под модной, нарядной декорацией постепенно исчезал сдержанный когда-то облик рубленых крестьянских хором».

В книге есть несколько схем и планов строений, показан «дом в разрезе» – и в поперечном, и в продольном. Эти рисунки необходимы, чтобы оживить серые домины со старых фотографий. Они и в самом деле огромны, но стены – глухие, только с одной стороны несколько окошек, единственное украшение – крыльцо. Если же заглянуть внутрь, там найдётся множество помещений, больших и малых, ходы, переходы, место для всякой живности и утвари. Если в детстве вы любили делать дома из картонных коробок без одной стены, чтобы можно было управлять куклами, то такие рисунки, «вскрывающие» дом, напомнят вам об этом увлечении. В музеях подобные «кукольные домики» всегда внимательно разглядывают дети, даже те, которым не очень интересны карты, грамоты и всякие орудия труда и производства, представленные под стеклом.

В детстве домики строят все. Кукольные, из конструктора, из подушек и одеял… Заручевская слегка играет на этом интересе, напрямую уподобляя брёвна модулям «лего». Ну да, «что нам стоит дом построить!» – одна из глав так и называется. Маленьким детям действительно нередко кажется, что если они прочитали такую книгу, то теперь уже точно знают, как дерево выбрать, где дом ставить, зачем разные строения под одну крышу подводить. Знают, чем работали строители, как брёвна укладывали и кровлю охлупнем запирали… Хоть сейчас иди и строй. Пойманные на этом «практическом» игровом интересе, параллельно читатели книги о хоромах впитывают целый пласт культурно-исторических сведений: об освоении Севера, о том, как палаты сменили хоромы и где теперь искать их следы, чем отличались северные крестьяне от жителей юга.

«Если дом покинут хозяевами, его ждёт неминуемая гибель», – говорится в книге. Чтобы дом не погиб и не превратился в утилитарное современное подсобное здание, чтобы осталась память о зодчих и облике северных деревень, о них рассказывает Елена Заручевская.


Елена Заручевская. Крестьянские хоромы. – М.: Арт-Волхонка, 2014. (Серия «Про…»)


Дарья МАРКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *