Отклик на окрик

№ 2014 / 44, 23.02.2015

Почему-то № 41 «ЛР» пришёл с опозданием на неделю. На лицевой странице притянул моё внимание призывный заголовок ответа Андрея Рудалёва, вызывающий улыбку

Почему-то № 41 «ЛР» пришёл с опозданием на неделю. На лицевой странице притянул моё внимание призывный заголовок ответа Андрея Рудалёва, вызывающий улыбку, на статью Шемшученко. Я достал № 40 и ещё раз перечёл статью. Затем ещё раз прочитал отповедь Рудалёва. Признаюсь, улыбался чаще.

Статья была о выступлении Захара Прилепина на телеканале «Россия-24» по поводу обретения очередной премии, то есть, написана по конкретному делу. Ответ Рудалёва похож на эмоциональный всплеск от раздражения, где аргументы больше смахивают на вопли. Причём автор приписывает тем, кто отважился сказать что-либо критическое в адрес Прилепина, якобы с какими-то претензиями (какими?), что их выступления соответствуют дворовому стилю: «Лицо мне твоё не нравится. Чё, самый борзый, да?» – и сам же пишет по принципу «Ату! Наших бьют!»

Я читал ранее статьи Рудалёва и частенько путался в его хитросплетениях мысли и словесной эквилибристике, отчего на его новых текстах внимания не задерживаю. А тут просто удивился противоречивым высказываниям и неубедительным выпадам в адрес того, кто его возмутил.

Рудалёв пишет, что в таких авторах, как Захар Прилепин, нуждается литература, в которой «и духа живого давно нет», нуждается и читатель и общество, у которых давно «…рвотные позывы от всевозможных…» (извините, если у вас рвотные позывы, то зачем же приписывать их остальным и даже обществу, которое в большинстве своём вообще не читает, это дело индивидуальное, а любой медик посоветует вам не употреблять того, отчего блевать хочется), – а далее он всё с тем же запалом пишет, что «многие тогда заметили, что есть она – современная литература и ей давно уже тесно…» Да, она есть, и есть авторы, которые пишут интереснее тех, кому присуждают премии, только тот же Рудалёв о них писать не станет, как и его коллеги, поэтому этим авторам не тесно, о них не слышно. Когда-то я с восхищением прочёл в «Новом мире» повесть Романа Перельштейна «День флага» и был уверен, что об этом авторе заговорят, но даже упоминания не попалось мне на глаза на страницах той же «ЛР», хотя, допускаю, что пропустил или не заметил.

Андрей Рудалёв, как трубадур «нового реализма», будет взахлёб писать лишь о своих кумирах, возмущаясь, что их писания не всем нравятся. В том же № 40 «ЛР» была якобы дискуссионная статья на ранее опубликованное заявление Романа Сенчина «Новые реалисты уходят в историю». На мой взгляд, в историю войдут лишь те номера «ЛР», где писали и трубили о новых реалистах, и верно заметили, что ручеёк почему-то иссякает, а о самом явлении вряд ли будут упоминать через некоторое время, как о чём-то новом, потому что новый реализм мало чем отличается от того же критического реализма конца XIX века, разве что приметами времени.

Роман «Обитель» лично я начал читать и вскоре бросил, скучно стало от узнавания приёмов построения текста Захаром Прилепиным, поклонником которого давно не являюсь. Его исследование по биографии Леонова я дочитал когда-то до конца, и не без интереса, наверное, потому что оно не претендовало на художественность, как вышеназванный роман. А вот роман Виктора Ремизова «Воля вольная» (Новый мир, №№ 11,12, 2013 г.) я читал со жгучим интересом, не отрываясь, но об этом авторе подвижники «нового реализма» писать не станут, и премий ему не дадут, хотя, на мой взгляд, именно эту книгу можно было бы назвать «Книгой года». Ещё один автор, который читается с большим интересом, чем новые реалисты, Марина Степнова, упоминалась чаще до распределения Букера, которого ей пророчили, но когда я с восхищением читал её роман, то отмечал с сожалением, за что именно ей эту премию не дадут, да и слава Богу, премия-то давно сомнительная, после скандального присуждения её не роману Ирины Полянской «Прохождение тени», которой этот роман заслуживал. Теперь вот премировали роман «Лавр», о котором звучат дифирамбы, но он далеко не всем нравится из-за языка автора, который как историк, учёный и преподаватель пишет доходчиво, но не смог, на мой взгляд опять же, вытянуть излагаемое на должный художественный уровень. Хотя это вопрос спорный. Но Захар Прилепин будет и дальше получать премии за очередные творения, или ранее написанные и объединённые под звучным названием его рассказа «Грех», в котором он когда-то достиг высокой художественности.

Андрей Рудалёв пишет, что «не собирается становится адвокатом Захара Прилепина», поэтому я прошу его и мне поверить, что не защищаю Шемшученко, хоть и состою с ним в одной и той же писательской организации, но лично не знаком. Я пишу лишь о том, что мне-то его статья понравилась тем, что вызвала чувство согласия, а его отклик вызывал лишь улыбки. Если Шемшученко написал, что герой телешоу, а других у нас сейчас очень мало, пришёл на съёмку в футболке и сидел нога на ногу, то этим лишь указал на культурный уровень описываемого, не более, а Рудалёв в ответ призывает его самого «скидывать свои вериги», чтобы дышалось и думалось легче. Очень похоже на «Сам дурак!», хотя оскорбление ему лишь послышалось.

Шемшученко передал нам признания самого Прилепина, что тот никогда не испытывал вдохновения и для него писательство всего лишь ремесло, что он всего лишь «выпускает продукт», знает механику творчества, «как можно надавить на слёзные железы», а значит его сочинения очень сомнительны, как художественные произведения, к тому же он заявил, что книга ничему хорошему не учит. За что я весьма благодарен автору статьи, так как передачу не смотрел, а теперь мне понятно, отчего многие сочинения Прилепина мне не нравятся. А если по мнению «нового реалиста» книга ничего хорошему не учит, то о чём тогда вообще говорить, да и стоит ли? А Рудалёв выдаёт: «Не нравится вам Прилепин? Так займите его место!» Ну, смешно, ей-богу. Какой же профессионал, делающий продукт, уступит своё место? К тому же их у Прилепина несколько и все приносят хороший доход. А Шумшученко как раз из тех, для кого литература не бизнес, всего-навсего.

«Оккупируйте СМИ, экран, – предлагает Рудалёв. – Не можете?» Да кто позволит, кто пустит? Это всего лишь фантазия критика. Если бы кто-то из тех, кому не нравятся «новые реалисты», оккупировал вдруг какое-то СМИ, вот бы он разразился статьями! Увы, успешными медийными личностями могут стать лишь такие, как Сергей Шаргунов.

Ещё одно заявление критика показалось смешным. «Он отрабатывает за нас всех!» За кого, извините? Он же зарабатывает только для себя, он же профессионал. Если критик уверен, что звёздный писатель отрабатывает и за него, то, значит, они что-то там делят. Что вызывает иронию, не так ли? А ещё Рудалёв с пафосом призывает становиться кипятильниками, возмутителями спокойствия, делающими свою биографию, что вызывает уже саркастическую улыбку. Почему-то.

Тарас ДРОЗД,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *