Башкирская музыкальная драма в Москве

№ 2014 / 44, 23.02.2015

В Москве начались гастроли Башкирского государственного академического театра имени Мажита Гафури, который вот уже два года возглавляет известный актёр Олег Ханов

В Москве начались гастроли Башкирского государственного академического театра имени Мажита Гафури, который вот уже два года возглавляет известный актёр Олег Ханов, несколько лет проработавший и в московском театре «Сатирикон». Именно давняя творческая дружба О. Ханова с руководителем этого театра Константином Райкиным позволила организовать гастроли, посвящённые 95-летию Башгосдрамтеатра, на сцене «Сатирикона».

Выступления уфимцев открылись музыкальной комедией «Шэурэкэй» (режиссёр-постановщик Айрат Абушахманов). Пьеса была написана в 1925 году известным писателем, собирателем башкирского фольклора Мухаматшой Бурангуловым. У этого писателя была трудная судьба. В конце тридцатых годов он, автор ряда основанных на народном эпосе и исторических сказаниях произведений, был обвинён в безыдейности и буржуазном национализме и осуждён к заключению. Вернувшийся к работе во время Великой Отечественной войны, в начале пятидесятых, он вновь был репрессирован. Надо сказать, что в годы сталинизма, начиная с предвоенных лет, шло довольно жёсткое искоренение всех ростков национального самосознания народов Российской Федерации, пресекалась деятельность по серьёзному исследованию истории и фольклора этих народов.

Сюжет комедии выглядит довольно запутанным: он основан на старинном обычае некоторых башкирских родов. После смерти старшего брата младший брат обязан был жениться на его вдове и стать отцом его детей. Так и получилось, что Суракай (Руслан Хайсаров) ещё ребёнком стал мужем немолодой вдовы Асылбики (Ильсияр Газетдинова) и отцом взрослого детины Юлготло (Хурматулла Утяшев). К моменту восемнадцатилетия Суракая сорокалетний Юлготло всё ещё не женат. Он посылает сватов к юной бесприданнице Шэурэ (Ирада Фазлаева). Среди сватов – и «отец» жениха Суракай. Девушка, решив, что он и есть будущий муж, с радостью соглашается на замужество. Лишь попав в дом к Юлготло, понимает она свою ошибку.

Юлготло оказывается подозрительным и ревнивым, пилит молодую жену за то, что на неё посмотрел сосед Вали (Фиргат Гарипов), хочет даже побить её, да только Суракай, пользуясь правом отца, не разрешает.

Между Суракаем и Шэурэкэй зарождается подлинная любовь. Чтобы обрести счастье друг с другом, они готовы бежать из дома, покинуть свой род. Но им помогает случай. На берегу реки Юлготло застаёт молодую жену разговаривающей с преследующим её соседом Вали и в порыве гнева трижды кричит при набежавших свидетелях «Талак!», что по мусульманским законам сразу приводит к разводу. Родственники обескуражены, а Суракай обвиняет в случившемся старую жену и, в свою очередь, объявляет ей развод.

Шокированные родственники и соседи ищут выход из создавшегося положения. После объявления развода, по закону, разведённым супругам нельзя сразу воссоединиться. Выход придумывает сам пострадавший Юлготло. Суракай и Шэурэкэй, будучи разведёнными, должны вдвоём пройти обряд никаха (мусульманского бракосочетания), то есть пожениться, а потом тут же развестись: после этого они могут соединиться с прежними супругами. Замысел приводят в исполнение даже без ведома молодых героев. Юлготло рад своей изобретательности, а Суракай и Шэурэкэй, придя, как им кажется, в последний раз, домой, неожиданно обнаруживают, что они теперь по закону муж и жена. Надо ли говорить, что они и не подумают развестись.

Спектакль показывает причудливую смесь мусульманских и доисламских народных обычаев (консультант по обычаям Галина Кудрявая), наполнен народными мелодиями, исполняемыми на старинных инструментах (музыкальное оформление Юлая Узянбаева), пением (педагог по вокалу Ляля Муддабаева) и танцами (постановка пластики и хореографии Сулпан Аскаровой и Рамизы Мухаметшиной).

В главных ролях – молодые актёры, которые достоверно смотрятся в образах людей далёкого прошлого. Убедительны комедийные герои Юлготло и его мать Асылбика в исполнении мастеров старшего поколения башкирского театра.

Красивое воплощение классики национального театра не оставило равнодушной московскую публику, значительную долю которой составила молодёжь – обучающиеся в Москве башкирские студенты, молодые рабочие. Это позволяет надеяться, что у башкирского театра, башкирской культуры хорошее будущее.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *