Не надо выключать микрофон

№ 2014 / 50, 23.02.2015

Писатель Роман Сенчин на сайте «Свободная пресса» опубликовал статью «Попытка объединения или умножение конфронтации?» (20.11.2014), в которой отвечает на критику

Писатель Роман Сенчин на сайте «Свободная пресса» опубликовал статью «Попытка объединения или умножение конфронтации?» (20.11.2014), в которой отвечает на критику в адрес членов Союза российских писателей, прозвучавшую на страницах «Литературной России». Поскольку автором одной из критических статей был я, считаю нужным уточнить свою позицию. Сенчин пишет: «Я как раз нахожусь сейчас в Красноярском крае и оказался свидетелем того, что местные члены этого Союза в замешательстве и тревоге по поводу конфликта. Они боятся, что Союз погибнет, а он очень важен именно в регионах страны. Издательские программы, творческие мероприятия, социальная поддержка осуществляются при участии Союзов; не член того или иного Союза до сих пор в глубинке России не считается писателем или художником, или музыкантом…» Такое ощущение, что мы с Романом Сенчиным живём в разных странах. В моей стране союзы писателей давным-давно перестали определять лицо региональной литературы, а наоборот, всячески тормозят её развитие, местами убивая на корню всё молодое и здравое, что появляется в регионах.

Совсем недавно в № 4 журнала «Вопросы литературы» появилась статья Евгения Коновалова «Жизнь и приключения ярославской литературы в начале XXI века», в которой он наглядно показал деятельность писательских союзов в своём городе, заключающуюся в основном в самодурстве и глупости литературных чиновников, изгнавших из своих рядов всех мало-мальски незаурядных писателей, разваливших областной литературный журнал, отбивших у ярославской молодёжи всякое желание иметь с ними какие-либо общие дела. В итоге Евгений пришёл к неутешительным выводам: «В Ярославской области нет адекватной литературной среды. Это печальный факт и сам по себе, а вдвойне – когда речь заходит о новом литературном поколении. Способным молодым людям решительно некуда прийти и не к кому обратиться. Меж тем на рубеже 1970–1980-х годов здесь родилась целая плеяда талантливых литераторов. Увы, мало кто из них стал хоть сколько-нибудь известным читательской аудитории. А если это и произошло, так скорее вопреки, чем благодаря имеющейся литературной жизни».

Могу привести и другой пример. На последнем Форуме молодых писателей я познакомился с молодыми писателями и поэтами из Курска – ребятами талантливыми, общительными, начитанными. Заинтересовался их творчеством, стал расспрашивать, как у них обстоят дела в городе с литературной жизнью, помогают ли им местные писательские организации, издаются ли литературные журналы, есть ли возможность издать книгу, оказалось, всё плохо. Вот, что говорит о современной курской литературе один из участников форума, поэт Владимир Косогов: «Что касается курского отделения Союза писателей, то это скорее их принципиальная позиция – нас не замечать. Они все отличные люди, но их взгляды закостенели и остались душой в славных советских временах. Вот журнал «Толока». Он ещё издаётся? Кто о нём знает, как он распространяется, почему его не видно? Где литературное движение? Можно, конечно, сказать, что нет финансирования, но этот аргумент уже не работает: литература – не те деньги, где стоит говорить об экономии».

Ещё одна история с форума: молодой писатель, которого пригласили в нём поучаствовать, обратился в местную администрацию, чтобы та помогла оплатить билеты до Москвы. В администрации справедливо рассудили, что этим должен заниматься отделение союза писателей, раз оно финансируется из бюджета. В союзе подняли хай, да он же не член союза, почему мы должны ему помогать, мы его не знаем, обратились бы к нам заранее – мы бы порекомендовали на форум кого-нибудь из состоящих в союзе. Пришлось молодому писателю ехать на форум за свои кровные.

Увы, дай волю провинциальным литфункционерам они и молодых писателей стали бы назначать и решали бы при этом, кто из них достоин представлять регион на уровне страны, а кто нет.

Сенчин спокойно пишет о том, что писателем в провинции считают только члена какого-либо писательского союза. По мне так это ужасно. О какой культуре, о какой литературе может идти речь, если мерилом таланта в стране до сих пор, как и во времена Булгакова, являются писательские корочки, зачастую полученные по блату, а не стихи, рассказы, романы, книги.

Конечно, может, в Красноярске происходят чудеса и я многого не знаю, всё-таки страна у нас большая и непредсказуемая, в ней всё может быть. Да, издаются в Красноярске журнал «День и ночь», известный многим читающим людям в России, и менее известный «Новый Енисейский литератор», есть несколько заметных литературных имён, есть общий сайт писательских союзов, на котором почему-то о некоторых членах Союза российских писателей вообще нет никаких сведений, существует премия Фонда им. В.П. Астафьева, которую в последние годы лихорадит. А если посмотреть глубже? Сколько, например, за последние 5 лет при содействии красноярского отделения Союза российских писателей было издано книг, сколько из них составляют книги молодых авторов, которым меньше 35? Боюсь, что даже при самом оптимистичном раскладе первая цифра окажется однозначной, а вторая будет стремиться к нулю. И, конечно, вряд ли Роману Сенчину красноярцы стали бы рассказывать о своих проблемах, всё-таки они принимали в гостях маститого писателя, властителя дум – показывали ему лицевую сторону своей работы.

Вообще союзы писателей нашей стране принесли больше вреда, чем пользы. Например, одной из главных задач Союза писателей СССР было низводить русскую литературу до уровня национальных республик, делать русскую литературу одной из многих равноправных советских литератур. В республиках же авторам, пишущим на русском языке, вообще было не пробиться, поскольку все места были заняты местными баями и князьками, Виктор Астафьев в рассказе «Ловля пескарей в Грузии» прекрасно описал, как это происходило. Что же делали русские писатели вместо того, чтобы заниматься своим творчеством, – ездили по аулам и кишлакам, переводили никому ненужных национальных авторов, которые потом получали за это государственные награды, места в Советах народных депутатов, всесоюзные тиражи, многие из них после развала СССР заняли русофобские позиции, выступали с призывами изгнать русских, требовали запрета русского языка, как языка оккупантов.

Казалось бы, после всего этого можно было извлечь какие-то полезные уроки, но нет – российские писатели вновь начинают организовывать литературное пространство по советским принципам, пишут коллективные «дружеские» письма, записывают других писателей в инакомыслящие и т.п. Если бы это письмо подписали многонационалы типа Акунина или Улицкой, никто бы и не обратил внимания – чудят старики, но, когда его подписывают русские писатели, получившие литературное признание уже в новое время и в президиумах советского союза писателей не заседавшие, становится тревожно за будущее русской литературы. Я, например, как и многие из молодых авторов, давно не питаю никаких иллюзий насчёт писательских союзов и в цеховое стойло становиться не собираюсь, поскольку мне не хочется корпоративной лояльностью покупать право считать себя писателем.

И ещё один факт для размышления: за последние годы десятки молодых поэтов отправились на тот свет, многие из них покончили жизнь самоубийством. Уже третий раз в Москве прошли чтения памяти молодых поэтов «Они ушли. Они остались», и каждый год на них появляются новые имена – имена тех, кому литературное сообщество отключило микрофон, лишило их возможности высказаться. Многие молодые писатели в провинции спиваются, поскольку не видят выхода из сложившейся ситуации, в местных союзах их в лучшем случае похлопают по плечу – пиши ещё. Мифические издательские программы не работают, а если и работают, то по принципу печатаем только своих, либо тех, кто может быть нам полезен, в основном людей преклонного возраста. Редакторы литературных журналов с трибуны форума говорят – не присылайте нам стихов, мы их всё равно не напечатаем. Члены яснополянского кружка, давно сгруппировавшиеся вокруг нынешнего советника президента – Владимира Толстого, считают: мы и так много делаем. Только для кого, наверное, для себя любимых? А тем временем писателей, не имеющих выхода в медиа-пространство, в обществе уже начали считать париями: ты же умный парень, чё ж ты в писатели-то подался? Воротилы писательского цеха своих бьют по голове, а уж если им удастся «объединить литературное поле», как надеется Сенчин, – хорошего и вовсе не жди. Печально, что и поколение нынешних 40-летних писателей поддерживает правила игры, созданные своими старшими товарищами, да и ещё молодёжь начинает бить по рукам, когда та пытается озвучить своё мнение.

В заключение своей статьи Роман Сенчин пишет: «Как следует оттоптавшись на авторах письма и Владимире Толстом, авторы статей, как сговорившись, начинают проповедовать мир и «объединение усилий». Ну уж нет, никакого объединения усилий я не проповедую, с теми, кто пытается подмять под себя русскую литературу, мне не по пути. Я просто хочу, чтобы мне и другим молодым писателям не выключали микрофон. Однако, боюсь, что конструктивной полемики всё равно не получится, уважаемые писатели либо сделают вид, что меня не услышали, либо всё переведут в плоскость личной приязни-неприязни, начнут говорить, что я им завидую и т.д., а так хочется разговора по существу.

Григорий ШУВАЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *