Придворное общество

№ 2014 / 51, 23.02.2015

В спектакле «Двор» студии «Soundrama» по пьесе Е.Исаевой «Двор как уходящая натура» в постановке В.Панкова (на сцене «Гоголь-центра») смешались несовместимые

Елена Исаева. «Двор». Гоголь-центр. Режиссёр-постановщик Владимир Панков.

В спектакле «Двор» студии «Soundrama» по пьесе Е.Исаевой «Двор как уходящая натура» в постановке В.Панкова (на сцене «Гоголь-центра») смешались несовместимые, казалось бы, жанры мюзикла и «вербатима» – вида документальной драмы, где текст конструируется из бесед с реальными людьми – прототипами персонажей произведения. Из опубликованных интервью с постановщиками известно, что и режиссёр, и некоторые актёры делились и своими историями в процессе создания пьесы.

Пьесы, в которых поэтически осмысляются воспоминания о родном дворе, улице, родились не сегодня и не вчера. Достаточно вспомнить «Наш городок» Торнтона Уайлдера, или же «Покровские ворота» Леонида Зорина, «Старый дом» Алексея Казанцева. В жанре мюзикла дворовые баталии отражены в знаменитой «Вестсайдской истории». Разумеется, московские дворы неоднократно воспеты и в нетеатральных родах литературы: стихах и рассказах Булата Окуджавы и Евгения Евтушенко, прозе Юрия Трифонова, Юрия Нагибина и других прекрасных писателей, а также и в кино (фильмы даже можно не перечислять).

Отличие же произведения Елены Исаевой и спектакля студии «Soundrama» в том, что речь здесь идёт не о «классических» старых дворах, скажем, Арбата или Чистых Прудов, а скорее об окраинном дворе «хрущёвки» – именно в таких дворах выросло поколение многих творческих людей, работающих в наши дни – пятидесяти- и сорокалетних.

Впрочем, вероятно, и старейшина актёрского и режиссёрского цеха Владимир Меньшов, играющий в спектакле главную роль Сашки-Австралийца, не понаслышке знает реалии жизни такого двора. Его герой – Сашка, был «новеньким» в этом дворе, когда-то поселился здесь с матерью Ольгой (Алиса Эстрина) и сестрой Юлей (Татьяна Шанина), встретил здесь первую любовь – Надьку (Маргарита Крон). Практичная девушка не разделила его увлечённости животным миром, пеликанами и кенгуру, мечтала всю жизнь работать диспетчером на автобазе, выписывать путёвки водителям, родить, а потом растолстеть от пива. Однако, пользуясь привязанностью подростка, она взяла с него клятву: если Сашка уедет куда-нибудь в дальние страны и проживёт там хотя бы пять лет, то должен будет вернуться и свозить её туда.

И вот Сашка возвращается по старому адресу, но не узнаёт родного двора – ни дома, ни жильцов… Однако первый же встречный – слесарь Гена (Валерий Гаркалин) тотчас признаёт в нём товарища детства, прозванного также и Пеликаном. В памяти друзей развёртываются воспоминания, предстают, как живые, колоритные фигуры и тогдашних сверстников, и взрослых старожилов: и несчастная семейка алкоголика Ивана (Антон Пахомов) с женой, Зоей (Алина Ольшанская), тёщей – Бабкой (Людмила Гаврилова) и сыном – Рыжим (Павел Рассомахин); и разбитная одинокая Нина (Алёна Бабенко); и ветеран войны дядя Лёня (Сергей Реусенко), и подруга Рыжего Таня (Сэсэг Хапсасова); и дворовый хулиган Руслан (Евгений Сангаджиев).

Один из наиболее живописных образов – отец Гены, слесарь Николай (Александр Кудин), любимец всех женщин двора, не отказывающий никому в просьбе – картину ли повесить, или розетку поменять, или неисправный кран починить. Жена Марина (Ирина Рындина) тоже не в обиде: каждый вечер муж приносит в авоське курицу на ужин. Генка, в детстве мастер на все руки, способный и телевизор отремонтировать, пошёл по стопам отца, стал слесарем и таким же дон-жуаном. Можно сказать, что он сознательно отказался от карьеры большого мастера или бизнесмена, от успеха в жизни, так же как и Надька, на которой именно он и женился. Надька же в самом деле на всю жизнь устроилась диспетчером на автобазу, выписывала путёвки, родила дочь, раздобрела от пива. А Сашка развил свой бизнес, начатый когда-то вместе с Геной, женился на иностранке, уехал в Австралию, к кенгуру и пеликанам.

В спектакле нет прямых указаний на время действия, и нет даже конкретных реалий времени. Судя по обращению вернувшегося из Австралии Сашки к неузнанной им Надьке: «Бабушка», и разговорам героев, где они как будто подводят итоги своих биографий, речь идёт о пятидесятилетних. Следовательно, их становление, окончание школы пришлись на конец семидесятых – начало восьмидесятых. Об этом говорит и знаковая ссылка на телетрансляции песенного фестиваля в Сан Ремо, которые начались как раз в 1982–83 годах. С другой стороны, в спектакле не упоминаются такие атрибуты 80-х, как война в Афганистане, тотальный дефицит, блат, пришедшая в конце десятилетия гласность. Бытовой реквизит – телевизоры, торшеры, газовые плиты, одежда – как будто растянуты во времени до 70-х и даже до 60-х годов (художник-постановщик Максим Обрезков, художник по костюмам Сергей Агафонов). Знакомства же по брачным объявлениям, на которые уповают разведённые Ольга и Нина, скорее уже относятся к концу восьмидесятых и началу девяностых.

Однако общая поэтическая, ностальгическая атмосфера скрадывает эти анахронизмы. Хотя в спектакле и не упоминаются афганская война и опасности армейской службы, тревожный и печальный оттенок действию придают лейтмотивом повторяемые Бабкой пророчества о том, что мальчики-подростки часто не доживают здесь до призывного возраста. Очередной жертвой становится её собственный внук – Рыжий, бросившийся с балкона после того, как мать прогнала его беременную подругу Таню.

Массивная декорация на большой сцене «Гоголь-центра» ступенями поднимается в вышину, как в масштабных бродвейских мюзиклах. Как и положено в жанре «Soundrama», в спектакле много музыки, песен 80-х (как зарубежной, так и отечественной эстрады – звучат мелодии Аль Бано и ансамбля «Пинк Флойд», а также Юрия Антонова, Пляцковского и других популярных в те годы композиторов). Постоянно на сцене оркестр с саксофонами и другими инструментами, члены труппы и даже солидная драматическая актриса А.Бабенко поют и пляшут, превращая представление в синтетическое действо. Однако главное в этом спектакле всё же не «песни нашего двора» и даже не перипетии драматических судеб героев, а тоска по утраченному общению людей, взаимовыручке, душевному теплу – тому, что объединяло жителей старых дворов и что, кажется, утрачивается в сегодняшней суетливой жизни.

Ильдар САФУАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *