Прощание

№ 2014 / 52, 23.02.2015

Говорят, душа бессмертна. Я пока сомневаюсь. Ведь Там (?) не был. Тем не менее – хочется прожить по совести, не так, чтобы вдруг умрёшь, а твоё фото, мягко говоря, заплюют.

Светлой памяти Ивана Ивановича Евсеенко

Говорят, душа бессмертна. Я пока сомневаюсь. Ведь Там (?) не был. Тем не менее – хочется прожить по совести, не так, чтобы вдруг умрёшь, а твоё фото, мягко говоря, заплюют. Сегодня опять поймал в себе надежду – лучше загробной жизни быть. Ибо как много не успеваем друг другу сказать. Сегодня с опозданием узнал, что не стало писателя Ивана Евсеенко, человека яркого. Прежде я отзывался о нём только враждебно. Увы. Случилось так потому, что я вступился на защиту Вячеслава Дёгтева. У них был свой конфликт. Который, конечно, уже исчерпан. Доныне мне беспокойно. Ведь Вячеслав Дёгтев не поддержал бы мою вражду. Я знаю это из разговоров с ним накануне смерти, близость которой он предчувствовал. Я помню наизусть фрагменты его рассказов. Например, такой: «Не делите ж место у гроба, родные, – обнимитесь, мои милые, и поплачьте, поголосите обо мне, о моей несложившейся разменянной на красивые химеры, потерянной непутёвой моей жизни, – поплачьте, я всех вас любил». Получается, что я нарушил завещание добра. Конечно, я должен за него заступаться (почему – другая история), но в случае с Вами, Иван Иванович, я поступил излишне грубо. Во-первых, Вы мне по возрасту годитесь не то что в отцы, а даже в деды! Во-вторых, я упрекал, попутно делая первые шаги в прозе. Тогда, как за Вашими плечами писательский марафон. К повести «Отшельник» вернусь. Другое – не уверен. Это естественно. Разные книги – разные читатели. Иначе – то уже не писатель, а всего лишь делец-трафаретчик. Теперь, в-третьих. Ослеплённый тёмными чувствами, я не заметил кое-какие детали своих обвинений. Возьмём архив журнала «Подъём». Недавно его пересматривал. В том числе годы, когда Вы были главным редактором. Так вот – Ваших публикаций там мало. О том, что использовали журнал, что больше некуда податься – говорить неуместно. Однако, я впопыхах заявил обратное. И, в четвёртых… И, в-десятых… В общем, соберу свои нервы воедино, чтобы извиниться. Хотя это принесёт мне ядовитые уколы. Ну и пусть. Мне важнее другое. Я извиняюсь – я перегнул палку критики. Впрочем, какая то критика! Где, как в боксе, есть пограничные правила. Ярость моя стёрла границы. А ведь спор мог, как тучи, рассеяться просто-напросто. Кто знает – встреться мы однажды, поговори по душам?.. Диалог не произошёл. Ветер перемен давно унёс меня из родного (по-прежнему родного) города. Но если мои слова не в пустоту, если они вольются в Вас очередным светом, то вот моя просьба – дайте знак. Это прибавит мне веру, а значит – сил.

Виктор ГУСЁВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *