И БУДЕТ ЖДАТЬ У ВХОДА БОЖЬЯ МИЛОСТЬ

№ 2015 / 17, 29.04.2015

Из стихотворений, посвящённых архиепископу Иоанну Блаженному

 

 

ЭТОТ ВЕК

 

Этот век мне достался, как песне – хребет перебитый,

Эта жизнь мне досталась в эпоху поэтов-рабов.

Столько мук испытавшая плоть, ты ещё не убита?

Дух несломленный мой, ты всё так же могуч и здоров?

 

Бычий рёв – песни прошлых веков, я поныне их слышу,

Им в ответ содрогаются горы, развернёт свои крылья орёл,

Над потоками пенистых вод поднимаясь всё выше и выше.

В тайне песен отцовских я свой  голос и душу обрёл.

 

Мой родной Дагестан! В доме каждого горца

Есть подпорка для крыши – столб опорный для дома,

В нём изъедены гнилью древесные кольца,

Сердцевина опоры, – предвестие слома.

Мой родной Дагестан!

Те же черви, что столб твоей гордости съели,

Точат сердце моё,

И страдание множится день ото дня…

Твои новые песни никого  не согрели,

Отцовские песни в дыму их сгорели.

Мой родной Дагестан!

Уничтожен твой дух,

но в  израненном теле

Неужели не бьётся  наследье огня?

 

 

МОЁ ПРОЩАНИЕ

 

Не думал я, что время – призрак. Тайно

Куда несётесь, годы? Хороши…

Но голова не думает – витает

В стихах и всё никак не осознаёт

Ни ясным днём, ни в тайной мгле:

Подобно пущенной стреле,

Жизнь пролетает,

               тает,

                    тает…

 

Не думал … В зеркало гляжу:

Вся грудь покрыта снегом – бородой.

Что за старик? Себя не нахожу.

Очки… Движений скованных ответ…

О, как меня дурачит Белый свет!

В руке сосулька – посох ледяной –

Страницы дней листает,

                     тает,

                         тает…

 

Девушки, что были мне верны,

Девушки, возлюбленные мною,

Старостью давно утомлены,

Кротко спят в могилах под плитою.

Спят друзья, дарившие обиды,

Их улыбки снятся мне ночами –

Снюсь ли я им в вечности? Забыт ли?

На пороге кто меня встречает?

 

Нет ни отца, ни матери. Давно

Они ушли,

оставив сиротой меня беспечно.

С обычной простотой, равно

махнув рукой,

ушли и братья в вечность.

* * *

Знаю –

В горах моего Кавказа ещё не рождался Всевышним

Поэт с судьбой, уготованной мне.

О, моя вечно бунтующая в этом бренном мире душа!

Придёт скоро и к тебе грозный и милый мне ангел –

Придёт Азраил – ангел смерти.

 

 

ЗАГОВОРИТ МОЯ СЛЕЗА

 

Я всё стерплю: предательство друзей,

И трусость вашу, сытую от дани.

Бей в спину, вор, и досыта глазей

В прицел плевка невежества и брани.

 

Не преклоню колени перед миром,

Ни перед кем слезинки не пролью,

Не сотворю из смертного кумира,

И спину перед вами не согну.

 

Лишь пред Аллахом встану на колени,

Лишь перед ним не скрою горечь слёз.

Он – мой хранитель, я – Его творенье,

И лишь Его я в слове превознёс.

 

Пусть эшафот воздвигнут для меня,

Ведут к столбу позорному, на плаху,

Пусть вешают, за прямоту кляня,

За чистоту, за преданность Аллаху.

 

И в миг последний так же высоко

Я голову держать смогу, я знаю.

И даже то, к чему меня влекло,

Я перед смертной мукой отвергаю:

Ни лунный свет, ни звёздный ряд

Мой тайный ропот не услышат.

Лишь слёзы с Ним заговорят,

И только с Ним, с одним Всевышним.

 

 

ВЫ, ДАЖЕ В ДЕНЬ СМЕРТИ

Вы,

Даже в день смерти побирающиеся за сплетнями,

Подхватывающие их на кончики карандашей,

Плодящие их своими грехами несметными,

Могли бы, думая о собственной душе,

Оставить меня в покое

В этой моей предписанной свыше судьбе?

 

Вы,

Усевшиеся у изголовья человека, чьи дни сочтены,

Выжимающие труп и собирающие яд,

Знаете ли,

Что из-за ваших стараний

Надвое расколото сердце моё…

 

Вы,

Без крыльев жаждущие неба,

Помните:

Не моя вина в том, что пришлось вам ползать.

У жизни – свои законы,

И каждому – дано своё.

 

 

ПРЕДКИ

 

Предки, древние предки руки ко мне простирают,

 Словно: нА, мол, держи! – издали мне говорят.

Даль между нами бездонна, путь – от Сирата до рая.

Встану навстречу ушедшим, смутной тревогой объят:

-Что это? Что мне бросаете там, на краю небосвода?

Я – на другом берегу и не знаю иного богатства.

Предок ответил далёкий: «Это свобода.

Лучшего нет для людей в мире подлунном лекарства.

Сердце твоё изболелось и будет болеть,

Видим: ваше  потомство день ото дня слабеет.

Есть одно средство духовную смерть одолеть:

Капля свободы в день сделает вас сильнее.

 

Мы иного лекарства не знали –

да придёт к вам великое благо!

А болезней других в мире нет. Исцеляется сердце отвагой»

 

 

МНЕ НЕВОЗМОЖНО УМЕРЕТЬ

 

 Боль моего ослабевшего сердца

Чувствуешь, друг?

К хрупкой груди прильни, словно  к младенцу–

Слышен ли стук?

Не безнадёжен ли, как полагаешь?

Быть ли беде?

Глупым речам докторов доверяешь

Или судьбе?

Смогут ли в сердце мелодии птичьи

Вечно звучать?

Будет ли жизнь меня в том же обличье

В мире подземном встречать?

Если мне время – под плиты ложиться,

Разве по-прежнему будет кружиться

Эта земля?

Не погаснет ли солнце,

Не ослепнет луна?

Не притихнут ли реки,

Не замрут ли моря?

Не исчезнет ль навеки

Тепло очага?

…Звёзды с синего неба

Потекут чередой,

И весь мир в эту небыль

Поверит со мной.

И заплачет над вестью

Тяжёлая тьма,

Это мир как без чести

Без меня,

Без меня…

Без меня – невозможно.

Слышишь, песня звучит?

Стук в груди осторожный

Всё сильнее в ночи.

Сердце вновь встрепенётся –

Не умею стареть,

И пока слово бьётся,

Не дано умереть.

 

 

РЕКА МОЕЙ ЖИЗНИ

 

Книгу души открывая, всмотрелся в её письмена,

Дней прошедших отару в свой череп загнал, напоил,

Воды буйной реки своей жизни утешил сполна–

Сквозь долины широкого сердца опять пропустил.

 

Как бывалый рыбак с удилищем тяжким в руке

На её берегу я не раз до рассвета сидел.

Глыбы камней унося, грохочет теперь вдалеке,

Мчится, как потный скакун, в неведомый сердцу предел

Мутный поток.

 

Промчалась река, отгремела… Как странно,

Что сижу за столом… Эти строки сегодня пишу…

Говоришь, поколеньям грядущим? Звучит всё туманно…

Мечта? Хороша и прекрасна, ей поверить и сам я спешу.

(О, как я глуп!..)

 

Книгу открыл, всмотрелся в её письмена.

Немало причин преподносит судьба,

чтобы с бренной землёю проститься.

Но вечна Небесная книга, Законы всевластны,

суровы её Имена –

За мыслью моею следят. И спрос их всё длится и длится…

 

 

В МОЁ ОКОННОЕ СТЕКЛО

 

Стучится дождь в оконное стекло,

Как в барабан, бьют капли до рассвета.

Порой ворвавшись с улицы в тепло,

Приносит ветер с улицы приветы.

– Если я нужен вам, капли дождя,

Станьте, пролившись, и градом, и льдом!

Мне ни к чему с тобой, ветер, вражда,

Но если пришёл в мою ночь и в мой дом,

Играться желая, то помни о том,

Что играм лукавым не дам я ответ –

Для дружбы со мною один есть секрет:

Придти ко мне вихрем, бураном, огнём,

Опасным набегом, летящим конём.

В открытое поле я выйду навстречу–

Тогда я вам песней заветной отвечу.

 

 

ВРАГАМ МОИМ

 

              Враг – вот, о Рабби (Аллах),

              Самый ценный Твой рахмат (дар).

              ………………

              Он – алат (инструмент),

              Выправляющий дефекты наших душ.

 

Я к вашим потомкам однажды приду,

Тихим стуком в ворота встревожив их сон.

Поздней ночью иль днём в неизвестном году

Зазвучат заржавевшие петли, как стон.

 

В ваших креслах внезапно для вас окажусь,

У остывших каминов раздастся мой хохот,

Загремит в канделябрах, вам знаком наизусть,

Голос мой и обрушит на спящих свой грохот.

 

Ваши дети от страха проснутся в ночи,

От снотворного детства, куда их сослали.

Упоённые ложью и страхом сычи,

Моё имя от них вы недолго скрывали.

 

Им откроется тайна земного родства,

Дивный жемчуг былого заискрится в ладонях.

И они перед правдой, в час её торжества

Покаяньем за вас мою боль похоронят.

 

А пока я ещё не расстался с землёю,

С жизнью грешной веду нескончаемый спор,

Собираю для вас перед новой зарёю

Откровения слов,

чтоб не слать с того света небесный его приговор.

 

…Я к вашим потомкам однажды приду,

Тихим стуком в ворота встревожив их сон.

Поздней ночью иль днём в неизвестном году

Зазвучат заржавевшие петли, как стон.

Авторизованный перевод с аварского М.МУСЛИМОВОЙ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *