ПОД ДОЖДЁМ ОКАЗАЛИСЬ РАЗНЫЕ

№ 2015 / 24, 02.07.2015

О фестивале «Дикая Мята» 2015

 

Куда податься летом вольнолюбивой и культурной молодёжи, любящей хорошую музыку и тянущейся, условно говоря, к небу и корням? Конечно, на фестивали, на так называемые «опэн-эйры» (концерты под «открытым небом»).

Среди известных мне наиболее замечательных походно-музыкальных сборищ, мультистилевых, но замешанных на национальных корнях, я бы назвал казанскую «Крутушку», подмосковную «Троицу» и самое масштабное из перечисленных, способную привозить ярких иностранных исполнителей – «Дикую Мяту», которая на этот раз состоялась в Тульской области, близ деревеньки Бунырёво, где, кстати, 45 лет назад снимался знаменитый пионерский кино-хит «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён».

Пожалуй, большинство исполнителей (а их было более пятидесяти), выходивших на сцену за три дня фестиваля – 26, 27, 28 июня, были по своему интересны и достойны внимания. Но из того, что лично мне удалось увидеть, особенное впечатление произвели группа «Иван Купала», феерический проект грузинской джазовой певицы Нино Катамадзе, израильская инди-рок-группа «Sun Tailor» и специальная программа сибирской легенды рока «Калинов Мост».

«Иван Купала» – это, в принципе, ни для кого в России не новость. Группа хорошо всем известна хотя бы своей «Костромой» («Здорово, Кострома! Здоровенько!»). Но на «Дикой Мяте», хотя я видел уже их неоднократно вживую, они опять и увлекли, и порадовали, заставив улыбаться и сопереживать. А какие красивые хороводы под них водили!

 Iv kup01

В тот момент мне показалось, что на фестивале вообще присутствуют только исключительно добрые и весёлые люди. 

Iv kup02

Несмотря на радийность и популярность, всё-таки «Иван Купала» очень настоящие, и радикально отличаются, скажем, от лубка вроде Надежды Бабкиной или «Золотого кольца», которых я вообще не могу слушать. Известно, что «Иван Купала» используют в своём творчестве аутентичные (то есть – подлинные, а не новодельные) русские народные песни в этно-электронной обработке. Но в своей новой программе они пошли ещё дальше и, кажется, впервые решились исполнить одну из песен без всякого электронного сопровождения. И, по-моему, культурная миссия удалась – «дикомятный» народ воспринял номер на ура.

Нино Катамадзе со своей группой «Insight» и струнным квартетом вообще произвела фурор. Представьте себе, как сложной джаз-роковой музыкой можно до восторга захватить огромную массу народа, так что все не только аплодируют, но поднимают руки, раскачиваются в такт и даже подпевают? Я думал, что такое невозможно. Но Нино это сделала.

 

Nino01

Nino03

Nino04

Nino07

Nino06

Я не любитель джаз-рока, но когда слышишь такое космически сложное исполнение, в котором тем не менее вокалистка парит легко, как бабочка, наслаждается, зажигает, веселится, успевая строго-задорно дирижировать супер-музыкантами и общаться с публикой – это впечатляет, поверьте!

KM

Дмитрий Ревякин («Калинов Мост»), фото — Дарья Дмитрова

Не могу не упомянуть и про уникальное выступление «Калинова Моста», которое, мне кажется, осталось насколько недооценённым в контексте фестиваля. Группа впервые в своей истории целиком – от начала до конца – исполнила вживую свой первый, уже легендарный, студийный альбом «Выворотень», записанный ровно четверть века назад. Это было и мощно, и психоделично, и ностальгически-душевно.

   

Очень в тему оказался и их завершающий номер. «Мосты» сыграли «Время колокольчиков» Александра Башлачёва, которому в этом году исполнилось бы 55 лет. Учитывая, что большую часть времени фестиваль заливало дождём, слова рок-поэта – «Долго ждём, всё ходили грязные. Оттого сделались похожие. А под дождём оказались разные. Большинство – честные, хорошие!» – здорово резонировали с происходящим.

  

Помимо впитывания прекрасной музыки, на фестивале можно было пообщаться с музыкантами и организаторами. Предлагаю вашему вниманию наиболее интересные фрагменты из двух пресс-конференций (26 и 27 июня).

 

dikaya myata 1st 94

Первая пресс-конференция на «Дикой Мяте» 2015. Слева направо: Гая Арутюнян, Нино Катамадзе, Андрей Клюкин и Наталья Котова. Фото — Светлана Боброва.

 

Андрей КЛЮКИН, продюсер фестиваля «Дикая Мята»

– К сожалению, не все артисты, кого мы звали, в этом году согласились выступить. И для меня это было впервые за историю фестиваля. Причём не согласились не потому, что не хотели ехать, а, к сожалению, из-за политических реалий. Например, я очень хотел привезти три группы из Украины, в том числе «The Hardkiss»… Когда я разговаривал с одним из этих коллективов, мне сказали: «Слушайте, ребят, мы бы приехали, но нам кажется, у нас потом на Украине могут быть сложности…». Мне это неприятно, мне от этого грустно, я очень надеюсь на то, что это скоро кончится, но сейчас ситуация такая. И я знаю точно, что сами украинские группы тоже об этом переживают.

А всё дело в том, что есть некое административное рвение у некоторых чиновников, излишнее желание как-то проявить себя. Я уверен, что и у нас такие есть, и на Украине. Причём это ведь политики не первого эшелона. Понятно, что не Путин с Порошенко сидят и отменяют, с одной стороны, «Океан Эльзы», с другой стороны «Алису»… Да, к сожалению, наши страны (я говорю сейчас с точки зрения музыкальной индустрии), что называется попали под раздачу. Но я надеюсь, что это временное явление, потому что мне лично грустно, когда группа официально объявляет, что не может поехать по таким-то политическим мотивам, а потом аккуратно в фэйсбуке мне пишет: «Андрюха, ты же понимаешь, что мы по-другому не можем сказать…». Это понятно. Я ни на кого не обижаюсь, и очень хочу, чтобы всё это поскорее закончилось. Я вырос в СССР. Для меня стала откровением и ужасом нынешняя ситуация. Я недавно беседовал с директором российской группы «Бумбокс» и вдруг с ужасом понял: мне-то сорок три, я прекрасно помню советское время, а есть ребята, которым сейчас пятнадцать-шестнадцать, у них только всё начинается, и если сейчас эта политическая ситуация затянется на два, на три года, то у них в головах осядет всё это по-другому. И мне прямо до слёз не хочется, чтобы это случилось. Когда у нас, помните, было осложнение отношений с Грузией, мы делали Дни грузинской музыки на фестивале. Было очень трудно. Но это лично моё мировоззрение. Ни в коем случае ни одна страна, входящая в СНГ, не должна оторваться, потому что рано или поздно все поймут, что никто из нас никому, никакой части Света так не нужен, как мы сами себе и друг другу. Знаете, я очень часто провожу время в Черногории, и вся ситуация, связанная с расколом Югославии, там очень болезненно воспринимается до сих пор. Они все раскололись, но прошло несколько лет, и уже все не понимают, зачем и почему это было…

 

Гая АРУТЮНЯН (группа «ДЕТИ ПИКАССО», Армения)

– Сегодня фестиваль «Дикая Мята» открыл нас уже во второй раз, потому что мы через пять лет вернулись, и для нас это было знаковое выступление. Для нас это кайф и честь здесь выступать, всё очень мило и прекрасно. Сегодня на автографсессии со мной фотографировался дедушка, ему лет 60–70 и его внучка, которой лет 5, и они оба говорят, что в восторге от происходящего. Я не успела ещё всё здесь посмотреть, потому что мы из самолёта сразу сюда прибыли, но как человек, сильно оторванный от корней, я очень хорошо чувствую, как собака, запах земли, травы, соломы – здесь всё такое настоящее, это очень тёплое место…

– Как питаться корнями, находясь территориально далеко от родины?

– Вы знаете, намного лучше, чем находясь вблизи. Мне один журналист даже сказал, что наша группа миссионеры – двигаем армянскую культуру за пределами Армении. Я думаю, он прав. Через нас многие наши поклонники узнают об Армении, о нашей истории, культуре. А это очень древняя и, чего уж там, великая культура. Мы первые в мире приняли христианство. Поэтому, даже уехав из России, я сделала насколько шагов в постижении того, насколько это великая, прекрасная страна, с богатейшим культурным пластом. Да, бывают времена получше и похуже, но большое видится на расстоянии.

 

Нино КАТАМАДЗЕ (Грузия)

– Что нового вы сегодня подготовили для своих слушателей? Как, по вашему ощущению, изменилось ваше творчество с годами: что осталось неизменным и какие элементы, быть может, привнеслись?

– Ну, если бы я была пьяная, я бы вам рассказала глубже… А так могу сказать, что не то чтобы изменилась, а как-то всё стало просто красивей для меня. Потому что моё отношение к музыке стало нежнее, осторожнее. А что не изменилось – это энтузиазм жить для музыки, а не только для какой-то придуманности, декларирования, шоу-бизнеса. Меня как вела музыка, так и ведёт. В этом плане что-то во мне изменить могут только мои бедные любимые зрители: они мне дают знать, нужно ли мне быть красивой, плохой или никакой. Вообще я люблю больше выступать не в столицах, а в маленьких городах, где люди как-то ближе, более открытые, более тёплые.

 

Наталья КОТОВА (группа «ИВАН КУПАЛА»)

– У нас это первое фестивальное выступление за долгое время и только третье выступление вообще, которое мы дали после большого перерыва. Это, конечно, особое ощущение. Во-первых, «Мята» для нас – действительно родное мероприятие, в котором мы изначально всегда участвовали, на котором всегда особенные зрители, особенная организация. Поэтому сегодня мы испытали большое удовольствие. Мы были рады фактически открывать этот фестиваль. Правда, было немного опасение, что, может, народу будет ещё мало, но то, что мы получили в итоге – невозможно описать. Мне показалось, что мы выступали всего минут пять – настолько всё пролетело на одном дыхании. Кто был – тот видел. Люди, публика – потрясающие: хороводы, пляски чуть ли не с первой же песни!

 

Группа «ФРУКТЫ», муз. сопровождение теле-передачи «Вечерний Ургант»

– Мы впервые выступаем на фестивале. Обычно смотрим со сцены в объектив камеры. Поэтому, конечно, для нас большая редкость и большое счастье выступать здесь для живого зрителя, видеть их глаза, видеть их эмоции. Если при выступлениях на телевидении мы получаем отклик позже, уже через социальные сети и т. д., то здесь мы сразу видим реакцию зрителя, получаем обратно то, что даём. И это очень здорово.

frukty

О названии. Вообще наша группа изначально создавалась, чтобы играть в ресторанах. И мы хотели придумать название, связанное с едой. «Сливки» уже были на тот момент. Вариант «Фрукты» тоже был… И вот однажды, на одном из первых наших концертов оказался легендарный барабанщик группы «Кино» Гурьянов, недавно, к сожалению, ушедший из жизни. После нашего выступления он подошёл и сказал: «Ну вы и фрукты!». Тогда мы поняли, что мы точно «фрукты» как они есть.

 

Израильские музыканты «CUT OUT CLUB» и «SUN TAILOR»

 israil

– Вопрос к группе «Cut Out Club» (лидер – Нитзан Хореш). Есть ощущение, что ваше сознание находится где-то в шестидесятых годах, вы, Нитзан, действительно чем-то похожи на молодого Мика Джаггера из «Роллинг Стоунз». Каким-то образом музыкальная культура тех лет – 60-70-х – повлияла на вас, на вашу музыку, как-то заразила вас?

 

Нитзан Хореш («Cut Out Club», Израиль):

– Да, конечно, повлияла. Но на самом деле моя группа состоит из восьми человек, так что у нас не только группа шестидесятых, есть и девушки на вокале, и синтезатор, то есть это всё-таки некая смесь времён, микс из разных стилей.

 Sun Tailor

Арнон Наор («Sun Tailor», Израиль):

 – Сейчас в Израиле большой подъём музыкальной рок-культуры. Чувствуется, что мир становится меньше, повсюду витает информация, и всё хорошее, что создаётся нового, резонирует уже не только там, где было создано, но и во всех городах мира. Если раньше что-то новое создавалось в США и потом подхватывалось по всему миру, то сейчас и в США, и в Израиле, и в России, и где угодно возникает много хорошего и интересного.

– Можете ли вы сказать, кто повлиял на вашу музыку, откуда ваши музыкальные корни? И, кстати, что вам удалось послушать на этом фестивале, пришлось ли что-то особенно по душе?

– Когда я выступаю на фестивалях, играя свою музыку, я больше прислушиваюсь к тому, что происходит внутри меня. Так я устроен. Тем не менее мне сегодня очень понравилась группа, которая выступала перед «Cut Out Club» (это была санкт-петербургская группа «Ива Нова») – просто сумасшедшие девушки. Что касается влияний, это трудный вопрос. Мир сейчас меняется, всё влияет на всё, и нельзя показать пальцем, что конкретно повлияло на тебя. Но всё-таки одну вещь я могу рассказать. Когда мне было 23 года и я только начинал петь, я много курил и каждый раз к девяти вечера страшно хрипел. Но вдруг я услышал Джефа Бакли, и был совершенно потрясён его песней «Grace». Я слушал её в течение нескольких недель подряд. И после этого решил бросить курить, потому что понял: если буду продолжать в том же духе, никогда не смогу так же хорошо петь.

Евгений БОГАЧКОВ 

Фото (кроме специально указанных) — Мария ЦВЕТКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *