НУЖНА ЛИ РОССИИ СИЛЬНАЯ АРМИЯ?

№ 2006 / 19, 23.02.2015


Отошло в прошлое очередное празднование 23 февраля, задуманное как День Советской (Красной) Армии, переименованное нынче в День защитника Отечества. Но как в череде будней стирается острота любых ощущений, так и этот праздник превратился в своего рода 8 Марта для мужчин. Поздравляют школьников и детсадников, «отмазанных» и отсроченных, не нюхавших и не испытавших. Но праздник-то защитника Отечества. Вот о нём-то, о защитнике, и об Отечестве собственно и хочется поразмышлять.

Нет садизму в армии!
Недавно, после нашумевшей трагедии в Челябинском танковом училище, прокатилась очередная волна антиармейской истерии. Происходит умышленная спекуляция на отдельных (пусть и действительно жестоких) случаях неуставных отношений. Приводится статистика случаев «дедовщины». Но при этом не говорится, что данная статистика не идёт ни в какое сравнение с ещё более страшной статистикой «беспредела» «на гражданке». Заказные убийства, рэкет, тысячи бесследно исчезнувших людей, «странные» смерти одиноких пожилых людей, элементарный бандитизм и банальное хулиганство. И эта статистика – только лишь «верхушка айсберга».
Так же показателен в этом плане фильм А.Балабанова «Жмурки». Поставленный, по мнению Н.Михалкова, как некий стёб над бандитскими «киносагами», чёрная комедия. В.Шурыгин же («Завтра», 2005, № 26) считает, что «смысл «Жмурок» куда страшнее и трагичнее. Фильм снят о беспощадной войне нации самой с собой, о войне на самоуничтожение, о коллективном самоубийстве. На протяжении всех ста пяти минут фильма его герои без жалости и пощады, без сомнения и страха божьего «мочат» друг друга из всех возможных калибров, режут, пытают, прижигают, рубят и травят… Игра актёров происходит иногда на грани гротеска, на грани фарса, но при этом стопроцентно узнаваемо, точно». Общество давно уже больно «бездуховностью и жестокостью», поэтому нет ничего удивительного в том, что «вирус» бездуховности и жестокости попал в армейскую среду, ибо армия – зеркальное отображение нашей действительности.
Да простят мне матери, чьи сыновья погибли «при исполнении…», невольное кощунство и цинизм. Если в одном случае приходится оплакивать сыновей одним матерям, то в другом – уже матерям, жёнам и детям.
Вот мнение о деятельности Комитета солдатских матерей офицера, служившего в «горячей точке» и знающего проблемы армии изнутри: «При всём моём уважении к их чувствам трудно согласиться с применяемыми комитетом методами. Если они получат широкое распространение, то скоро в войсках останутся лишь дети алкоголиков, преступников и сироты».

Сорокалетние мальчики
Усилия комитета, по сути, направлены на борьбу со следствием, которая никогда не была эффективной. Причины много глубже. Они и в развале семьи как «ячейки общества», в который немалую лепту внесли те же поборницы прав и свобод. Цифры, мелькающие в прессе, утверждают, что число разводов достигает до 60 процентов от совершаемых браков, и далеко не во всех случаях причиной является муж-алкоголик. О каком воспитании благородных чувств, понятий патриотизма может идти речь, если иные матери до седых волос «устраивают личную жизнь», забывая порой о воспитании, а по сути воспитывая подобным образом. И если бы женщина-мать в нормальной семье (не путать с «благополучной») с детских лет прививала бы те качества, которые к 18 годам сделали бы сына мужчиной, ответственным за свои слова, поступки, то уменьшилась бы и армия 40-летних «мальчиков», тянущих на бутылку с родителей-пенсионеров.
Представьте на минуту, если бы 20-летнего Сашу (прозванного впоследствии Невским) «отмазали» бы от воинской повинности, а во времена 28-летнего Димы (Донского) телевидение показывало бы одухотворённые, благородные лица кочевников и перекошенные дикой злобой лица федера… извините, русских дружинников, то как бы могла сложиться история России.
А если бы 23-летний Миша Лермонтов не имел бы к этому возрасту гражданскую позицию, не был бы сослан, по сути, в ту же Чечню, то, возможно, русская литература лишилась бы, как минимум, одного из тех «монолитов», на которых собственно и держится.
Конечно же, армия – не институт благородных девиц. Там есть множество своих неприглядных сторон. (Как, впрочем, и в любой сфере человеческой деятельности.) И живут там в казармах, которые, как правило, портянками пахнут. Но есть же положение устава, гласящее, что «военнослужащий должен стойко переносить все тяготы и лишения…». И порой трудно провести ту грань, где кончаются «тяготы и лишения» и начинается дедовщина, которую так любит смаковать наша либеральная пресса. И недорослю, не умеющему к своим восемнадцати годам ничего, кроме есть, пить, спать, отправлять естественные надобности, нахватавшемуся болтовни о правах и свободах, любое проявление хоть какой-то дисциплины вызывает психологический шок. А тут как тут и мама (тоже насквозь проинформированная в вопросах армии) с платочком наперевес, готовая утирать сопли своему дитяте.

Патриотизм – это свойство негодяев?
На любой войне, какие бы цели она ни преследовала, потеря матерью сына всегда трагична и невосполнима. Другое дело, что тех парней, которым выпала доля служить в той же Чечне, выражаясь современной терминологией, просто подставили. Прежде чем наводить порядок «на задворках империи», необходимо навести его в центре. Не случайно сквозь многочисленную ложь официальных СМИ просачивались высказывания людей, окунувшихся в эту драму: «Сначала наведём порядок здесь, а потом вернёмся, чтобы навести его в Кремле». Но политики, как всегда, оказались хитрее и изощрённее. В результате крайними оказались опять люди в погонах.
Чувства родителей к своим детям, в общем-то, понятны. «Но у отцов свои умы, а что до нас касательно, на жизнь засматривались мы уже самостоятельно». Из всех моих знакомых считанные единицы сожалеют о годах, проведённых в армии, как о безвозвратно и бесполезно потерянном времени. Основная масса считает армию той школой, уроки которой пригодились им в последующей жизни. Даже те, кто участвовал в реальных боевых событиях, не изображают свою службу только в чёрных тонах. Есть же и такие понятия, как патриотизм, боевая дружба, товарищество. Другое дело, что перестроечное понятие «менталитет», видимо, не включает в себя такое чувство, как патриотизм. «Патриотизм – последнее прибежище негодяев» – расхожая фраза либералов 90-х.
Мне лично ближе высказывание Валентина Распутина: «Патриотизм… За ним стоит всё: и совесть, и долг, и истина, и добро, и вера, и личность, и гражданин, и многое другое…».

Способна ли контрактная армия защитить Отечество?
Давно уже муссируется идея так называемой службы по контракту. Идею контрактной армии подают как панацею от всех нынешних настроений. Но вот, например, Виктор Николаев – участник афганской кампании, участник событий в Сумгаите, Степанакерте, Карабахе, Спитаке, Тбилиси, в своей книге «Живый в помощи» пишет: «Все другие профессии в нашем государстве могут существовать только при одном условии: если есть Церковь и есть Армия. Россия – единственная страна, обладающая таким Божьим даром. Во всех других армиях любят свою страну только по сговору, за деньги, положенное время – по контракту. Русскому воину это понятие чуждо».
Интегрируясь в так называемый «весь цивилизованный мир», и армию хотят скроить по чужому лекалу. Только время, в котором абсолютно всё стало измеряться деньгами, может породить в массовом сознании идею контрактной армии. Простая логика говорит о том, что воюющие лишь за деньги будут на стороне того, кто больше платит. А у кого нынче сосредоточен основной капитал, видно, что называется, невооружённым глазом. Именно эти господа и есть расхитители и разрушители России как государства.
«Без идеи нельзя ни воевать, ни молодёжь воспитывать. Не принося жертв на алтарь Отечества, мы отдаём его сначала во власть преступников, а затем и вовсе теряем независимость под игом иноземцев. Горе малодушным, забывшим родные святыни» (Г.Михайлов. «Психология мужества»).
Вот как описываются впечатления Пьера Безухова перед Бородинским сражением. «Он понял ту скрытую, как говорят в физике, теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти».

Всё равно мы пишем кровью на песке…
Определённые силы, заинтересованные в окончательном развале вооружённых сил, давно уже пытаются создать общественное мнение о том, что в нынешней ситуации у России нет врагов и большая и сильная армия нам, в общем-то, как бы и не нужна.
Немного истории. «Исторические летописи говорят о том, что с 1240 по 1462 год почти ни единого года не обходилось без войны. Из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до момента окончания Первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года. За это время ей пришлось 134 раза воевать против антирусских союзов и коалиций. Следует учесть, что подавляющее число русских войн были войнами оборонительными» (митр. о. Иоанн. «Битва за Россию»). «Наш чёрно-белый мир порочен от рожденья…», и мирного сосуществования никак не получается, как бы этого ни хотелось. Поэтому не стоит строить иллюзий, что «все люди – братья», а НАТО расширяется на восток с благотворительной миссией.
Но ведь не единожды было сказано, что ЕСЛИ МЫ НЕ БУДЕМ СОДЕРЖАТЬ СОБСТВЕННУЮ АРМИЮ, ТО НАМ ПРИДЁТСЯ СОДЕРЖАТЬ ЧУЖУЮ.
Если взять те же США, кому мы давно с подобострастием заглядываем в рот, то там вовсе не преобладают пацифистские настроения, а бюджет оборонного ведомства, надо полагать, на порядки превосходит сумму, выделяемую российским коллегам.

Комитет гражданских матерей
Общественное мнение создают, а затем манипулируют им средства массовой информации. И такую роскошь, как иметь собственное мнение, могут себе позволить далеко не все. Для этого, как минимум, необходимо знание обсуждаемого предмета, практический опыт и желание думать.
И вот, с одной стороны, оплёванная, оболганная армия и общественное мнение – с другой. А тут ещё Лия Ахеджакова с причитаниями дрожащим голосом: «Ма-а-льчики!»…
Но вот ведь что интересно. Когда те же самые молодые люди гадят и сквернословят в подъездах, отрабатывают постановку удара на прохожих, то даже потенциальные «правозащитники» наделяют их эпитетами, самые мягкие из которых – оболтусы, бездельники. Но стоит только этих оболтусов взять в армию, как они автоматически приобретают статус «мальчиков» со всеми вытекающими.
Два последних десятилетия создали удивительную породу молодых людей. Все эти великовозрастные Саши, Маши, Жени, Ромы, заполнившие своим «постельным скулежом» телеэкраны и эстраду, – суть мальчики и девочки «по-жизни». Как говорится «маленькая собачка до старости щенок». Речь не столько о них, сколько о том, что огромная масса молодёжи сделала их своими кумирами. В атмосфере «идеологического вакуума», бездуховности растёт внушительная армия инфантильных циников, ничего ещё не познавших, не испытавших, не свершивших, но уже возомнивших и претендующих. Их поступки часто отличаются агрессией и жестокостью.
Вот лишь пара примеров из криминальной рубрики местной прессы:
«В одном из подъездов 18 – 19-летние молодые люди забили до смерти 45-летнего мужчину, сделавшего им замечание».
«В районе кинотеатра от удара ножом в спину скончался 40-летний мужчина». Исполнители – подобная компания «мальчиков», потенциальных отказников от армии.
Подобные описания можно продолжать. И тенденции к сокращению не наблюдается. В пору создавать «комитет гражданских матерей».
Подобные чувства во множестве показаны и в более близкой для нас Отечественной войне 1941 – 1945 годов. Жажда подвига, жертвенность были присущи основной массе людей того времени. И эти чувства воспитывались с детства. Как говорил В.Высоцкий: «А в подвалах и полуподвалах ребятишкам хотелось под танки…»Сергей ЕФИМОВ
г. ЧЕРЕПОВЕЦ,
Вологодская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *